Разговляйся с первой звездой

“МК” устроил читателям рождественский ужин

29 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 1110

Кто не верил, тот проиграл. Кто не успел, тот опоздал. А победители нашего конкурса “Пришли неизвестное фото звезды — выиграй праздничный ужин с кумиром!” под Новый год получили свой заветный приз.

Конкурс длился больше трех месяцев, на страницах нашей газеты вы увидели целые созвездия, и не всегда в приглядном виде. Но таковы уж законы жанра — кумиры убегают, фанаты догоняют. Сегодня мы подводим итоги и еще раз публикуем снимки из числа самых серьезных претендентов на победу. А также представляем и поздравляем тех читателей, которые в тяжелейшей борьбе вырвали свою победу!

“Когда приходит зима и одиночество, простуженным, голодным зверем подступает к горлу, заставляя выть в равнодушное небо, есть только один способ выжить — по крохам, как птица пищу, искать душевное тепло. Я хочу, чтобы вы знали — номер “МК” с фотографиями Валерия Леонтьева из давно минувшего времени, когда лично я была восхитительно любима и непозволительно счастлива, позволят мне теперь пережить оставшиеся до весны сто унылых вечеров и мутных рассветов с бесконечными горстями мокрого снега в окно. Да дай вам Бог никогда не быть брошенными и отвергнутыми”.

Это пришедшее в редакцию письмо без подписи и обратного адреса, честно сказать, повергло нас в шок. Призывая поклонников присылать на конкурс необычные фотографии своих кумиров, мы, собственно, хотели повеселиться и не планировали отогревать чье-то сердце. Но раз уж воистину оказалось, что не дано предугадать, как наше слово отзовется, вопрос с победителями был решен немедленно и однозначно.


Приглашая неизвестных участников конкурса на встречу с их кумиром, да еще на званый ужин, мы понимали, что в общем и целом подвергаем звездную составляющую значительному риску. “Фанаты — люди с нестабильной психикой, а тут еще неофициальная обстановка, — переживали мы, ожидая в назначенный час победителей, — а если они при виде своей звезды впадут в ступор или, наоборот, станут агрессивными? Что тогда делать-то?” Занятые такими размышлениями, мы как-то не сразу среагировали на нарисовавшуюся в дверях группу, сильно смахивающую на вечно теряющихся в коридорах редакции студентов-первокурсников, в очередной раз приведенных на экскурсию. “Мы, это, по объявлению, — вернули нас к действительности представители поколения пепси, — ну, на конкурс…” И тут у нас заныло под ложечкой — это были отнюдь не будущие акулы пера… А еще говорят, студенты и школьники газет не читают…

— Вы что, поклонники? — на всякий случай решили уточнить мы.

— Поклонники, поклонники, — ответили вчерашние подростки таким многообещающим тоном, что сразу вспомнился простенький, как действительность, анекдот: если бы маленькая девочка не надела однажды красную шапочку, серый волк остался бы жить…

— Вам, девочки, положено “колбасицца” на дискотеках под другую музыку, — назидательно заметили репортеры “МК”, — там Леонтьева не крутят. Вы нас дурите небось. Ну-ка, мы вас сейчас проэкзаменуем…

— Про экзамен в газете ничего сказано не было, — скуксились юные леди, — но мы можем спеть “Солнечные дни”, или “Казанову”, или вот “Маргариту”, это ведь сейчас особенно актуально. Только лучше не надо, а то с вокалом у нас не очень…

Сраженные таким знанием предмета и шибко умным для подрастающего поколения словом “актуально”, репортеры “МК” сдались, как шведы под Полтавой. И поехали знакомить фанаток, коими оказались школьницы выпускного класса Наташа и Ольга, а также студентка первого курса биофака МГУ Диляра с их кумиром.

— Это кто, поклонницы? Со школьной скамьи? — совершенно конкретно обалдел Валерий Леонтьев, когда в его гримерке нарисовались три юные девушки с букетами. — Да с ними и не выпьешь!

— Почему не выпьешь? — обиделось молодо-зелено. — У нас уже паспорта есть.

— То есть вы хотите сказать, что вам — по восемнадцать?

— Нам пятнадцать, шестнадцать и семнадцать, а паспорта сейчас дают с четырнадцати.

— Ну, раз вы такие взрослые… — Леонтьеву оставалось только развести руками.

Для пирушки было решено выбрать ресторан “Джоконда” из-за итальянской кухни, которую все одобрили. Генеральный директор г-н Джибальди Онофрио лично препроводил дорогих гостей к столику. Выбор блюд, как и положено порядочным поклонницам, девушки доверили кумиру, тем более он в этом ресторане завсегдатай. В итоге на столе нарисовался суп карпаччо с морскими моллюсками. Что до омаров, то их таки пришлось колоть официантке. Леонтьев, дурачась, доливал девушкам воду в вино, доказывая, что пить им еще рано. Те протестовали, обижаясь до слез.

