Страна победившего чая

Почему плачут слоны и не работает Камасутра

14 января 2006 в 00:00, просмотров: 450

— В Дели были взрывы, — тревожно напомнил я московскому индусу, дико похожему на болливудскую кинозвезду Митхуна Чакраборти.

— Да, были, и еще будут, — умиротворительно успокоил меня он.

Ровно через неделю я должен был вылететь в Дели.

И вот мы в столице благословенной Индии. Смотрю в окно микроавтобуса. Где это я? Незастекленные пятиэтажки, вылитые наши хрущобы. И мусор, мусор, мусор… Покосившиеся заборы. Боже, куда я попал? Чувствуешь себя Колумбом, который направлялся в Индию, но открыл почему-то Америку. Мое “открытие Америки” оказалось неожиданным: Индия — это Россия. Один в один.


Ну а индийцы — это мы. По крайней мере, так кажется на первый взгляд. Мы и они — самые большие пофигисты в мире.

Опять взгляд из авто — писающие взрослые мальчики на каждом шагу.

В индийской столице я пробыл два дня и потихоньку начал что-то понимать про них и про нас. Есть такая религия — индуизм, здесь ее исповедуют 85% населения. Остальные — мусульмане, католики, буддисты. Индуизм — это абсолютная связь с природой. Это когда тебе хорошо там, где ты находишься в данный момент времени. Это когда ты довольствуешься малым. Ну очень малым. И все земное для тебя не важно. По этой вере люди являются такой же частью мироздания, как и мусор вокруг, как те самые покосившиеся заборы.

* * *

Индия — живая, дышащая цивилизация. Четыре века вольготно проживавшие здесь англичане, кажется, этого не понимали. Хотя британцы построили здесь города, до сих пор поражающие туристов размерами и архитектурой. Во втором по величине городе Калькутта, культурном центре, работает единственная во всей стране трамвайная линия. И опять тут виноваты англичане. Словом, европейские товарищи сильно постарались облагородить дикую державу и подарили ей неисчислимые блага. Так от чего же в 1947 году счастливый индийский народ под водительством тишайшего мудреца Махатмы Ганди выгнал этих прекраснодушных колонизаторов пинком под зад? Ответ я получил, находясь в Ред-Форте, который наша делегация посетила по пути в Тадж-Махал. Ред-Форт — это храм, отстроенный одним из Великих Моголов в 14-м веке.

— Здесь были бриллианты, самые большие и дорогие бриллианты, — переводчик показывал нам на многочисленные пустые бойницы, облепившие абсолютно все красивейшие постройки и изваяния.

— А где же они теперь? — наивно поинтересовались мы.

— Англичане все выковыряли, когда уходили.

Что касается Тадж-Махала, то его соорудил Джохан Хан во имя своей любимой жены. А в принципе — Тадж-Махал как Тадж-Махал. Ничего особенного. Красиво, конечно, но у нас в Москве и далее везде таких красивостей пруд пруди. Царицыно, например, Останкино с Шереметьевским дворцом, “Коломенское”, “Архангельское”. Чем мы хуже?

nnn

Калькутта (теперь в местной транскрипции, законодательно уничтожающей все английское, город называется Калькатта) — действительно культурный центр Индии. Мы посетили парк королевы Виктории с ее высоченным постаментом. Впрочем, все то же: прудик, травка, деревца, скамеечки. Ну чем не наши Патриаршие? А еще там протекает священная река Ганг. Мы поехали туда, спустились к воде. Взору предстала огромная черная лужа. Я тут же стал скидывать сандалии, потому что быть в Индии и не искупаться в Ганге было бы верхом грешного легкомыслия. Но наш гид посмотрел на меня, как на идиота:

— Не надо, это опасно.

Слушаюсь и повинуюсь.

