Всем дали в бубен!

Ряженые репортеры “МК” перепугали пол-Москвы

13 января 2006 в 00:00, просмотров: 425

Вывернутые наизнанку дубленки, размалеванные а-ля “я-у-мамы-дурочка” физиономии, маскарадные шапки и огромный, пока пустой мешок... Репертуар на любой вкус: тексты колядок и десятки скабрезных частушек и эротических загадок. С таким арсеналом журналистки “МК” под Старый Новый год отправились на русскую забаву — колядки. Дабы заранее настроить народ на нужный лад, мы извещали публику о своем приближении: гремели в колокольчики и били в бубны.

“Кто подаст, у того золотой глаз! — старательно заучивали мы строчки-заклинания. — Кто не подаст, у того коровий глаз!” Поминутно смотрелись в зеркало, подправляя нарисованные на лице усики, сердечки и ресницы...

Коллеги предлагали нам отправиться в места, густо населенные олигархами, — в элитные рестораны, на Рублевку, в дорогие ночные клубы... Там должны быть наиболее прибыльные колядки. Но мы-то рассчитывали не только хорошо угоститься за чужой счет, но и народ порадовать. Наивные... Решив, что олигархов и без нас найдется кому развлекать, мы пошли веселить простой люд.

Колядка не в порядке

Уверенные в удаче, мы первым делом направились в районное отделение милиции, что на улице Литвина-Седого. Во-первых, работники ОВД точно нуждаются в положительных эмоциях. Во-вторых, где, как не у них, должны были осесть после праздников народные денежки. Почему бы стражам порядка не поделиться со скоморохами?

— Ой, мороз, мороз! — заголосили мы уже на подходе и весело зазвенели в бубенчики.

На крыльце маячила фигура постового с автоматом. Он сурово свел брови:

— Не понял…

— Так колядки же! — поспешили объясниться мы.

Постовой клацнул челюстью, передернул затвор автомата и снова судорожно выдохнул: “Не понял”.

Мы попытались задобрить непонятливого стража порядка двусмысленной частушкой про органы.

— У нас здесь вообще-то не колядуют, — обиженно рявкнул он. — У нас здесь преступников ловят! — и, преградив своим широким телом вход в здание, добавил: — У нас тут один обезьянник пустой. Сейчас живо вас оформим, и будете 15 суток бомжей веселить.

— Люблю баню с крепким паром, брызгаюсь с девицею, — заорали мы очередную частушку, — значит, можно с полным правом брать меня в юстицию. У-у-у-х!!!

Постовой позеленел и схватился за голову. Он принялся грозить нам оч-чень опасным начальником, под окнами которого мы как раз и колядовали.

— Вы, простите, в каком звании будете? — мы попытались завести светскую беседу на понятную и приятную ему тему.

— Прапорщик я, а что? — с подозрением буркнул милиционер. В его исполнении это слово звучало как “пропойщик”.

На шум из-за двери с опаской выглянул молодой дежурный. “Если б не бабушкины лохматушки, мерзли бы дедушкины колотушки!” — загадали мы ему детскую загадку про варежки, понадеявшись, что у старшего по званию чувство юмора более развито. Но он лишь испуганно ойкнул и спрятался за дверью.

— Милиционер, милиционер! Покажи пример щедрости и богатства, но без рукоприкладства! — выложили мы свой главный козырь и протянули прапорщику под нос открытый мешок для откупа.

— Да мы же тут бедные все! — в сердцах бросил обалдевший от нашего натиска автоматчик и, сменив гнев на милость, посоветовал: — Вы вон в соседнее здание загляните. Там банк — у них денег куры не клюют, авось поделятся!

Тем временем из отделения вышли два типа, одетые в хорошее штатское.

— Мы бы откупились, — грустно улыбнулись они, — да нас в милиции до нитки обобрали...

Кто в околотке? Пионер в пилотке!

Замерзнув под стенами ОВД, мы отправились по квартирам.

— Куда? — испуганно охнула пожилая консьержка, когда наша шумная процессия во главе с фотокором в колпаке Деда Мороза вломилась в подъезд семнадцатиэтажки на улице Островитянова.

Самым приветливым и веселым оказался самый последний, 17-й этаж.

— Ой, ряженые! — обрадовалась тетя Надя из 316-й квартиры. — Ну проходите, коль пришли!

Моментально в нашем мешке оказалась огромная коробка шоколадных конфет.

