Сублимация любви родом из подвала

“Табакерка” 30 лет спустя

13 января 2006 в 00:00, просмотров: 432

Однажды, 30 лет назад, один очень известный человек собрал никому не известных мальчишек и девчонок. А что из этого вышло, теперь знают все: знаменитый подвал, взявший имя своего основателя — Олега Табакова. Четыре вечера канал “Культура” скрупулезно отслеживал этапы жизни этого лучшего молодого театра Москвы.

“30 лет спустя” — так называется программа, снятая режиссером Татьяной Александровой и уложенная в четыре серии. Что примечательно, именно Александрова 30 лет назад свой первый дипломный фильм делала именно о никому не известной студии, базировавшейся сначала в Доме пионеров Бауманского района и позже отчаянно освоившей грязный заброшенный подвал на улице Чаплыгина. Теперь это уже исторические кадры: молодые Райкин (репетирующий спектакль “Маугли”, о котором зашумела вся Москва), Елена Майорова, Лариса Кузнецова, Дуся Германова, Андрей Смоляков, Михаил Хомяков… А еще — Миронов, Беляев, Нефедов, Машков, Безруков… Молодые, смешные, нелепые. То смеются, то чуть не плачут, когда чиновники не разрешают студийцам стать театром. И снова смеются и летят в своем театральном полете к неведомой славе, а кто-то — к трагическому исходу.

Истории, свидетельские показания, откровения складываются в энергичный и живой рассказ о судьбе не одного поколения, поднятого и вынянченного одним человеком. “30 лет спустя” смотрелись на одном дыхании. А недавно Табаков получил письмо, которое его, видавшего всякое, тронуло. Студентка-вечерница, воспитательница детского сада Люда Еловская написала ему: “Я благодарна вам и вашим ученикам за то, что не бросили театр, не потеряли себя, за то, что мне, родившейся в 1974 году, подарили чудо. И завтра снова будет работа, глаза воспитанников, бесконечные тетрадки и детские игры… И надежда на то, что хотя бы раз в год, что бы ни случилось, я должна прийти в подвал на Чаплыгина и снова жить — пусть 2—3 часа — в доме, сложенном из счастья. В доме, где все настоящее”.

Фильм о “Табакерке” заканчивается символичным кадром — во двор выносятся стулья, и под ранним снегом на них усаживаются те, кто когда-то пришел в никому не известную студию к одному очень известному человеку. Тихо падает снег, все тихо грустят и громко смеются.




Партнеры