Птичка моя золотая...

Сергей Лисовский: “Соевое мясо, как виртуальный секс: похоже, но не настоящее”

26 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 221

За окнами декабрь, нам с вами пора подумать о том, как уберечься от обычного гриппа, а россифйские политики все никак не могут забыть о гриппе курином. И о том, кому это выгодно — нагонять страхи и сеять панику в рядах россиян.

На эту щекотливую для каждого едока тему (отечественное птицеводство только-только начало становиться на ноги, что вселяет в наши сердца определенный оптимизм!) мы беседуем с заместителем председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике Сергеем ЛИСОВСКИМ.


— Сергей Федорович, в ряде российских регионов были зафиксированы вспышки куриного гриппа. Чем это вызвано?

— Думаю, ничем. Я не сторонник популярного сегодня для России диагноза птичьего гриппа.

— ?..

— Как человеческого заболевания его не существует вообще. Как болезнь животных птичий грипп зафиксирован давно, больше 100 лет. Но еще существует и естественная убыль поголовья, т.н. нормальный отход. Ничего с этим не поделаешь, птица как человек: у нее есть простудные и желудочные заболевания, травматизм, на ее здоровье влияет качество кормов. Так вот, “нормальный отход” птицы по России в нынешнем году нисколько не увеличился, он примерно такой, как год и два года назад.

— Тем не менее раньше такого не случалось, чтоб во всей деревне раз — и курицы мертвые. Вряд ли тут виновата простая ангина или воспаление легких!

— Бывало такое и раньше. Потом, кто вам сказал, что птица раз — и погибла во всех дворах? Конфликт, если помните, в том и состоял, что у 2—3 хозяев птица неожиданно пала, а у остальной деревни — а это 100 или 200 дворов — куры оказывались абсолютно здоровы. Поэтому люди не желали забивать свою птицу. Она ведь у них не болела.

— То есть птичий грипп — очередная страшилка?

— Да, страшилка. Передачу куриного гриппа человеку еще никто не доказал. Просто в крови больного человека находили этот вирус. Но у нас в организме десятки вирусов, на которые мы реагируем по-разному, а то и вовсе не реагируем. Человек погибал от какой-либо традиционной болезни, но при этом в его крови находили в том числе и вирус птичьего гриппа. Причиной летального исхода считали вирус птичьего гриппа, а человек просто являлся его носителем.

Люди легко переносят вирусы, которые опасны для животных. Например, укус мухи цеце моментально убивает огромного буйвола, а человек этот укус переносит сравнительно спокойно.

Птичий грипп периодически возникает в США, первая крупная эпидемия там была зафиксирована еще в 1983 г. Теперь вспышки повторяются примерно через каждые 3—4 года. Однако за все эти годы в Америке не было зафиксировано ни одного случая заражения птичьим гриппом человека. Хотя у американцев прекрасное оборудование для выявления этой болезни, они ее способны точно диагностировать.

Когда мне говорят, что где-то в Юго-Восточной Азии кто-то умер от птичьего гриппа, я не верю. В этих густонаселенных странах вообще невозможно что-то достоверно диагностировать.

— Тогда почему скандалы возникли именно сегодня?

— Версий несколько, одна из них — возможная диверсия. Многие считают, что птичьим гриппом ударили прежде всего по Китаю. Поднебесная, вступив в ВТО, сейчас имеет возможность продвигать свои товары на мировые рынки. Там принята программа развития животноводства и птицеводства, она очень хорошо выполняется. Буквально в ближайшие 5 лет Китай способен стать крупнейшим экспортером этой продукции.

Для ведущих импортеров — а это 5—6 компаний — появление такого игрока на рынке ничего хорошего не сулит. Вот и появилась “опасная” инфекционная болезнь. Организовать такую акцию несложно. Пришел человек на речку или озеро, вылил туда некую жидкость из термоса — и дело сделано.

— Но Россия тут при чем? Уж мы-то никому дорогу не перешли!

