Инь и пьянь

В семье можно избавиться от пьянства при помощи фотоаппарата и диктофона

16 января 2006 в 00:00, просмотров: 722

Для определенной (и немалой) части наших сограждан веселье новогоднее стало началом очередного (и весьма неприятного) жизненного этапа. Запойного. Но еще более тяжел этот период для многочисленной армии родственников алкашей.

“Папа заболел, не шумите”, — врут матери детям. А наутро устраивают супругу истерику со слезами. Скандал — новый повод напиться. Замкнутый круг. Жизнь семьи превращается в сущий ад...

Московский врач Александр Глазов много лет боролся с собственным алкоголизмом. И теперь, выйдя из этой нелегкой схватки победителем, помогает другим давить зеленого змия.


Вместе с женой Людмилой, тоже врачом, Александр организовал клуб “по интересам” — но не столько для самих пьяниц, сколько для их жен, детей и прочих домочадцев. Потому что Глазовы уверены: при правильном поведении родственникам принадлежит главная роль в деле избавления алкоголика от пагубного пристрастия. И наоборот: как ни парадоксально, именно семья, стонущая от выходок своего пьющего члена, чаще всего своими неумными поступками не позволяет ему стать на путь истинный.

— Александр, сначала о вашем личном опыте. В какой момент вы поняли, что стали алкоголиком?

А.Г. — Начиналось-то все просто: выпивал, чтобы снять напряжение, за компанию, как говорится, “пивка для рывка”. Как все пьяницы, был уверен, что здоров и в любой момент могу завязать. Упреки жены только раздражали, я же взрослый человек, имею право спокойно расслабиться после работы.

Постепенно дело усугублялось. Я все чаще стал прогуливать работу — не мог подняться “после вчерашнего”. В результате на службе недвусмысленно предупредили: будем прощаться. Но и это по большому счету вызвало лишь обиду на “неблагодарное” начальство.

По-настоящему я испугался, когда мой 12-летний сын высказал все, что обо мне думает. Знаете, это жуткое ощущение, когда вдруг понимаешь, что ребенок, который, по идее, должен в рот тебе смотреть, на деле тебя вообще за человека не держит. Только тогда я впервые осознал, что со мной что-то не так.

Л.Г. — Это было кошмарное время для нашей семьи. Мои родители никогда не злоупотребляли алкоголем, поэтому я понятия не имела, как вести себя с Сашей. Все мои меры сводились к слезам и обвинениям. Детей — у нас их двое, сын и младшая дочка, — приходилось обманывать, говорить, что папа такой странный, потому что сильно устал. Надо же поддерживать отцовский авторитет... При этом я изо всех сил старалась покрывать мужа на работе, готовить ему вкусный ужин и убирать последствия его пьянок. Любовь — это терпение. Но в случае с алкоголиком, как выяснилось, такое терпение только во вред.

— Что, надо было не терпеть, а гнать поганой метлой?

А.Г. — Не надо упрощать, такая шоковая терапия мало кому пойдет на пользу. Когда все способы лечения были испробованы, а запои продолжались, друзья отправили нас с женой в семейный клуб помощи алкоголикам. Его организовали в России итальянцы — тогда еще Италия была самой пьющей страной в мире, это в последние 10 лет наше государство вырвалось вперед. В этом клубе собирались семьи с общими проблемами. Кто-то вчера бросил пить, а кто-то держится уже несколько лет. Только там я понял, как страдают близкие от моего пьянства. А ведь раньше мне искренне казалось, что я никому не мешаю жить — не бегаю же за женой и детьми с топором! Думал, что я сам — жертва излишней требовательности жены и детей.

Л.Г. — Однажды я услышала от одного бывшего алкоголика фразу: “Моя жена долгие годы мешала мне бросить пить”. Тогда это показалась мне дикостью. Совсем обнаглели мужики, хлещут беленькую, терроризируют семью, да еще и жену в своем пьянстве обвиняют! Позже я поняла значение этих слов. Поняла, что я, сама того не сознавая, делала все, чтобы помешать Саше завязать со спиртным. Чтобы отвратить алкоголика от бутылки, нужно сперва работать не с ним, а с его близкими.


СПРАВКА МК:

Согласно опросу Минздравсоцразвития, в котором приняло участие пять тысяч человек в возрасте 11—24 лет, 80% признались в регулярном употреблении алкоголя.

По неофициальным данным, каждый седьмой россиянин — алкоголик.

