Газ на газ не приходится

Конфликт России и Украины: кто в выигрыше?

6 января 2006 в 00:00, просмотров: 246

Есть старая банальная мудрость: политика — искусство возможного. Самое неприятное в ней то, что это правда. И газовая война между Россией и Украиной в очередной раз подтвердила это.

Победил компромисс

После многих лет “распила” и воровства российского газа всем хотелось, чтобы соседи начали платить сполна. Зачем поддерживать экономику главного конкурента? Но также изначально было понятно, что Украина просто не может платить за весь потребляемый газ по 230 долларов за тысячу кубических метров. При такой цене вся страна просто останавливается. Но и продавать по 50 было уже невозможно.


Задача перед Россией стояла непростая. Она осложнялась не только объективной необходимостью поставлять газ в Европу через Украину, но и невероятно антироссийски настроенным общественным мнением на Западе. Ющенко там любимец. Там просто не замечают дешевого обмана с отравлением. Бесконечных коррупционных скандалов в его ближайшем окружении. Наплевательского отношения к “духу майдана”, которым он так любит прикрываться. Россия же, которая диктует свои условия, исторически вызывает у Европы только опасения.

Поэтому поднять бы хоть на сколько-нибудь цену без масштабной войны нервов было просто невозможно. Теперь, когда газовый дым рассеялся, сражение Москвы и Киева окончательно перешло в пиар-плоскость: каждый старается доказать, что победил.

На самом деле победил компромисс, который только и мог победить. Причем компромисс в принципе совсем неплохой для России. Чтобы его понять, надо вернуться к событиям осени. Украина покупает газ не только в России, но и в Средней Азии. Среднеазиатский газ гораздо дешевле и поставляется из Туркмении, Узбекистана и Казахстана. Доля среднеазиатского газа в газовом балансе Украины составляет от половины до 2/3 объемов. В этом году Украина уже договорилась о поставках таких объемов туркменского газа, что весь газ из Средней Азии закрывал почти 2/3 ее потребности. Это ставило “Газпром” в тяжелое положение. Украинская сторона могла заявить, что отбирает в трубе не российский, а туркменский газ (естественно, газ из Туркмении поставляется по российским трубам). Поэтому “Газпром” перекупил туркменский газ, заплатив на 5 долларов за тысячу кубов дороже (украинцы платили по 55 долларов за тысячу кубов, мы заплатили 60).

Но надо понимать, что у Туркменбаши не было столько газа, сколько он обещал одновременно Украине и России. По факту он продал один и тот же газ, закачав его в трубопроводную систему “Газпрома”. С одной стороны, это позволило российской стороне заявить, что никакого среднеазиатского газа не существует, а в продаже есть только отечественное топливо. При этом украинцы считали и в целом имели на это право, что туркмены должны им значительные объемы. Правда, формально позиции “Газпрома” выглядели чуть убедительнее — ведь выкупить газ не значит его получить. А протокол о прокачке туркменского газа через Россию на Украину предусмотрительно подписан не был.

В итоге: компромисс, к которому пришли договаривающиеся стороны, состоит в том, что Россия согласилась пропускать на Украину среднеазиатский газ. Но при этом Москва подняла тариф за прокачку туркменского газа через свою территорию до уровня цены, которую сама платит за прокачку собственного газа через Украину в Европу. Теперь цены, по которым среднеазиатские республики продают газ Украине, нас вообще не касаются. Но за наш газ Украина будет платить 230 долларов за тысячу кубов, при этом каждый квартал цена будет пересматриваться по европейской тарифной сетке.

Поэтому цена, по которой будет обходиться украинскому потребителю газ, будет формироваться как среднее арифметическое: треть российского газа — по 230 долларов, 2/3 — по цене, выставляемой Туркменией, Узбекистаном и Казахстаном. За все платится деньгами и вперед. При этом Туркмения сохраняет свои обязательства перед Россией и поставит уже выкупленный объем газа в течение года. Но те объемы, которые поставлены в систему “Газпрома”, пойдут по украинскому контракту по 55 долларов за тысячу кубов.

Отсюда главное пиар-противоречие, которое возникло сразу после подписания контракта. Украинцы заявили, что покупают газ по 95 долларов. Во-первых, это не совсем правда. Реальная цена, которая будет существовать на Украине, около 118 долларов за тысячу кубов. Но в любом случае надо понимать, что эта цена есть среднее арифметическое между российским газом по 230 и туркменским по 55. Главная наша уступка заключается в том, что мы согласились пропускать среднеазиатский газ на Украину. Но по-другому и быть не могло. Никто бы не позволил просто задушить одну из крупнейших стран Европы.

Политика действительно искусство возможного. И не перегнуть палку, особенно в переговорах с ближайшим соседом, иногда лучше, чем добиться сокрушительной победы.

Александр БУДБЕРГ

Россия в схватке проиграла

У обедневшего английского дворянина украли лошадь. Доведенный до отчаяния джентльмен вышел на рыночную площадь: “Если мне не вернут коня, я буду вынужден прибегнуть к тому же ужасному средству, что и в свое время мой дед!” Воры испугались и вернули украденное. Тут у дворянина поинтересовались: какое именно средство он имел в виду? “Мне бы пришлось надеть седло на себя и пешком отправиться домой!” — бесхитростно ответил рыцарь.


