Одинокая волчица

Елена Кондулайнен: “У меня нет человека, который бы меня любил”

16 января 2006 в 00:00, просмотров: 251

Известная актриса вновь проснулась знаменитой после демонстрации по ТВ мелодрамы “За все тебя благодарю”. Она ярко сыграла образ богатой, испорченной бездельницы — вредной, но не злой. Теперь Елена Кондулайнен нарасхват. По этому поводу она уже успела слетать с гастролями даже на Дальний Восток. Все хотят ее видеть, все ее любят, хотя сама актриса так не считает…


— Лена, вы случайно не себя сыграли в этом сериале?

— Нет, я просто знаю таких женщин. Силу их чар, между прочим, я испытывала на себе, и очень страдала от них. Когда играла, то думала: вот я им сейчас отомщу, сыграю их, пусть себя узнают в этом фильме. Вы знаете, у меня есть подозрение, что они так ничего и не поняли.

— Значит, мозгов у них на три копейки.

— Но, с другой стороны, я заметила, что некоторые после этой роли стали по-другому себя со мной вести. Раньше у них была манера общения свысока. Я от этого очень страдала.

— Милашка со смазливой мордочкой…

— Да, да, да. А теперь, узнав…

— Что вы глубокая драматическая актриса…

— Они так удивленно, с подходом начинают со мной… Уважать стали.

— Наверное, проецируют образ на вас, а вашей героине в сериале палец в рот не клади…

— Понимаете, я актриса, я могу многих сыграть.

— Не кажется, что вы создали слишком гротесковый образ?

— Это специально. Злые образы всегда нужно играть гротесково. Это же сказка, “Золушка”. Помните, как Раневская сыграла мачеху? Я Раневскую в общем-то и играла, только перенесенную в наше время.

— Ну что же, у вас получилось!

— А эта прическа — помните? В самом начале, когда я появляюсь в кадре…

— Совершенно вычурная, дикая.

— Абсолютно, это оттуда — из “Золушки”.

— Лена, насколько я знаю, у этого сериала есть какая-то подноготная.

— Когда меня покупали, так сказать, одна артистка уже отказалась от этой роли. Режиссер мне сказал: “Если согласишься, мы твои песни вставим в фильм”. Я говорю: “Ну дайте почитать сценарий”. Мне очень понравился сценарий, потому что он талантливо написан. Я сама пишу сценарии, поэтому я знаю. Даже переживать стала: ну как я не догадалась до такого? Казалось бы, идея очень проста, но в этом-то и заключается гениальность! Я сразу спросила: “А что это за мальчик написал? Он гениальный, покажите мне его!” Оказалось, ему 21 год. Это первый его сценарий.

— Да? Ничего себе. Как его зовут?

— Не помню. У меня профессиональная забывчивость на фамилии и имена. Слишком много текстов приходится заучивать. Я в театре очень много играю. Помимо этого в прошлом году у меня было восемь антреприз. Все знают, что я очень хорошо ввожусь в спектакли. Пяти дней достаточно. Даже Достоевского могу выучить.

— А почему вы в сериале песен не поете, если вам обещали?

— Когда я прочитала сценарий, то поняла — моя героиня не должна быть поющей. Я сама сказала, что песен не надо.

— Вы 14 лет не снимались, не было крупных ролей, и тут сразу такой успех — вы его почувствовали?

— Вы знаете, что потрясает — коллеги говорят: поздравляем с хорошей актерской работой. Одна молодая актриса “Театра Луны” мне сказала (вообще-то она моя конкурентка, мы на одной роли): “Да, Елена Ивановна, вы должны служить своему таланту. Это настолько ярко!” Понимаете, я таких комплиментов в жизни не слышала. Подают в транспорте руку, говорят: вы заслужили.

— Сколько фильмов у вас?

— У меня около 50.

— Лена, я что-то не пойму, почему вы о себе небольшого мнения?

— Я всегда была о себе небольшого мнения.

— Да ладно?!

— У меня комплекс неполноценности.