В России пьют больше горячительного, чем в любой другой стране мира. Средний россиянин выпивает в год 19 литров сорокаградусных напитков. 80% населения страны предпочитают водку другим спиртсодержащим напиткам.

“Мужа надо заставить самостоятельно решать “пьяные” проблемы”

— Но пока человек сам не решит завязать, его не заставишь...

Л.Г. — Заставить не заставишь, а вот помочь вполне можно. Порой близкие люди сами мешают человеку бросить пить. Не один год я уговаривала Сашу завязать, требовала от него письменных обещаний навсегда отречься от выпивки. Я ругала и позорила его, но при этом выправляла ему больничные листы, когда он был в запое, и врала начальнику, что у него тяжелый грипп. То есть своими же собственными руками я скрывала от мужа проблемы его пьянства. Сейчас, когда я сама руковожу клубом, то прекрасно вижу ошибки жен алкоголиков.

— Что же они должны делать?

Л.Г. — Прежде всего заставить супруга самостоятельно решать свои проблемы. Ко мне в клуб несколько месяцев ходила Екатерина и жаловалась на пьяницу-мужа — сам он прийти вместе с ней категорически отказывался. Каждый раз, когда благоверный приходил домой пьяный в стельку, она снимала с него одежду, укладывала в чистую постельку, а у кровати ставила бутылку пива для опохмела. Естественно, назавтра он уже не помнил, в каком скотском состоянии вчера приполз к жене. И только злился — чего она постоянно пилит его? В конце концов ангельское терпение Кати лопнуло. Однажды, когда супруг уснул на полу в прихожей прямо в луже собственной рвоты, она не стала ничего предпринимать, и наутро он проснулся в той же позиции. Именно этот случай заставил его задуматься и пойти лечиться. Должна предупредить: правильно вести себя для родственников так же трудно, как для самого алкоголика — бросить пить.

— Но, если пьяницу не покрывать на работе, его уволят, и начнется запой без конца и края.

А.Г. — Пусть уволят, это только его проблема. Пить-то не на что будет. Человек начинает бороться с пьянством, когда что-то теряет. Психика алкоголика устроена таким образом, что он не осознает его как болезнь.

— Так получается, что и семью надо потерять, чтобы что-то понять?

А.Г. — Это уже слишком! Кого-то такое встряхнет, но большинство опустит руки и еще быстрее покатится вниз. Должен, должен оставаться спасительный остров... Жена и дети помогли мне тем, что оставались рядом. Они не пилили меня за попойки, но и не скрывали всю убогость моего существования, не изображали перед окружающими, что у нас все о’кей.

Можно фотографировать алкаша в самые “интересные” моменты. Можно записывать на диктофон его пьяный бред и потом дать послушать. Особенно ценно, если в клуб приходит не только жена, но и дети.

— Не опасно ли впутывать во взрослые проблемы детей?

Л.Г. — Ребенку нужно говорить правду, потому что он все равно ее видит. Я сама не один год обманывала своих детей. При этом всегда ловила на себе недоверчивый взгляд сына — он не мог понять, зачем мама врет. Когда мы впервые пришли на встречу клуба вместе с детьми, то были просто шокированы тем, как много они знают и понимают. Сын, как взрослый, говорил, что запои отца отравляют его существование, что ему стыдно перед друзьями. Кстати, никто из детей, которые приходили к нам в клуб вместе с родителями, не стал впоследствии сам закладывать за воротник. Хотя генетически алкоголизм чаще развивается у ребят из пьющих семей.

А.Г. — Когда я осознал, как сын страдает от моей тяги к спиртному, то захотел доказать ему, что папа сильный и справится с любыми трудностями. Как только он понял, что я действительно решил завязать, сразу же изменил свое отношение ко мне. На место презрения пришли любовь и поддержка. В клубе дети помогают родителям почувствовать свою значимость в семье, они гордятся своими папами или мамами, которые пили, но смогли бросить.


СПРАВКА МК:

35% всех смертей в России связаны с употреблением спиртных напитков. В Германии и Франции этот показатель составляет 2%.

В Европе при уменьшении общего потребления алкоголя на 1 литр уровень смертности падал на 1%, а в России — на 4%. Специалисты в области здравоохранения считают, что именно алкоголь повинен в сокращении продолжительности жизни в России.

“Спиртного в доме не должно быть вообще”

— Сколько времени вам понадобилось, чтобы смириться с пожизненной трезвостью?

