Ай да Лазарев, ай да “Чайкин” сын!

Певцов, Башаров и Стычкин пустили голубой ручеек

28 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 837

В МХТ им. Чехова с большой помпой прошла церемония вручения последней премии года — “Чайки”. Десятая по счету, она отличалась от предыдущих тем, что только ленивый на ней не переоделся.

Церемония, назначенная на 20.30, задерживается на полчаса, хотя в фойе — биток гостей.

— Да что мы эту публику не знаем, — говорит мхатовская капельдинерша со стажем. — Звезды, они ж пока не расцелуются, не наобщаются, на места не сядут.

Вдруг резкий взрыв хохота. Фотографы делают резкий бросок к левому входу. Что же происходит? Да ничего особенного, просто Певцов&Дроздова заявились на “Чайку” в тирольском прикиде: темно-зеленые, в цвет елей, свитеры поверх белых рубах, охотничьи шапочки с пером. Живописно позируя, Дроздова демонстрирует кружево, кокетливо выглядывающее из-под юбчонки. Все остальные экстравагантные наряды наблюдались уже на сцене.

Сначала — инвалидные, от первой пары объявляющих: художница Алла Коженкова выходит на сцену с загипсованной рукой, а ее партнер артист Астахов еле поворачивает шею в корсете. Как выясняется, гипс — не шутка мастера: накануне художница грохнулась на льду у своего гаража, однако ей это не мешает вручить “Чайку” лучшему сценографу — Николаю Симонову, построившему на сцене Художественного “Лес”. Оригинальность сценографической мысли — почти ни одного дерева, из-за которого у Островского весь сыр-бор.

Судя по тому, как дальше развиваются события, на сцене можно устраивать конкурс на лучший костюм. Но об этом чуть позже, а прежде о победителях и атмосфере “Чайки”. На этот раз птичья премия отдает предпочтение неизбалованным вниманием и наградами молодым артистам. Екатерина Гусева (Театр им. Моссовета) признается, что это ее первая премия в жизни. Максим Разуваев из “Современника” чуть не лишается дара речи, когда слышит свою фамилию. Ведь его конкуренты в номинации “Ослепительный миг” (роль второго плана) — Виталий Егоров, Евгения Добровольская, Сергей Сосновский. Но “Чайку” берет Макс. Так же, как и Сергей Угрюмов с Яниной Колесниченко в номинации “Двойной удар” (т.е. дуэт).

Так вот о костюмах на церемонии — это не костюмы, а маскарад целый! Художник Павел Каплевич нарядился шерстяным животным — по костюму медведь, по морде — собака. Райкин и Сиятвинда — новогодними снежинками афроеврейского происхождения, Илза Лиепа — мужчиной, а Белый с Писаревым — зайчиками модной ориентации. Экстаз и вой вызывает мужское трио Стычкин—Певцов—Башаров в шотландских юбках с песней “С голубого ручейка начинается река”, исполняемой в лучших пластических традициях стриптиз-клуба. Чуть позже, на объявлении номинации “Улыбка Ж” (лучшая женская роль), трио выходит, с трудом неся на себе огромные накладные груди. “Улыбкой М” отмечен Александр Олешко.

Лучшей эротической сценой названа та, что группово исполняется в спектакле “Одолжите тенора!”. А главный исполнитель роли — Сергей Лазарев становится первым в номинации “Прорыв”. Бывший “смэшевец” смешивается от скромности и благодарит мхатовских педагогов, в частности Аллу Покровскую. Взрослых премиантов можно по пальцам сосчитать — Валерия Шадрина отмечают как лучшего продюсера названием “Сердце ангела”, а Олега Табакова — как патриарха. Побольше бы нам таких молодых душой и энергетикой патриархов!

Вообще “Чайка” на этот раз весьма удалась: оформление с компьютерными и проекционными наворотами, номера — оригинальные, остроумные ведущие (Екатерина Коновалова и Игорь Золотовицкий), атмосфера более чем раскованная и радостная, ко всеобщему удовольствию. Но, как сказал Иван Демидов, стоявший 10 лет назад на старте премии “Чайка”: “Удовольствие не продается”.





    Партнеры