С иском для жизни

Дело девочки-маугли рассмотрят в Европейском суде

11 января 2006 в 00:00, просмотров: 855

На редакционном столе, возле компьютера и телефона, банка с брусничным компотом и килограмм свежей клюквы. Эти подарки прислала “МК” из леса бывшая девочка-маугли Вика Чибурчиа, о которой мы уже писали (“Живущая с волками” от 21.02.05 и “Живущая с волками-2” от 1.06.05).

После публикации истории о ребенке, что живет в непроходимой тверской глухомани, не получая никакой помощи от чиновников и от государства, иск по делу Вики Чибурчиа приняли к рассмотрению в Страсбургском суде.

Когда Вика появилась на свет с “волчьей пастью” вместо лица — ее мама Галина сделала все, чтобы ребенок не выжил. Дело происходило в Молдавии, в селе Шипка. Русская бабушка Зинаида Григорьевна спасла голодную и измученную внучку, забрав ее в 4-летнем возрасте от матери.

До девяти лет Вика не умела говорить. При виде нее, завшивленной, грязной, мычащей, окрестные жители разбегались. Но однажды дачники из Москвы, пенсионеры Филимоновы, договорились с бабушкой и забрали девочку с собой, сделали ей операцию по восстановлению нёба в Институте стоматологии, организовали реабилитацию в детском санатории. Все это совершенно бескорыстно!

— Мы заботились о Вике от чистого сердца, — говорит Наталья Михайловна, названная мама девочки. — Просто не смогли пройти мимо этого несчастного ребенка…

За год лечения девочка-маугли научилась разговаривать, самостоятельно кушать, читать-писать. Удочерять Вику старички Филимоновы не стали. Естественно, они думали, что помогать социальной сироте, которая, кстати, является гражданкой России, обязаны государственные органы опеки.

И тут выяснилась интересная вещь: оказывается, за 12 лет, что Вика Чибурчиа жила без попечения родителей, ее беспутную мать никто даже не лишил родительских прав.

— В то время как сама Вика с бабушкой перебивались с хлеба на воду, у себя на родине Галина получала пенсию за брошенную дочку и в ус не дула! — восклицает Николай Александрович Филимонов, названый отец Вики.

“Да, мы не хотели лишать эту женщину радостей материнства официально — вдруг бы она опомнилась и решила воссоединиться с дочкой?” — Валентина Александрова, сотрудница опеки Жарковского района Тверской области, в приватном разговоре с “МК” решительно отстаивала интересы Галины Чибурчиа.

Ее совершенно не волновало, что пока эта мамаша опомнится, Вике нужно на что-то жить, что-то кушать, как-то одеваться, каждый день добираться до школы в другом селе за пять километров от дома, а еще ездить в Москву, на дальнейшее лечение.

Несколько судов прошли пенсионеры Филимоновы, требуя лишить мать Вики родительских прав — и на этом основании, по нашим законам, назначить бабушку Зинаиду официальной опекуншей девочки. Но все местные органы власти, включая Тверской областной суд, вероятно, не обращали внимания на проблемы несчастного брошенного ребенка — годами чиновники бестолково разыскивали маму Вики, чтобы официально попросить ее отказаться (или не отказываться. — Авт.) от дочери.

Разыскал Галину только “МК”. После статьи в нашей газете о Вике и программе на телевидении, снятой по мотивам этой публикации, Галина Чибурчиа заявила свои права на выздоровевшую дочку: “Приезжай к нам, доня. Что тебе делать в этой России? Раз ты теперь здоровая и сильная, я от тебя ни за что не откажусь, мы найдем тебе работу на табачных плантациях в нашем селе”, — радостно настрочила она в письме к Вике.

— Никуда я не не поеду. Я совсем не знаю этой женщины, которая меня бросила, — в глазах у Вики Чибурчиа стояли слезы. — Здесь, в России, моя родина, и тут я хочу навсегда остаться.

Сыграло ли свою роль столь “оптимистическое” послание Галины Чибурчиа или просто тверским властям надоело наконец изгаляться над несчастной девочкой и ее приемными мамой и папой Филимоновыми, но 16 ноября этого года Галину все же заочно лишили “радостей материнства” — и теперь Вике, которой уже исполнилось шестнадцать, станут выплачивать пенсию от государства как ребенку-инвалиду, оставшемуся без попечения родителей, не до совершеннолетия, а до 23 лет.

И можно было бы аплодировать “расторопности” наших чиновников, если бы не то обстоятельство, что решение в пользу Вики было принято именно тогда, когда стало известно, что ее делом заинтересовались в Европейском суде по правам человека, в самом Страсбурге. И не просто заинтересовались, а приняли его там к рассмотрению.

Европе, где по закону маленьких детей нельзя оставлять без присмотра взрослых даже на несколько часов, очень интересно знать: кто и как должен отвечать за многолетнее бездействие органов опеки по отношению к Вике Чибурчиа, жившей в нищете и в полном одиночестве в тверских лесах?

“МК” обязательно расскажет о том, чем закончится этот процесс.

А сама Вика, кстати, совершенно не мечтает выиграть миллионы — она по-прежнему живет в своей тверской деревеньке и готовится в школе к новогоднему балу. “Я даже в Москву, к маме Наташе и папе Коле (Филимоновым. — Авт.), в этом году не поеду праздновать, мне и дома хорошо, сейчас вот елку здесь наряжаю, настоящую, из леса принесла”, — радостно рассказала бывшая девочка-маугли по телефону спецкору “МК”.

Александр СКОВОРОДКО, правозащитник:

— Документы в Страсбург мы отправили летом, когда еще не было решения о лишении матери Вики родительских прав, и буквально недавно пришел ответ, что это дело принято к рассмотрению. Я считаю, что это огромная победа, потому что писем из России в Европейский суд приходит много — сотни, но рассматриваются единицы.

Конечно, выиграть дело в Европейском суде будет сложнее, чем просто грамотно составить иск и отослать документы, но мы надеемся на лучшее… Если все пойдет так, как задумали, то мы планируем отсудить для Вики Чибурчиа от государства 77,7 тысячи за те восемь лет, которые ей не платили пособие как социальной сироте, и 10 тысяч евро морального вреда. Это копейки, конечно, но мы за справедливость, нам лишнего не надо. Обычно решения Страсбурга наша страна выполняет.




    Партнеры