А.Г. — Около полутора лет... Конечно, желание выпить периодически возникало, но я уже мог его контролировать. К тому же появился какой-то азарт — мой друг уже 6 лет не прикасается к бутылке, а чем я хуже. Через три года “семейной терапии” я уже стал убежденным трезвенником.

Л.Г. — Саша достаточно быстро справился со своей зависимостью. Николай, один из моих пациентов, срывался больше трех лет. Оказалось, его подпаивала собственная жена, которая сама же привела мужа в наш клуб. Она объясняла это тем, что муж в трезвости становится невыносим — мрачный, злой. Что тут скажешь? Такая “ломка” рано или поздно пройдет, надо терпеть. Многие женщины не верят, что в день рождения нельзя побаловать любимого бокалом вина. Праздник, мол, — это святое. Нельзя Новый год отмечать без шампанского!

А.Г. — Спиртного в доме алкоголика не должно быть вообще, особенно в первые год-два после того, как человек завязал. Бывшему пьянице нельзя брать ни капли в рот всю жизнь, иначе все вернется на круги своя. Опасны и утверждения вроде: “В малых дозах красное вино полезно для сосудов”. Я не раз хватался за эту фразу и заявлял жене: “Слышь, Люд, вино, оно только на пользу, ну-ка наливай”. Сначала я выпивал “для здоровья” бокал, потом бутылку, а в конце концов впадал в недельный запой. И хотя сейчас я не пью уже 14 лет, но все равно остаюсь алкоголиком. Стоит выпить невинный бокал вина, и очень скоро все начнется сначала.

— Считается, что женщине сложнее завязать с выпивкой, чем мужчине.

Л.Г — Нет, это не так. Просто пьющая женщина хуже принимается в обществе. К тому же дамы дольше скрывают от окружающих свои проблемы и позже обращаются за помощью. Кроме того, если женщины с мужьями-алкоголиками мучаются годами, то мужчины, как правило, очень быстро бросают пьющих жен. Я знаю только одного человека, который оставался со своей женой до конца. Когда Галю впервые привели к нам, она являла собой синее, дрожащее, опустившееся существо. Ей не было дела ни до Романа, ее мужа, ни до 14-летнего сына. Все интересы вертелись вокруг бутылки. О женской привлекательности вообще речь не шла... Но Рома не оставлял жену, буквально силой тащил ее в клуб. И добился своего! После двух лет борьбы Галя вернулась к нормальной жизни.

— И все же пьют у нас с каждым годом все больше...

А.Г. — Алкоголь стал непременным атрибутом красивой жизни. Бокал вина или бутылка пива в руке — это круто. Молодежь хочет соответствовать героям роликов. Один мой приятель ежедневно после работы выпивает полстакана коньяку, чтобы расслабиться. На вопрос: “Зачем?” — безапелляционно отвечает: “Ну так все же пьют...”

Л.Г. — Рекламу алкоголя запрещать не надо, но она должна быть чисто информационной — есть, мол, такое-то пиво, такое-то вино. Если реклама будет призывать народ пить, то мы скоро просто вымрем, как мамонты. В противовес пагубным привычкам нужна пропаганда здорового образа жизни. У нас до сих пор пальцем показывают на людей, бегающих по утрам. А в той же Америке спортом занимаются практически все, это модно. Абсолютно в любом американском фильме, будь то мелодрама или кровавый боевик, есть эпизод, в котором люди отправляются на утреннюю пробежку. Это действеннее любой рекламы.

— Всех не убедишь…

А.Г — В любом государстве есть какая-то часть маргиналов, не о них речь. Как можно бороться с пьянством, если родители пьют пиво на детской площадке, а рядом играют их же малыши. Кем эти детишки станут потом? Они же растут в уверенности, что именно бутылка сделает их взрослее и круче. При этом я не говорю о полном запрете алкоголя в семье. Просто родители, которые по любому поводу лежат мордой в салате, — это один вариант, а семья, где выпьют в праздник немного вина, — абсолютно другой.

— Сейчас много рассуждают о том, что наша нация спивается из-за особого русского менталитета.

А.Г. — Так говорить кому-то выгодно. Алкоголь — это легальный и очень прибыльный бизнес. Можно бесконечно рассуждать об особом менталитете русских, о проблеме пьянства в масштабах страны... Но мы не можем изменить других людей. Единственное, что мы можем сделать, — изменить самих себя.




    Партнеры