— Нас, как и некоторые другие европейские государства — Италию, Францию, Германию, Венгрию, Грецию, Болгарию, — тоже задел передел рынка. В мире происходит его глобализация. В свое время были “поделены” рынки зерна (5 компаний), сои (3 компании), свинины, замороженного сока, сахара, молока, кофе, бананов. В этих сферах действуют свои игроки, которые не заинтересованы в новых конкурентах, новых импортеров никто не ждет. Теперь глобализация дошла и до мяса птицы, оно становится биржевым товаром. Сегодня его даже в охлажденном виде в газовой упаковке можно возить по странам и континентам в течение 30 дней.

Так вот, для монополизации этого рынка, а также уничтожения или поглощения региональных производителей птичий грипп — очень удобная тема. В борьбе за “место под солнцем” все средства хороши.

К примеру, США сразу воспользовались темой птичьего гриппа и под эгидой борьбы с ним вложили 7,5 млрд. долларов в свое птицеводство в обход норм ВТО. В мире цены сразу поползли вниз. Отработана четкая схема: необходимо создать такие условия, чтобы разорить мелких и средних производителей в других странах, чтобы они не смогли выдержать конкуренции. А уже затем глобализовать рынок и диктовать свои условия, повышая цены, что обязательно и произойдет.

Аналогичная ситуация была 5 лет назад с коровьим бешенством, когда английские фермеры, основные поставщики говядины в Европу, вырезали свой скот — и цены вначале упали. Сейчас говядина в три раза дороже, чем до “коровьего бешенства”, и Англия уже не является лидером в Европе. Как видите, птичий грипп используется в качестве удобного повода, чтоб подорвать доверие к региональному производителю и экономически его задушить. Импортеры боятся потерять неисчерпаемый российский рынок.

В 2004—2005 гг. отечественное птицеводство сделало мощный рывок вперед, прирост объемов производства составлял 18—20 процентов в год, нигде таких темпов в нашей экономике пока не наблюдается. Ясно, что через 3—4 года мы бы могли полностью обеспечивать себя мясом птицы. Куриный грипп направлен на дискредитацию российского производителя — раз и на снижение инвестиционной привлекательности отрасли — два.

— Мне кажется, вы слишком оптимистичны в оценках нашего сельского хозяйства...

— Нисколько. Наш агропромышленный комплекс занимает особое место в экономике страны. Нестабильное положение на селе — основная причина нестабильной политической ситуации в обществе. С укреплением отечественного села страны Запада утратят рычаг во внешнеполитическом давлении на Россию.

Вот почему на протяжении многих лет некоторые государства делают все, чтобы разрушить наш аграрный сектор, в том числе и птицеводство. Сегодня именно оно является тем локомотивом, который тянет за собой аграрный сектор. Давайте задумаемся о таких цифрах. Каждые 10 тыс. тонн мяса дают 1000 рабочих мест в России. Соответственно, каждые 10 тыс. тонн завезенных к нам по импорту — дают 1000 рабочих мест, но уже в Аргентине, Бразилии или США. Мы сегодня ввозим около 1 млн. тонн курятины, значит, “дарим” 100 тыс. рабочих мест другим странам, обеспечиваем 100 тыс. их семей устойчивым доходом.

Но птицеводство существует не само по себе. Параллельно развивается производство кормов, увеличиваются зерновые посевы. Значит, растет выпуск комбайнов, поддерживается машиностроение, металлургия и т.д. и т.п. Все это новые рабочие места и стабильность в обществе.

Отказавшись от импорта, мы бы смогли вернуть в российское производство около 30% безработных, а их, по статданным, в стране около 5 млн. человек. И наоборот: с потерей птицеводства мы потеряем и производство зерновых.

И что останется от села?

Между тем именно сегодня перед нашим селом открываются весьма заманчивые перспективы. Беда многих стран Европы и США в том, что они широко применяют генномодифицированные продукты. В погоне за прибылью птицу там кормят генномодифицированным зерном и соей. Хотя доказано, что эти продукты небезопасны для человека, пока, правда, неясно насколько. Будут рождаться уроды или только чуть-чуть с “отклонениями”?