— Вы сильно изменились с тех пор, как приходили ко мне последний раз на программу “Московские окна” на канал “Столица”. Сейчас вы решительная и эффектная — похожи на ту дамочку, которую сыграли: европейская женщина, с гитарой, на шпильках, в брюках в обтяжку, черных, красивых, по-моему, в таких гарцуют на лошади; в спортивном красном модном свитере — офигеть! И блондинка. Вы прямо заграничная штучка!

— Я же финно-шведка. Даже живу на улице Куусинена.

— Всю жизнь, получается, вы скрывались?

— Я не скрывалась, я все время везде устраивала скандалы. Мне не нравилось, как народ у нас живет, менталитет этот. В конфликтности все время. Национальность, конечно, влияет на образ мыслей и взгляды на жизнь.

— Зная актерский мир, не могу поверить, что все ваши коллеги положительно на вас реагируют?!

— В основном, конечно, да, коллеги завидуют. Зависть — это страшная вещь. У нас в “Театре Луны” все здороваются, приходит человек незнакомый, я всегда говорю: здравствуйте, здравствуйте. Со всеми здороваемся, это как-то принято. А здесь я зашла в Театр на Таганке и говорю: здравствуйте. Полное кафе людей, и никто не ответил мне, ни один артист. Понимаете, успех, он сопряжен с этим, он раздражает. Потому что ты стремишься к нему, ты ждешь, ждешь, ждешь… Но я верила, что он будет, хотя уже совсем все было плохо. Меня в прошлом году и обворовали, и машину я разбила.

— Когда я вам звонила домой, вы просто вся поникшая были.

— Да просто думала, что все, уже смерть пришла. Но вы знаете, я вам честно скажу… Я верила в этот год Собаки. Это мой год.

— Тогда с Новым годом!

— Спасибо большое. Я думала все время: главное — дожить мне до этого. Это еще хорошо, что так просто разбила машину — сама уцелела. Потому что накануне я чувствовала, что вокруг все как-то тяжело и сгущаются черные силы, что я могу разбиться.

— Уж не накаркали вы сами себе?!

— Нет, у меня интуиция, я все чувствую. Особенно недоброжелательных людей.

— Откуда у вас недоброжелатели?

— Потому что я очень яркая, потому что это раздражает, особенно зимой, когда все серое, а тут я — вся в красном. Да еще и неплохо выгляжу.

— Пластическая операция?

— Нет, вы знаете, но хочу, мечтаю.

— Лена, не надо. У вас хорошие, уютные такие морщинки под глазами, их немного.

— Я посмотрела на себя на экране и пришла в ужас.

— Вашу внешность ведь специально огрубили!

— Да. И сейчас опять меня взяли в картину, где я играю алкоголичку, будто мне уже 50, и специально грим делали и свет ставили... Ужас. Синяки, набухшие веки, подбородок. Ой, ужас. Вид испитой, 20 лет я пью, понимаете? Я говорю: “Слушайте, но зачем же вы меня-то взяли, ну зачем вам я? Возьмите какую-нибудь 50 лет женщину”. — “Нет, нам нужна Кондулайнен спившаяся”. Я говорю: “Не дождетесь!”

— Вам нравится мода на “выглаженное утюгом” лицо?

— Я думаю, что это плохо, потому что за каждой морщинкой идет информация, идут прожитые годы, это плюсы и минусы — это судьба. Сейчас, кстати, в Америке, в Голливуде снова возвращаются к этому — без пластических операций начинают снимать артистов. Потому что людям приятно видеть артистку со следами прожитых лет на лице. Почему меня так встретили? Потому что я как раз предстала со всеми этими прожитыми годами, и мой персонаж дышит, и его дыхание слышно.

— Кто придумал эти корсеты в сериале?

— Это художник по костюмам, и я поддержала ее.

— Я-то думала, там грудь вообще 10-го размера.

— Экран увеличивает все на 5 килограммов.

— Да вы что? Я хотела спросить: может, вы поправились? Смотрю, худенькая.

— Нет, я такая и была. Мне пришлось нарастить ногти. И я более полугода не играла на гитаре. Потом этот корсет, если ты в него уже зашнуровался, то очень сложно есть, а нам приносили обеды. И мне нужно было их вместить в этот корсет. Потом было очень холодно во время съемок, а я была с голыми плечами. Из-за этого такая у меня была белая маска.

