Москва не изменит социальную ориентацию

Людмила Швецова ответила читателям “МК” на самые больные вопросы

28 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 195

— Красавица вы наша! — так часто начинали свою речь представители сильной половины человечества, дозвонившиеся по прямой линии “МК” первому заместителю мэра Москвы, руководителю Комплекса социальной сферы города Людмиле Швецовой.

Как всегда элегантная и ослепительная, Людмила Ивановна зашла в нашу приемную и строго сказала подчиненным: “На вопросы я буду отвечать сама”.

Ей звонили с самыми разными жалобами и проблемами. Швецова внимательно выслушивала всех, давала советы, а кому-то обещала помочь. “МК” публикует наиболее интересные вопросы-ответы.


— Здравствуйте! Скажите, московская добавка к пенсии будет индексироваться?

— Да, по мере получения новых данных о прожиточном минимуме, но лишь тем, чьи пенсии ниже его. Те, у кого пенсии больше этой суммы, будут получать стабильную московскую надбавку. Прожиточный минимум для пенсионеров в Москве сегодня — 2890 рублей. По-прежнему он будет увеличиваться каждый квартал. Но, как было объявлено, в будущем году дважды будет индексироваться базовая часть пенсии.


— Это участник войны Базаева Мария Васильевна. Подо мной квартира горела, сейчас сделали косметику-ремонтик, и всё. А я пострадала очень здорово, живу как в подвале.

— Мария Васильевна, мои помощники вам позвонят, посмотрят, что за ситуация у вас и чем мы можем вам помочь.

Префектуре Юго-Западного округа дано поручение произвести обследование квартиры Базаевой М.В. на предмет пригодности к проживанию.


— Меня зовут Игорь Викторович. Есть люди, которые сопровождают инвалидов I группы в транспорте. Но все время приходится искать киоски по выдаче этих разовых билетов — это неудобно. Нельзя ли какой-то единый документ сделать?

— Сейчас мы пытаемся решить это на уровне высоких технологий. Сделать карточку инвалида I группы, которая, в отличие от социальной карты, позволит пропускать двух человек. Потерпите чуть-чуть.


— Здравствуй, наша защитница! Это инвалид войны Пронин. По состоянию здоровья я не хожу. И вот раньше получал компенсацию за неиспользованные путевки, а за 2004—2005 год сказали, что не дадут, — не положено.

— Это последствия монетизации льгот. Единая денежная компенсация, которую вы получаете теперь каждый месяц, вбирает в себя ряд льгот, в том числе и эту. Компенсация за санаторно-курортное лечение вводилась, когда не было возможности каждому желающему дать путевку. Но она отменена с 1 января 2005 года.

— А 2004 год у меня пропал. Хоть бы за один год дали…

— Мы попробуем как-нибудь вам 2004 год компенсировать.

21 декабря Межведомственная комиссия по вопросам оказания адресной социальной помощи нуждающимся пенсионерам и инвалидам приняла решение об оказании Пронину В.А. материальной помощи в размере 2250 руб.


— Здравствуйте, я вас беспокою по поручению инвалида войны II группы, жертвы репрессий. Он ждет машину, в июне будет 7 лет, как он стоит на очереди. Получит он машину или нет?

— К сожалению, обрадовать вас не могу. С 1 января 2005 года в связи со введением 122-го закона инвалидов, имеющих право на машины, прекратили ставить на учет, и тех, кто впервые раньше мог претендовать на автомобиль, и тех, у кого истекает срок ранее выданного. До 1 января было поставлено более 11 тысяч человек, из них 8 тысяч — инвалиды Великой Отечественной войны. В уходящем году деньги на приобретение автомобилей из федерального бюджета получили 398 москвичей. Как вы понимаете, это ощутимо не решает проблемы очереди. В нынешнем году нам предлагают такую же сумму — 393 млн. руб. на всю страну, в Москву попадет совсем маленькая толика. Мы из городского бюджета запланировали на будущий год 224 миллиона рублей, чтобы проблему решать, хотя это проблема федеральная. При этом денежные компенсации за машины мы теперь вообще не имеем права выдавать. Выполнить обязательства государства перед состоящими на учете инвалидами необходимо. Мэр поставил этот вопрос перед Правительством РФ. Надо ждать.


