Блудомания одиноких

Лудомания — патологическое пристрастие к азартным играм

23 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 913

Когда десятилетний вундеркинд Вадик Каев (имя изменено) самостоятельно собрал компьютер, родители были абсолютно счастливы. Мальчик самозабвенно занимался техникой еще в детском саду. Мечтал о собственном компьютере и добился цели собственными силами. Если бы родители могли тогда предположить, что увлечение талантливого ребенка перерастет в психическое заболевание с устрашающим именем — лудомания…


Лудомания — патологическое пристрастие к азартным играм. Именно такое обозначение присвоила Всемирная организация здравоохранения при ООН психическому заболеванию, ранее называвшемуся игроманией. В международной классификации болезней лудомания зашифрована под номером Ф 63.О.

Мостик в пропасть

Поначалу мальчик увлекался ролевыми игрушками. Его бурная фантазия помогала справляться со сложными задачами намного быстрее взрослых. В четырнадцать лет он вместе с друзьями организовал первый клуб, где стал системным администратором. Появились первые личные деньги, ощущение собственной взрослости, самостоятельности. В школе ему хорошо давались точные предметы. Очень любил физику и математику. Вадим поступил в лицей МИФИ.

Потом поставили автоматы. Они–то и послужили мостом в пропасть. “Первое время я успевал все совмещать. Постепенно автоматы стали занимать большую часть жизненного пространства, — рассказывает Вадим свою короткую трагичную историю. — У меня появились новые друзья — ребята 20—25 лет. Школьные приятели отошли на второй план. Я потерял работу. За полгода не посетил ни одного занятия в лицее и зимой был из него отчислен. Родители впервые применили ко мне “грубую силу” и отправили меня на лето в деревню. Там автоматов не было, но, когда вернулся в Москву, все повторилось”.

Для игры требовались деньги. Они появились, когда парень стал распространять легкие наркотики. Это превратилось в азартное увлечение, позже к нему прибавился еще один “бизнес-проект” — воровство зеркал с иномарок под заказ. Выходили на дело по четыре человека. Выбирали удобно стоящую для возможного ретирования дорогую иномарку. Один следил, второй откручивал, третий перехватывал. Среди новых друзей были и вернувшиеся из Чечни. Они предложили еще более рисковое занятие — торговлю оружием. Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы Вадимом не занялась... медицина.

Невроз влечения

Сергей Исаков — врач, доктор медицинских наук, руководитель исследовательского центра.

— Вадим на момент обращения находился в очень тяжелом состоянии. У этого восемнадцатилетнего парня, безусловно талантливого и неординарного, было такое количество проблем, что мы не знали, с чего начинать. Слава богу, сегодня многие проблемы преодолены, и он успешно адаптирован в обществе. Но говорить о том, что все это — только результат болезненного влечения к азартным играм, нельзя. У него уже имелись серьезные психологические и физиологические заболевания, которые в определенных условиях, учитывая его высокую эмоциональность и нервозность, “сработали” на такой результат.

Самостоятельно ни один человек не способен втянуться в азартное занятие. Поэтому говорить о лудомании как о заразном заболевании я бы не стал. Существует такое понятие, как невроз влечения. Когда человек может остановиться, но не хочет. Это может происходить по многим причинам. Есть очень серьезные психические расстройства, фобии. Если в игру втянулся такой человек — лечить нужно основной диагноз. А уж потом корректировать его увлеченность.

Что заставляет делать ставку абсолютно психически здорового, без отягощенной наследственности человека? Здесь все определяется первым примером. Это может быть желание испытать определенный риск, связанный с возможностью либо проиграть, либо выиграть. И тогда играющий, вне зависимости от результата, в какой-то момент выходит из игры и, может быть, больше никогда к ней не вернется. Если человек увлекается игрой, желая спрятаться от страха повседневной жизни, есть больше шансов, что игра его затянет.

Игривое одиночество

Самоил Биндер — заместитель исполнительного директора Российской ассоциации развития игорного бизнеса.

— Еще лет 15 назад никто не задумывался о том, почему люди идут играть. Сегодня же достоверно известно, что основной контингент играющих — это одинокие люди. В основном мужчины от 20 до 45 лет или пенсионеры. Причины, по которым приходят играть женатые люди, — неудачи на работе и в семье.

Но, увы, так происходит не всегда. И от проблемы, связанной с тягой человека к азартной игре, уже никто не открещивается. Для “специалистов” открылась новая ниша для бизнеса. Сейчас полно медицинских центров, предлагающих “избавить от лудомании”. От $5000 пациент выкладывает за новейшие западные “разработки”, о которых, правда, там никто и не слышал.

Лекарство от страха

Наталья Шемчук — кандидат медицинских наук, ведущий специалист отделения неотложной психиатрии и помощи при чрезвычайных ситуациях Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского.

— Игровая зависимость имеет те же корни, что и наркомания и алкоголизм, — расстройство влечения. Если желание — это осознанная необходимость, то влечение — уже неосознанная страсть. Где возбуждение преобладает над торможением.

Лудомания — беда потерянного поколения. И чаще всего ей подвержены люди со средним и малым уровнем доходов. В основном имеющие проблемы с психикой. Они компенсируются в игре потому, что боятся столкновения с реальной жизнью. Игра для них — лишь верхушка айсберга. Далеко не все лудоманы обращаются за помощью к специалистам. Есть группа лиц с низким моральным коэффициентом. Они знают, что хотят получить удовольствие, и получают его. Любыми средствами. Но зависимых можно и нужно лечить.

Как это делается

Лечение происходит… у игровых автоматов. Именно там наш пациент учится “ловить момент”, когда его начинает “вести”. В это время и нужно включать самоконтроль. И даже начинать “правильно” дышать. Конечно, только этим не обойтись. Помимо психологической помощи пациент получает и медикаментозную. К нам приезжают на лечение из разных городов. Многие боятся, как поведут себя дома, когда вернутся. В больничных условиях они ощущают себя комфортнее, здесь они недоступны кредиторам. По возвращении уровень тревоги обычно повышается. И даже после хорошей ремиссии может взорваться бомба, которая сидит внутри.

...История с Вадиком закончилась на сегодняшний день благополучно. Пройдя длительное лечение, он смог выйти из болезненного состояния. Устроился на работу в престижную фирму, где заинтересовались его неординарными способностями. Готовится поступать в университет и сам считает, что в корне изменился. Значит, лудомания может быть излечима? Или это действительно не болезнь, а просто “беда потерянного поколения”, выход из которой пока виден не всем?


КСТАТИ

Игромания сегодня имеет уже несколько обозначений. Людомания — патологическая страсть к игре. В переводе с латыни “людос” — игра. “Гомо людос” — “человек играющий” в отличие от “гомо сапиенса” — “человека разумного”. Оксфордская трактовка слова “лудомания” иная. Исторические корни уходят к слову “лудо” — маленькое судно, путешествуя на котором было принято играть в карты и кости.




    Партнеры