— Кто вас еще обижает?

— Корреспонденты! Не дают, злые, жить. Я человек ранимый — жуть. Переживаю, плачу.

— Что ужасного-то пишут?

— Они треплют мое имя уже не в первый раз. Мне уже звонят, говорят: что ты там наделала? А я ничего не делаю. Вот написали, будто бы я юбку украла. Ну как я могла?! Я, наоборот, дарю вещи, на съемочную площадку в своих вещах приезжаю. Наоборот, у меня крадут все время, меня обкрадывают постоянно. И тут такая история, я так переживала. В общем, я была в самолете и случайно увидела эту статью, и с горя напилась коньяку, и мне так стало плохо. Потому что на Дальний Восток очень далеко лететь, 8 часов.

— А что вас во Владивосток потянуло?

— Гастроли.

— Ну, конечно, женщина одна, надо семью кормить. Мужа-то выгнали?

— Как сказать. Он, как интеллигентный человек, сам понял, что пора уходить. Потому что я все работаю и работаю.

— Тяжело одной без мужика?

— Очень тяжело. Но я такая гордая, знаете, я считаю, что лучше жить в любви, а когда какие-то отношения завершаются… Он посмотрел, что я очень много работаю, и говорит: ты — талантливый человек, давай, чтобы сын тобой гордился, работай. А ему нужна, наверное, обычная жена.

— Не обидно вам слышать, что ваша лучшая роль теперь в сериале “За все тебя благодарю”, а до этого вы все девочек играли?

— Я характерная актриса, и я положительных героинь играла, мне это нравилось. Я всю жизнь отказываюсь от шикарных отрицательных ролей. От проститутки отказалась в “Петербургских тайнах”.

— Почему?

— Потому что я боялась…

— Поэтому все стали думать, что вы овечка?

— Ну да. Все думают, что я овечка. Но на самом деле я действительно овечка. И знаете, эта роль меня защитила как раз от этих волков. Слава богу.

— С Калниньшем у вас получилась блистательная пара.

— Да, но нам и до этого приходилось играть любовную пару. Я бы очень хотела с ним любовь сыграть, потому что мы пара очень сочетающаяся. У нас было “Шоу для одинокого мужчины”, где даже были сцены интима. В ванной, обнаженные, мы занимались любовью. И это вся страна видела.

— А как муж отреагировал?

— А тогда не было еще мужа.

— Первого уже не было, а второй еще не пришел?

— Я тогда была не замужем, вот как сейчас. Зато играть можно все что угодно.

— Вы резкая, вы можете кого-то послать, выплеснуть ярость?

— Нет. У меня песня такая есть: “Господи, прости моего врага за то, что он убил меня”. Это катастрофа, но у меня такая психология.

— Друзья-то у вас есть, я не пойму? Люди, которые могут протянуть руку помощи такой красивой, эффектной и очень талантливой женщине?

— Вы знаете, я думаю, что, конечно, есть. Просто я не обращаюсь за их помощью. Когда я просила, мне никто не давал, потому что я привыкла сама быть щедрой. Я и Партию любви придумала, чтобы давать людям надежду, подарки — я из своего кармана все дарила.

— И что, мужчины не могли вам помочь даже диск выпустить?

— Сейчас такое время — наоборот — обмани и утащи, но не дай. Такое время жесткое. А мне и не надо. Я пишу замечательные песни, людям они нравятся, ко мне коллеги подходят и говорят: спасибо тебе. Мурашки по коже. Вот Лена Коренева подошла, Климова — представляете, такие артистки! Говорят мне: “Твоя “Одинокая волчица” это нечто!”.

— Как встретили Новый год?

— С оливье, естественно. А вообще я всегда хотела заработать на этом празднике, как другие артисты. Но Снегурочку сыграть мне никогда не удавалось, никогда.

— Кому же, как не вам, играть Снегурочку?

— Никто не приглашает никуда, песни не дают мне петь. У меня нет директора, у меня нет человека, который бы меня любил и мною занимался.



Партнеры