Новогодняя российско-украинская конфронтация в точности повторяет этот старый британский анекдот. Единственное различие в том, что Киев не поддался на блеф Кремля. В результате нам пришлось играть комедию и старательно изображать из себя триумфаторов. Хотя в реальности Россия в схватке проиграла. В выигрыше оказались Украина и некие, никому точно не известные фигуры в российском руководстве.

Ключ к пониманию новой схемы расчетов заключается в том, что финансовые взаимоотношения между “Газпромом” и “Росукрэнерго” абсолютно непрозрачны. Эта контора на 50% принадлежит “Газпромбанку”. А среди других акционеров первую скрипку, по слухам, играет группа влиятельных людей из российской политэлиты, которые скрываются под псевдонимом “Райффазен-инвест”. Из этого можно сделать два вывода. Возможности для коррупции при новой схеме открываются просто колоссальные. Цены на газ собственно для Украины возросли незначительно — менее чем вдвое.

Этот грустный финал можно назвать полностью предсказуемым. На протяжении последнего времени Киев и западные СМИ обвиняли Москву в “газовом империализме”. Но реальный грех Кремля совсем в другом. Россия пыталась ультимативно диктовать условия, не обладая для этого необходимыми козырями. Ведь реальным хозяином положения все время оставался Ющенко. Именно он контролировал экспорт российского газа в Европу.

Конечно, красть грешно. И такому ревностному прихожанину православной церкви, как президент Украины, это хорошо известно. Но политика во все времена строится по принципу: “Чтобы у нас все было и нам за это ничего не было”. У Ющенко была возможность взять Москву за горло. И он этой возможностью, естественно, воспользовался.

Была ли у Кремля возможность избежать фиаско? Было два возможных варианта действий. Можно было не устраивать громкого публичного скандала и пытаться без шума найти компромисс с Киевом за столом переговоров. Можно было и пойти ва-банк. Ющенко вел себя с Россией так жестко и агрессивно вовсе не из-за своих личных качеств. Хозяин киевского президентского дворца является фигурой скорее слабой и нерешительной. Но за лидером Украины сейчас стоят США и Евросоюз. Не зря же американский госдепартамент потребовал от России “ответственного поведения”. А европейские СМИ просто с ног до головы облили Москву грязью. Например, британская “Дейли телеграф” обвинила Кремль в “шантаже и гангстеризме”.

Но отношения с ЕС это не только козырь, но и слабое место Ющенко. Кремль мог бы продолжать занимать жесткую позицию и предлагать Евросоюзу самому разбираться с кандидатом на вступление в его ряды. В этом случае ЕС через некоторое время дрогнул бы. Сейчас у Евросоюза нет альтернативы российскому газу. А тепло в домах собственных граждан для Западной Европы все-таки важнее, чем политическое благоденствие своего любимца Ющенко. Киев заставили бы перестать воровать газ и договориться с Россией на действительно выгодных ей условиях.

Похожие случаи, кстати, уже были. В 1973 году, во время очередной арабо-израильской войны, Запад в основном поддержал Израиль. В ответ Саудовская Аравия и другие нефтедобывающие страны региона объявили о нефтяном эмбарго. Запад тут же погрузился в экономический кризис и фактически стал на колени перед арабами.

Другое дело, что последствия подобной политики были бы для Москвы весьма тяжелыми. Скандал мог бы еще больше ухудшить отношения с Западом и поставить под вопрос наше председательство в “Большой восьмерке”. По репутации “Газпрома” как надежного поставщика мог бы быть нанесен страшный удар. Европа бросила бы свои силы на поиски альтернативных источников энергии. Но, по крайней мере, с Киевом Кремль бы разобрался.

После очередной вспышки “братской любви” между двумя славянскими народами остается много вопросов без ответа. Что именно представляет собой компания “Росукрэнерго”, неожиданно возникшая словно черт из табакерки? Кто ее таинственные владельцы? Говорят, еще недавно главным среди них был известный международный бизнесмен Могилевич. Но затем он вроде бы продал свою долю акций неким могущественным людям в Москве. Но кому именно?

Если принять на веру официальную схему расчетов, то “Росукрэнерго” неизбежно должна понести огромные убытки. Известный знаток киевского и московского закулисья Станислав Белковский, например, оценивает их в 1,67 миллиарда долларов в год. Как будет покрываться эта недостача? Белковский считает, что для этого будет использована предельно красивая схема. Сначала “Росукрэнерго” получит от “Газпрома” по себестоимости (65 долларов) большую часть туркменского газа, законтрактованного российской стороной на этот год. Этот газ посредник от своего имени продаст в Западную Европу уже по 250 долларов. В результате такой схемы “Росукрэнерго” сможет не только покрыть убытки, но и получить прибыль в 3—5 миллиардов долларов. Так ли это? И если так, то кому достанется львиная доля этой прибыли? Не тем ли самым таинственным акционерам “Росукрэнерго”?

Михаил РОСТОВСКИЙ




Партнеры