— Мы уже взрослые! Мы по ночным клубам ходим!

— По ночным клубам? Значит, можно и номер телефончика спросить?

— Сотового! — тут же прикинули возможное развитие событий девушки.

— Нет, пожалуй, не рискну. Вы же несовершеннолетние. По судам потом затаскают…

— А кто узнает?

— Кто узнает? Вы спрашиваете, кто узнает? А кто вас сюда привел?

— Мы все будем отрицать!

— Все равно, перед мамами вашими как-то неудобно. Растили цветочки, растили... Они, кстати, знают, где вы?

— Мамы визжали! — с достоинством ответствовало подрастающее поколение. — Любой давали выкуп. Только фигушки им.

— Так. Мамам привет. А вам-то это зачем было нужно?

— Так это же круто! Не просто встретиться с живой легендой, а еще и поужинать. Это же все от зависти локотки пообкусывают!

— А где вы все-таки фотографии нарыли? Такие, с бородой... Это же надо было найти… Надо было хотеть искать...

— Так говорим же — круто с вами и клево! А достали там, где все достаем!

— И где же это?

— А в почтовом ящике!

— Ладно… Ну а музыку вы какую слушаете?

— Вашу, конечно!

— А еще?

— Рэп и хип-хоп. Агилеру и Шакиру. Рок и группу Ozon.

— А из наших исполнителей?

— Из молодых — никого. Не Билана же нам слушать? Просто нет никого сейчас. Ну, есть, конечно, музыка, которую все слушают. Ну, вот вы, например, и Пугачева еще. Это считается уже классикой.

— Значит, мы с Пугачевой динозавры... Ладно, съели. Ну а что вы читаете?

— Да мы ничего не читаем, мы все больше в Интернете, — заявили Наташа и Ольга.

— А я “Мастера и Маргариту” прочитала, — блеснула интеллектом Диляра, — ну, я ничего не поняла!

— А там и понимать ничего не надо, это тебя либо трогает, либо нет.

— Я восприняла это просто как “хи-хи”, — продолжала развивать свою мысль Диляра. — Булгаков решил посмеяться.

— Ну, может быть и такая точка зрения, — согласился с ней Леонтьев, — может быть, он и прикалывался, но его развлечение перевернуло мозги нескольким поколениям.

— А вы что читаете? — поинтересовались в ответ девушки.

— Я даже не знаю, про что вам рассказать... Про капитана Немо, что ли?

— Ну уж сразу про капитана Немо... А если серьезно?

— Про Кастанеду слышали?

— Я читала, — гордо заявила Диляра, — мне понравилось.

— Кастанеда — это улет. В середине книги уже не понимаешь, где ты, кто ты и что происходит...

— А вы — романтик, — кокетливо заметили девушки, — скажите нам, как вы стали звездой.

— Ну как. Закончил школу, хотел стать океанологом. Сели мы с мамой, папой, посчитали деньги, и выяснилось, что на билет до Владивостока не хватает. А был только один факультет океанологии в Дальневосточном университете. Вот так и стал кем стал.

— А хоть какие-то тайны моря вы знаете?

— Да какие тайны моря? Когда в юности не было денег, я нырял с острогой, а жили мы в Анапе, и доставал крабов. И мы их кушали, вот и все тайны моря. Не стал же океанологом. Вот теперь жалею!

— А нас зато так манит жизнь звездная, — ответствовали девушки.

— Да, и я бы хотел жить, как звезды живут, — со вздохом согласился Леонтьев. Слова его утонули в приступе хохота.

— Я бы хотел жить не как звезды, а как богатые люди, — поправился кумир. — Им надоело сидеть дома, они садятся на яхту и плывут на Багамы. Надоедает? Мне бы не надоело. Когда всю жизнь обязан выполнять обязанности... А как это замечательно — тратить деньги своих родителей! Я обожаю! Никогда, правда, не тратил, потому что их не было...

Приятная трапеза затянулась далеко за полночь. У девушек на разные голоса начали петь мобильные телефоны. “Ну все, мамы заволновались, — засмеялся Леонтьев, — ладно, девочки, хорошо посидели, пора и честь знать. Что вам на прощание пожелать? Жениха хорошего, здоровья. Подскажите, чего еще? Богатства? Это у нас включается в понятие “жених”. А бедных женихов вам не надо”.

— Валерий Яковлевич, — позволил себе вмешаться в разговор репортер “МК”, — а историю первой любви на посошок?

— Ой, такая была грустная история. Грустная и печальная. Лучше и не рассказывать.

— А все-таки...

— Школьная любовь. Все так хорошо начиналось. А сосед догадался. И разболтал. Димка. Гад. А город-то маленький, две с половиной улицы...

Ее имя, конечно, тоже помню. Но не назову. А то скажет: “Вспомнил через сорок лет!”




Партнеры