Однако деньги в программы вложены значительные, и обратной дороги нет. Сейчас активно ведется кампания по дискредитации животного белка и пропаганда продуктов из сои. С моей точки зрения, соевое мясо — как виртуальный секс: он может быть похожим, но никогда не станет настоящим.

И соевое мясо никогда не обеспечит человеку того, что дает натуральный белок. Добавьте сюда сплошную химию, которая применяется для повышения урожайности и прочих показателей: гербициды в зерновых и молочных продуктах, хлор — в мясе и окорочках и т.д. Словом, завозимые в Россию продукты по качеству заметно уступают нашим и очень часто просто вредны для человека. К примеру, при проведении недавней проверки в Калининградской области, согласно справке Счетной палаты, Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей установила: около 17% процентов образцов продукции компании “Продукты питания Калининград” (полуфабрикаты из импортного мяса птицы) не соответствуют гигиеническим требованиям безопасности и пищевой ценности. При оценке санитарно-химических показателей отмечались нарушения вкусовых свойств, по микробиологическим показателям — превышение норматива количества вредных микроорганизмов. Кроме того, установлено превышение допустимых уровней пестицидов, обнаружены бактерии группы кишечной палочки и сальмонеллы.

Наши санитарные и ветеринарные требования к производителю гораздо более жесткие, вот почему российские продукты экологически чистые. В Америке и в Европе при эпидемиях не принято уничтожать птицефабрики, находящиеся по соседству. В мире частного капитала на это никто не пойдет, слишком большие затраты нужно компенсировать. Вот почему территории развитых стран сильно заражены, при повальных инфекциях там не забивают в массовом порядке животных, как у нас, а начинают их лечить антибиотиками. Вирус “уходит вглубь”, но не исчезает. То есть постоянно присутствует агрессивный биологический фон, что в конечном итоге влияет на качество продукта.

В России ни в животноводстве, ни в птицеводстве антибиотики не используются. У нас птица здоровая, и агрессивного биологического фона нет.

— Да и средств на антибиотики тоже...

— Как ни парадоксально, сегодня именно мы в состоянии производить здоровую птицу и прочие экологические продукты. Хотя не думаю, что делали это сознательно. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Словом, Россия для Европы может стать территорией, обеспечивающей производство полезных для здоровья продуктов. Все это почему-то замалчивается. А вот о проблеме двух курочек, которые погибли в безымянной российской деревушке, знает весь мир.

— Вы, кажется, говорили и о других возможных причинах “куриного скандала”?

— Не исключено, что “волну” подняли фармацевтические компании, они активно требуют скорейшей обязательной вакцинации птицы против гриппа, увеличения госзакупок тестов по его диагностике. Если им удастся все это пролоббировать, они заработают десятки миллиардов долларов.

— Не понимаю, что же в этом плохого? Вакцины нужны — и правильно они ставят вопрос ребром!

— Вакцины от птичьего гриппа уже давно разработаны. Еще три года назад в Евросоюзе обсуждался вопрос об обязательной вакцинации кур. Но тогда увеличение себестоимости продукции и расходов бюджета, связанные с вакцинацией, посчитали нецелесообразными — эта болезнь не угрожает ни людям, ни животным, значит, и результат нулевой. Как видите, сейчас ситуацию повернули с точностью до наоборот.

Поверьте, наше продовольствие — самое безопасное. И для того чтобы обеспечить своих граждан полноценной здоровой пищей, у российского сельского хозяйства сегодня есть хороший потенциал.


ИЗ ДОСЬЕ МК:

По данным Счетной палаты, только в 2004 году через Калининградскую область на остальную таможенную часть России было ввезено свыше 160 тыс. тонн мяса птицы сверх установленных квот — без уплаты таможенных пошлин и налогов. Федеральный бюджет не получил около 1,3 млрд. рублей таможенных платежей.

То есть, потребляя некачественную импортную курятину, россияне еще теряют на бюджетных поступлениях и, соответственно, на выполнении своих социальных программ.



Партнеры