Пёс не слезает с колёс

Такса научилась включать первую скорость

31 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 662

Собака на колесном ходу. Не игрушка заводная, а настоящая, живая псина, которая передвигается на двух лапах и двух колесах. Сама себе наездник: и бежит, и в колясочке катится. Но все это отнюдь не ради циркового фокуса, а по причине собственной инвалидности. Задняя часть туловища у бедолаги полностью парализована.


В Москве и некоторых других городах России сейчас живет несколько сотен четвероногих инвалидов-колясочников. И практически всех их снабдил необходимым инвентарем Вадим Жариков — единственный в стране мастер, изготавливающий инвалидные коляски для животных.

— Все началось три года назад, совершенно неожиданно, — рассказывает Вадим Викторович. — Ко мне обратился за помощью один из знакомых. Его мать уже давно подкармливала бездомную собаку, которая облюбовала соседний двор, и вдруг обнаружилось, что эта добродушная овчарка лежит в своем закутке и не может встать: задние лапы отказали. Может, ее машина зацепила на улице, может, болезнь одолела… “Опекуны” этого пса стали думать, как помочь животному, и кто-то откопал в Интернете информацию, что на Западе выпускают специальные колясочки для таких паралитиков. Вот тогда и попросили меня соорудить нечто подобное.

— Почему же именно такой выбор?

— Да ведь я с детства любил с собаками возиться. А кроме того, так уж сложилось: все знакомые вокруг — биологи, химики, психологи… и только я один по профессии инженер.

Задача оказалась не простой. Пришлось Жарикову самому изобретательством заниматься. На самую первую коляску он потратил недели две, однако заказ выполнил — овчарку “поставил на ход”. А через некоторое время о необычной “колесной” собаке сделала репортаж местная студия телевидения. И на Жарикова обрушилась волна просьб о помощи.

— Оказывается, в нашем городе полно таких четвероногих калек, но они практически не покидают квартир своих хозяев, потому мы их и не видим на улицах. Коляска в подобной ситуации является настоящим спасением, позволяя животному вести подвижный образ жизни. Так что заказы сразу же посыпались десятками.

Особенно необходимы подобные приспособления для крупных псов. Если обезножил карликовый пудель или пекинес — его можно легко и на руках носить, а попробуй-ка вывести на прогулку колли или дога, у которых отнялись задние лапы!

…Агрегат, показанный Вадимом Викторовичем, оказался достаточно несложным: П-образная рама, согнутая из стальной трубы, к ней приварены две стойки для крепления колес и две дуги, поддерживающие животное в районе задних лап. Чтобы вся эта конструкция не потеряла равновесия, впереди к “оглоблям” крепится ремень, переброшенный через спину. Для маленьких собачек Жариков приспосабливает к тележке колеса от детских колясок, а для крупных псов годятся “дутики” от складных велосипедов: с ними у собаки проходимость более высокая.

Сами четвероногие хвостатые к механической обновке относятся без всякой опаски. Чаще всего стоит лишь собаку “водрузить на колеса” — и она смело мчится вперед.

— Я всегда советую хозяевам в первое время выгуливать своих “колясочников” на поводке, иначе их можно и не догнать: животное ведь уже привыкло перемещаться ползком, волоча туловище по земле и затрачивая на это немалые усилия, а тут передними лапами чуть толкнулся — и пошел, пошел… Поначалу, правда, все углы сшибает, но уже буквально через неделю “практики по вождению” собака прекрасно приспосабливается к своим новым “ногам”. Вспоминаю одну таксу, которая научилась очень грамотно — как заправский автомобилист! — преодолевать порожки и бордюрные камни. Чтобы не получить нежелательной встряски от удара, она перед каждым таким препятствием обязательно притормаживала, аккуратненько, “на первой скорости”, втаскивала свою коляску на уступ и уж после этого снова прибавляла ходу.

Конечно, случаются и нештатные ситуации. К примеру, пес наезжает одним колесом на камень или попадает им в яму — и опрокидывается вместе с коляской. Без посторонней помощи тут уже не обойтись. Особенно страдал от подобных аварий миттельшнауцер: он достаточно короткий, но высокий, поэтому не раз кувыркался даже при крутых поворотах, пока не приспособился.

— Но ведь четвероногий инвалид может во время самостоятельных путешествий где-нибудь и застрять — зацепиться за что-то колесом…

— На память приходит только один такой случай. У хозяйки было две таксы, одна из них — с парализованными задними лапами. Эта собаченция отправилась однажды в дачной местности погулять, а назад вернулась ползком, без коляски. Пришлось звать другую таксу и отправлять ее на поиски потерявшегося колесного агрегата. Оказалось, что коляска запуталась в траве, и собака-инвалид попросту вылезла из оглобель, продолжив путь “на своих двоих”.

— Для каждого пса я делаю коляску по индивидуальной мерке. Сейчас у меня составлена для этой цели специальная таблица, так что хозяева просто диктуют по телефону “антропометрические данные” своего питомца. В неделю поступает 1—2 звонка с просьбой сделать собачье транспортное средство. Все работы приходится выполнять по выходным на даче, где оборудовал себе маленькую мастерскую. Езжу туда круглый год и, пока другие дачники над грядками корпят или шашлыки жарят, пилю, сверлю, свариваю. На одну коляску уходит, наверное, полдня.

— А всего сколько уже сделали?

— Досчитал до двухсот, а потом забросил эту статистику. Коляски мои в основном уходят в Москву и область, хотя были заказы и из других городов — из Хабаровска, Мурманска, Новокузнецка… Скоро новый агрегат должен уехать в Североморск. Но несколько раз случались неудачи: сажали собаку на тележку, а она не хотела двигаться. Видимо, в подобных случаях паралич задних конечностей — лишь внешнее проявление серьезного заболевания. А бывало, мне звонили и отменяли уже сделанный заказ: домашнего любимца не стало.

Среди клиентов Жарикова собаки самых разных пород — от огромного сенбернара до крошечного тойтерьера. Несколько раз доводилось ему делать и коляски для кошек. Но с мурками сложнее: в отличие от собак они из своей “упряжи” очень легко “вытекают”.




Партнеры