— Скажите, почему в Москве такая жуткая проблема с детсадами, и записывать ребенка в них надо чуть ли не на этапе беременности?

— Да, в очередь в детские сады сейчас стоят 11482 ребенка. За 15 лет мы потеряли 642 ведомственных детсада: предприятия либо не могли, либо не хотели их содержать. 127 из них могут и должны быть возвращены, по 27 уже есть фактически принятые решения. Теперь задача — взять их на баланс города. Отремонтировать и отдать детям. Часть городских детсадов, около 400, мы перепрофилировали из-за демографического кризиса — в начале 90-х туда некому было ходить. 244 из них стали негосударственными школами, лицеями, гимназиями или домами детского творчества. Здания остальных отошли под соцучреждения, милицию, мировых судей… Теперь мы стараемся переселить их в специально отведенные для них места. Новые садики мы тоже строим, особенно в районах массовой застройки. Еще одно решение проблемы — мини-детсады в районах точечной застройки, которые создают на первых этажах вводимых домов. Некоторые ведомственные детсады недозагружены лишь из-за того, что либо у предприятий нет возможности содержать большой контингент, либо там очень дорого. Чтобы привлечь туда ребятишек из малообеспеченных семей, есть предложение компенсировать половину стоимости пребывания в них из бюджета, а половину должны будут платить родители. Вопрос поставлен на особый контроль. В 2006 году мы с этой проблемой должны справиться.


— Как вы относитесь к проблеме усыновления детей иностранцами?

— Процесс усыновления московских детей иностранцами временно заморожен: был явный перекос в сторону направления сирот за рубеж. 118 детей, отданных на иностранное усыновление, не предлагались соотечественникам. Но ситуация с усыновлением требует взвешенного подхода. Я думаю, мы не должны запрещать усыновлять детей, особенно тяжелобольных, которых практически не берут россияне, иностранцам. Но надо все проверять, чтобы дети не оказались в руках преступников. С одной стороны, потенциальные родители не должны собирать кучу справок и проходить унизительные собеседования, с другой — надо все контролировать. Этого требуют интересы ребенка, защита его прав. Тут нужно найти золотую середину. Мы готовим специальную программу, задачи которой укрупненно выглядят так: 1) как не допустить, чтобы детей бросали; 2) как сделать так, чтобы родителей не лишали прав, если их все-таки можно перевоспитать, и, наконец, 3) сделать все возможное, чтобы детдомов было как можно меньше. Будем развивать институты усыновления, опеки, патронатных семей и другие формы семейного воспитания. Например, в Ступине есть детский приют, где дети объединены в семьи по 4—5 человек. За ними закреплены постоянные воспитатели, которых называют мамами. А недавно в Москве заработал кризисный центр для матерей, которые оставляют детей потому, что им не на что и негде их содержать. Мамы могут отдохнуть в этом центре после родов, а потом не разрывать связь с малышами в любое время, до тех пор пока не будут решены вопросы их жизни с ребенком основательно. Расчет такой: мать привыкнет к ребенку, и вынужденный отказ не состоится.


— Добрый день! Мой муж — чернобылец, инвалид, живем в коммуналке 9 лет, у нас двое детей. В 2004 году муж встал на очередь (до этого не ставили). Писали и в правительство Москвы, и в Правительство России…

— Давайте я подниму вашу переписку, посмотрю, на основании чего были отказы. Возможно, были какие-то проблемы, из-за которых вас не ставили на учет. Вы, конечно, имеете право на внеочередное получение жилья, но таких в городе — 137 семей.


— Васильева. Скажите, у нас стоматологические районные поликлиники стали платными? Мой муж (ветеран войны, ветеран труда, инвалид) обратился в стоматологию поликлиники №17, а в регистратуре заявили: плати.