— Наш хозяин богатый, гребет денежки лопатой! — радостно затянули мы очередную колядку.

Тетя Надя полезла в шкаф и презентовала нам извлеченную оттуда трехлитровую банку с маринованными помидорами. И посоветовала навестить других соседей, которые, по ее словам, должны были тоже обрадоваться.

— Пришла коляда! Отворяй ворота! — звонко заголосили мы под дверью соседней квартиры, загремели бубенцами, но в звонок позвонить не успели. Дверь распахнулась, и оттуда выглянула пожилая женщина в халате.

— Господи Иисусе! Сейчас инфаркт хватит!!! — женщина в ужасе схватилась за сердце и захлопнула дверь. Через минуту из щели показалась трясущаяся рука и сунула в мешок горсть конфет. Послышался грохот — похоже, женщина из соображений безопасности решила забаррикадировать дверь изнутри.

— Кто здесь? — из квартиры напротив высунулся заспанный молодой человек Коля.

— Мы — ребята удалые, лазим в щели половые! — хором продекламировали мы загадку про тараканов.

— Кто?! — вытаращил глаза Николай и стал отчаянно звонить в дверь к соседке. — Тетя Надя, кто это? Я без очков...

— Колядуем мы. Вы не нервничайте, а лучше загадку отгадайте, — парня надо было как-то успокоить. — Не хрен, не морковка — красная головка?

— Пионер в пилотке! — с ходу догадался Коля и сунул в наш мешок целых 9 рублей 21 копейку.

На других этажах наше везение кончилось. Перепуганные люди осторожно выглядывали из своих жилищ, крестились или матерились — в зависимости от пола и возраста — и тут же прятались обратно. В одной квартире на нас даже спустили ротвейлера. Колядующие корреспонденты едва сумели унести ноги, отчаянно припевая в лифте: “Мы вчера видали с Ирой в зоопарке у тапира. Что же моего урода так обидела природа?”

Деньги давай!

Казино на Ленинском проспекте манило огнями и богатой публикой. “Вот где можно заполнить мешок деньгами под завязку! — потирая руки, думали мы. — Как не отстегнуть с выигрыша на радостях?” И потянулись томительные минуты ожидания на морозе... Видать, подпольные миллионеры растратили последние денежные запасы в праздники и не торопились в игорный дом.

К первому клиенту у порога казино мы кинулись буквально под ноги и запели частушку, исступленно звеня колокольчиками: “На дворе стоит мороз! Собирается наш босс отдыхать в Анталию — тешить гениталию!” Мужчина с каменным лицом отодвинул нас в сторону и сказал: “Я по вторникам не подаю”.

Делиться деньгами не спешил никто: второй замахал руками и скрылся в дорогущей иномарке с тонированными стеклами, третий испуганно пригнул голову и бочком-бочком исчез в ближайшей подворотне.

За нашими попытками растрясти толстосумов наблюдали охранники из соседнего кафе. Приникнув носами к стеклу, они показывали на нас пальцами и смеялись. Спустя пару минут один из них, самый сердобольный, вышел наружу и начал хлопать себя по карманам в поисках каких-нибудь гостинцев для нас. Из кармана пиджака неожиданно для себя он достал изрядно потрепанную упаковку презервативов и тут же воровато спрятал ее обратно, побагровев всей лысиной от стыда.

Тем временем из игорного дома вышел высокий господин. Увидев нас, побелел лицом и замер. Создалось впечатление, что он заглянул в глаза киллеру, пришедшему по его душу. Мужчина сунул руку в правый карман и двинулся в нашу сторону. Тут уже мы струхнули сами. Становиться участниками бандитской разборки в праздники, да вдобавок в шутовском наряде, очень не хотелось.

— Сегодня же колядки! — проблеяли мы. — Мы вам частушку споем, а вы нам конфет дайте. Богатые должны делиться с бедными!

Высокий господин в пальто выдохнул и быстро ретировался с места чуть не случившегося преступления.

Не успели мы прийти в себя, как нас взял в оборот охранник казино.

— Что здесь происходит? — строго спросил плечистый парень. — Поймите ситуацию: у нас уважаемые клиенты, которые не хотят светиться, а вы им мешаете отдыхать.

— Но мы же не отбираем ваш хлеб, — удивились мы. — Почему бы вашим игрокам не поделиться с нами малой толикой...