На следующий день гид Гоутон, местный уроженец, повез нас к себе домой. Опять вокруг такой уже приятный глазу мусор, разбитые тротуары, открытые торговые палатки. Когда мы подъехали к родным пенатам нашего Гоутона (а это была та же самая типовая “хрущоба”), нас облепили кучи местных черномазых ребятишек. Ну просто каникулы льва Бонифация, да и только! Поднялись на пятый этаж (конечно же, без лифта). Чистенькая двухкомнатная квартирка, полуметровая кухонька, где развернуться может лишь хрупкая Гоутонова жена. Прихожая. Телевизор (один), компьютер (один) для десятилетнего Гоутонова сынишки. Полезная площадь — 18 кв. метров.

— Это у нас средний по достатку район в Калькутте, — гордо резюмирует переводчик.

* * *

У Гоутона, несмотря на прекрасное знание Камасутры, один сын. Нонсенс, скажете вы? Теперь уже нет. Сейчас в Индии проживает 1 миллиард 10 млн. человек, это вторая по народонаселению после Китая страна в мире. На сегодня самой актуальной проблемой является планирование семьи. Пропаганда о половой умеренности и аккуратности всюду: на страницах газет, в школах, на фабриках. Зато индийцы почти никогда не разводятся. Если же такой форс-мажор вдруг случился, об этой новости неделю будут писать все местные солидные газеты.

Вечером того же дня мы отправились на местный рынок. Темнеет здесь очень рано — в пять часов сумерки окутывают город. Блуждать в потемках не хотелось, и я свернул в освещенный переулок.

Жизнь кипела вовсю. Вдруг я увидел, как на разных сторонах дороги стояли в ряд две группы женщин и громко перекрикивались. “Может, они так торгуются?” — подумал я. До этого в Индии ни разу мне не приходилось слышать, чтобы кто-либо на кого-то кричал. А тут вдруг крик. Что-то здесь не так. Иду дальше, стоит маленькая, вся закутанная женщина. Стоит точно так же, как аппетитная дама из “Бриллиантовой руки”, желающая заграбастать Никулина в узком заграничном переулке. Помните, “руссо туристо, облико морале”? Чего это она? Метров через десять опять такая же женщина и в точно такой же позе. И рядом. И еще… “Проститутки!” — догадался я, хотя почему-то они меня так и не прельстили.

Вот тебе и рынок! Да это же жилой квартал. А вот и люди кругом возлежат, и так они будут лежать всю ночь, и весь день, и еще ночь, и еще день. Это беднейший район, местные фавеллы. Стоит ли жалеть этих людей — не знаю. Ведь им по большому счету комфортно жить на этой земле. Когда я вернулся, меня встретила встревоженная группа: мы так за тебя волновались!

nnn

Индия — бедная страна третьего мира. Но это как посмотреть. Когда мы в аэропорту ждали очередного рейса, огромное световое табло высветило цифры 4,1%.

— Ай-яй-яй, — покачал головой Гоутон.

— Что стряслось?

— Инфляция поднялась на шесть десятых процента.

В Индии практически нет полезных ископаемых. Но страна обеспечивает себя сама. Авто, хоть и лицензионные, но собственной сборки и очень надежные. Промышленность работает на полную катушку. Самолеты летают, поезда ездят. Все вертится, движется, несется. В Силиконовой долине лучшие компьютерщики — индусы.

И в то же время на контрасте.

— А почему у вас такие разбитые тротуары, ямы, колдобины кругом? — спрашиваю Гоутона.

— Воруют, — отвечает. Деньги-то на ремонт выделяются, ну а потом ищи-свищи их.

Ну вот мы и дома. Я же говорил, Россия — родина слонов…

* * *

На самом деле Индия — аграрная страна, 75% населения работают в сельском хозяйстве. А сельское хозяйство по-индийски — это, прежде всего, чай. Индия — страна победившего чая. Когда мы, наконец, покинули зачумленные большие города и оказались на природе — пейзаж возник сказочный. Красотища! И, как ни странно, чистотища. Все молодо, зелено, одна чайная плантация сменяет другую. Мы осмотрели десятки чайных фабрик — все работает по последнему слову техники.