— Я вам сразу скажу, что он должен обслуживаться бесплатно. Более того, даже если человек не ветеран либо другой льготник, а просто житель нашего города, он имеет право пользоваться городской бесплатной сетью оказания стоматологической помощи в рамках утвержденных Департаментом здравоохранения услуг. Но мы разберемся в вашей ситуации. Скорее всего это самоуправство руководства поликлиники.


— Мой брат выписался из Боткинской после инфаркта, ему 72 года. Его работающему соседу предложили две недели бесплатной реабилитации, а брату — нет. Пенсионерам, сказали, бесплатная реабилитация не положена.

— Мы свяжемся с вашим братом, посмотрим, с какими результатами его выписали, и попробуем помочь.

19 декабря Деревягин Ю.Г. осмотрен участковым терапевтом на дому. Пациенту даны рекомендации по дальнейшему наблюдению и назначены льготные лекарства. Автору обращения также даны разъяснения о порядке направления на санаторно-курортное лечение инвалидов и других категорий населения.


— Я живу в Ховрине. 16 декабря меня на тротуаре сбила лошадь. Потом пришел милиционер и сказал, что преступления нет. А у меня нет уверенности, что я завтра выйду на улицу и не повстречаюсь с той же лошадью. К кому мне обратиться?

— Надо же, и такое бывает… А как вы себя чувствуете?


— Так себе. Мне 83 года, все тело было как отбивная котлета. Но жива осталась.

— Это Бог вас хранил, видимо, много добрых дел сделали в жизни. Я попрошу дополнительно помочь вам в лечении. Будьте предельно аккуратны на улице.

20 декабря Губанова Т.К. была осмотрена врачами городской поликлиники №81. Пациентка направлена в специализированную больницу восстановительного лечения.


— Недавно в Воронеже обнаружили ВИЧ-инфицированную донорскую кровь. Можно быть уверенным в том, что в Москве донорская кровь стерильна?

— Сразу скажу вам, что в ходе выполнения городской программы по предупреждению распространения в Москве ВИЧ-инфекции столица переместилась с 11-й на 22-ю позицию по заболеваемости СПИДом среди регионов России. И одно из основных программных мероприятий — обеспечение инфекционной безопасности донорской крови. В Москве впервые в России исследовать доноров на ВИЧ-инфекцию стали тест-системами, позволяющими до минимума сократить период, когда не обнаруживается инфекция (до 2—3 недель вместо “обычных” 2—3 месяцев). Кроме того, у нас впервые разработали регламент карантинизации донорской плазмы, закупили необходимое оборудование и уже в 2002 году всю педиатрическую сеть и роддома обеспечили карантинизированной продукцией. Все 16 отделений переливания крови и станция переливания крови замкнуты на одну диагностическую лабораторию, выдающую отчеты о проведенных исследованиях в ЛПУ в режиме реального времени. А кровь поступает в лабораторию в специальных гелевых пробирках, исключающих возможность загрязнения крови и получение недостоверных результатов. У нас работает уникальная для России компьютерная сеть, к которой подключены все станции переливания крови, включая федеральные. И эта сеть дает возможность отводить инфицированного человека от донорства еще до сдачи крови. Все это важно, но основа безопасности крови — добросовестные доноры, поэтому в приоритетном порядке кровь берут у безвозмездных доноров, не заинтересованных в вознаграждении. Но надо исключить все незаконные и даже преступные действия. Этим мы занимаемся.


— Николай Иванович, бывший бамовец, инвалид. Я 30 лет наблюдался в поликлинике МПС, а теперь меня оттуда выбросили.

— Предлагаю два пути решения этого вопроса. Первый — обращусь в Минтрансстрой и попрошу, чтобы они для бывшего бамовца, инвалида, сохранили ведомственное медицинское обслуживание. Если нет, могу предложить встать на учет, например, в 220-ю поликлинику. Оттуда вас точно не выкинут. Будут заботливо наблюдать.

— Людмила Ивановна, если так будет — я вам памятник поставлю.

— За что, за первый или за второй вариант? (Смеется.)

— За все. Ответили хоть от души. Мы смотрим на вас и видим, что вы так много и искренне делаете для нас, москвичей...


Связь предоставлена компанией “Аэроком”.



Партнеры