— Вы отпугиваете наших гостей, уходите отсюда! — прошипел секьюрити. — Иначе все очень плохо кончится для вас.

Крещенские бананы

Разочаровавшись в щедрости сильных мира сего, мы отправились к кому попроще. Благо рядом маячили корпуса общежития РУДН. Здесь-то уж точно бедный брат студент нас не прогонит: напоит, накормит и сам с удовольствием пошутит.

В глубоких сумерках мы нос к носу столкнулись с темнокожим пареньком. Молодой человек в летних брюках и шапочке-петушке в испуге захлопал длиннющими ресницами. Мы взяли дитя солнца в круг и пошли хороводом, заголосив: “Мой братан еще салага, в географии не спец. Отпустил его в Чикаго — он попал в Череповец!” Открыв рот, парень вымученно улыбался и повторял: “Спасибо! Спасибо!” Мы пытались объяснить, что вот-вот грянет Старый Новый год — последний всплеск новогодних гуляний. Читали колядки и тешили загадками про веки: “Волос на волос, тело на тело, и начинается темное дело”. Он никак не мог понять, как Новый год может быть старым, а вакханалию вокруг себя принял за подобие африканских танцев и пытался в такт дрыгать замерзшими ногами. Мы подсунули ему мешок в надежде, что хоть бананов накидает. Парень оживился и на сносном русском спросил: “Вам денег дать? У меня нет!”

В поиске более платежеспособных его собратьев мы попали в стайку щебечущих азиатов.

— Ребята, коляда пришла...

— Денег у нас нет, конфет тоже, — быстро поняла суть дела круглолицая молодежь. — Можем сигаретами поделиться!

Мы уже ни от чего не отказывались и приняли дары, о вредности которых Минздрав предупреждает со всех столбов.

Выйдя на широкую улицу, мы попытались брать простой люд врасплох. Пожилая супружеская чета с интересом поглядывала на нашу ряженую группу с бубенчиками.

— Колядуете? — спросили с улыбкой пенсионеры. — Молодцы! Не забывайте традиции.

— А копеечку нам подкинуть? — вскинулись мы.

Старички закивали головами и ускорили шаг. Навстречу нам семенил плотный мужчина в дорогом пальто. “Денег нет!” — вскрикнул гражданин и метнулся в близлежащее кафе. Сквозь освещенное окно было видно, как наш скупой рыцарь делает заказ официанту...

Мэрию покорил красный богатырь

Эх, умерла, похоже, славная традиция...

Ан нет. В конце концов мы нашли место, где чертей и козлов принимают как родных! Это... московская мэрия! Правда, пришлось оправдывать оказанное нам доверие по полной программе: петь, пока глотки не сорвали, и плясать до упаду. Зато и откуп получили солидный. Всего за полчаса мы собрали больше, чем за целый день: полный мешок конфет, денег и еще бутылка шампанского в придачу.

— Ба, черти пожаловали! — обрадовался один из городских чиновников, когда мы нагло и без всякого предупреждения вломились в его рабочий кабинет. — Эротические загадки, говорите? Поспорим, я с ходу угадаю!

— Пожалуйте! — обрадовались мы. — Красная головка за щеку заходит ловко!

— Знаю-знаю, — засмеялся чиновник. — Это чупа-чупс!

На самом деле загадка была про зубную щетку, но хозяину важного кабинета так понравилось, что он ходил за нами по пятам и всем объявлял: “А сейчас вас спросят про красного богатыря!”.

Обитатель следующей комнаты честно признался, что по эротической части он не силен, но готов откупиться чем сможет. Пришлось с помощью ножа раскупоривать глобус-копилку, наполненный шоколадными конфетами. Однако его сосед по кабинету, сколько мы его ни пугали кривым глазом, так ничего в мешок и не положил.

— Я в гости зашел, на минуточку, — долго извинялся он, — у меня с собой ничего нет.

Поглазеть на ряженых сбежался целый этаж. Власть имущие потребовали душевной песни. Нестройный хор журналистов и чиновников огласил строгое здание мэрии дружественным пением.


СПРАВКА МК:

В древности колядки были связаны с языческим праздником Коляды, солнечного божества. Колядование — древний обычай хождения по домам с поздравительными песнями-“колядками”, смысл которых сводился к пожеланиям здоровья, богатства и благополучия. Колядка всегда заключалась просьбой о подаянии. Пелись колядки под Новый год, под Рождество и Крещение.




Партнеры