Местные плантации ухожены до умопомрачения. Ровненько подстрижены, ни сорняка, ни пылиночки. Старые кусты отдельно от молодняка, и все так ровнехонько, чинно, благородно. Вот здесь и кончается Россия. О наших деревнях средней полосы лучше не думать.

Тут начинаются светлые воспоминания о советском прошлом: продуктовые заказы, папа, добытчик, радостный приходит с работы домой и с порога: “А что я вам принес” — выкладывает баночку красной икры, салями, всевозможные паштеты и… заветную желтенькую коробочку индийского чая со слоном. Это был дефицит, как говорил Райкин.

А что сейчас? Пачки со слоном продаются, и в большом количестве. Только мода на индийский чай закончилась с распадом СССР. С 91-го года государство ушло из этого бизнеса и отдало чайную торговлю на откуп частникам. А те, супостаты, вот что делают: закупают из Индии их великолепный чай мешками и тоннами, а потом смешивают с каким-нибудь краснодарским или грузинским, упаковывают в те же желтые пачки со слонами и выдают за индийский. Но люди-то наши, чай, не дураки, попробуют раз, два, а потом плюнут на все это безобразие и пойдут покупать чай из Англии. Хотя на самом деле я раскрою вам большой секрет, английский чай — это тот же самый индийский, только дороже. Просто бренд индийского чая замордован донельзя, а английский — это считается круто. Какие же мы после этого лохи!

А тут еще налоги на фасованный чай подняли до 20 процентов, зато на неупакованный в мешках всего лишь 5. Естественно, наши чайные дельцы работать себе в убыток не станут. Получается заколдованный круг. Люди уже думают, что хорошего индийского чая нет. А он есть… в Индии.

* * *

А где же священные коровы, спросите вы? Сначала я тоже так спрашивал. Потому как думал, что приехал в Индию, где на ветках живет много диких обезьян. Одна из них просто-напросто со всей наглости забралась ко мне в номер через балкон, схватила пакет с подаренным чаем и бросилась наутек. Я вскочил, хотел ее сфотографировать за воровским занятием. Примат бросил ворованное, но остался на балконе. Потом я увидел, как вся обезьянья семья — папа, мама и две красавицы дочки — с крыши, по проводам в акробатическом драйве спускались на ровно подстриженный газончик около гостиницы.

В заповеднике мы катались на слонах. Оказалось, слон очень грустное животное, тихое и почти домашнее. Когда девочки из моей группы залезли на слониху, она заплакала. Мы ехали по местным прериям, восседая на этих огромных животных, за ними покорно шли слонята мал мала меньше. Встретили одинокого носорога, он стоял за кусточком и думал, что его никто не видит, и тихо медитировал. В Индии вообще все медитируют.

А корову я встретил на дороге. Она не спеша шествовала по самому центру проезжей части и с любопытством оглядывала проезжающие авто. В ее походке была масса достоинства. Водители это понимали и объезжали священное животное на почтенном расстоянии. У нас, в России, собака друг человека, а в Индии — корова. Вернее, не так. В Индии человек — друг коровы.

* * *

В Гималаях я встретил рассвет. Мы приехали на смотровую площадку в 4 часа ночи. Ждем. И вот тихо-тихо проясняется. В темноте выступают седые проплешины. Вот оно, утро! А солнца все нет. Ждем час, другой. Нет солнца. Туман, ничего не поделаешь, видно, не судьба. В толпе разливается пессимизм. И вдруг раздались гортанные вопли. Вот оно, вот, смотрите, — повторялось на десятках языках. И правда, из-за гор поднимался золотой шар.

Мы сделали это, мы увидели рассвет в Гималаях!

На следующий день приехал в Москву, включил радио, а там на все лады обсуждают политические новости. “Боже! — подумал я. — Куда я попал? О чем они говорят? Как мелки эти люди с их страстишками. Наверное, они никогда не встречали рассвет в Гималаях”.




Партнеры