Неба и зрелищ!

Дмитрий Архипов: “Страшно. Но в этом и смак”

17 января 2006 в 00:00, просмотров: 281

Когда они резко срываются со старта, а через пару секунд взлетают с трамплина и зависают в воздухе вниз головой, словно прилипнув к небу “подошвами” лыж, простые смертные на земле замирают от страха. И каждый раз, с восторгом наблюдая мастерские сальто с “винтами”, гадают: сумеет ли спортсмен удачно приземлиться?


В российской сборной по акробатическому фристайлу есть по крайней мере два человека, от которых мы будем ждать медалей в Турине.

6-кратный победитель этапов Кубка мира, чемпион мира и обладатель Гран-при Кубка мира-2003 Дмитрий Архипов и чемпионка мира в юношеском разряде, победительница Гран-при Кубка Европы-2001 Ольга Королева. Та самая девушка, которую на предыдущей Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити откровенно засудили американские арбитры — лишили честно заработанной “бронзы”. Однако, как часто бывает, этот скандал прославил Королеву больше многих олимпийских чемпионов. Интервью с Ольгой читайте в следующих предолимпийских номерах “МК”. А пока — знакомьтесь с Архиповым...

* * *

— Какая же у нас тут, в Солт-Лейк-Сити, красота! — с блаженством в голосе признался Дима, на сегодняшний день, бесспорно, самый заслуженный из действующих представителей горнолыжных видов спорта в России. Корреспондент “МК” дозвонилась ему в Америку, в мормонский штат Юта, и чудом урвала полчасика для разговора между завтраком и тренировкой перед недавним этапом Кубка мира по фристайлу.

— Живем в роскошных условиях, — продолжил он, — у нас тут трехэтажные хоромы. Не то что в Канаде, когда поселили в какой-то дом престарелых, по три человека в комнатушке. Солт-Лейк-Сити вообще — настоящий рай для горнолыжников. Здесь всегда прекрасная погода, чудесный снег. Жаль, что скоро уезжать...

— А как же мормонские порядки? Говорят, в этом штате ни в футбол, ни в гольф нельзя играть — церковь считает эти занятия слишком азартными.

— А к нам здесь душевно относятся. Очень любят наш вид спорта.

— Интересно, а кто готовит вам еду — вы же не в гостинице живете?

— Так сами и готовим. Жизнь научила.

— Девчонки ребятам не помогают?

— Нет, не хотят они нам готовить. (Женская сборная разместилась в соседнем коттедже. — Е.Ш.)

— Признайтесь, какую кухню предпочитаете?

— Японскую, наверное, суши я просто обожаю!

— Откуда же вы такой взялись, Дмитрий? Как вам удалось добиться столь выдающихся для российского спортсмена результатов?

— Я родился в городке Чирчик, это в 40 минутах езды от Ташкента.

— И наверняка начинали как горнолыжник?

— Вовсе нет. Я с детства занимался греко-римской борьбой. И, кстати, довольно успешно. Три года подряд был чемпионом города в своей категории. И с радостью бы продолжал, только наш тренер неожиданно взял и уехал за границу. И тогда моя крестная, у которой сын уже год занимался фристайлом, предложила мне как-нибудь сходить на тренировку вместе с ним: вдруг понравится. Тем более что меня с самого детства тянуло к экстремальным видам. Мечтал о мотокроссе с прыжками. И тут на первом занятии я увидел, что ребята прыгают на батуте. А поскольку акробатические навыки после борьбы у меня уже были, то тренировка мне очень понравилась. Сразу показал, что умею, и меня взяли без вопросов. Зато зимой был настоящий шок. Просто за голову схватился: “Куда я попал?!” Думал, это будет нечто вроде курорта. А в результате мы 4 месяца безвылазно сидели в горах — в 70 км от города. Поначалу был выбор между акробатикой и могулом, но я сразу остался в акробатике — в конце концов, это почти то же самое, что мотокросс. Только на лыжах. И успехи у меня сразу пошли. Но все-таки потом был момент — когда пытался уйти...

— Надо же, почему?

— Может, страх, может, дисциплина допекла. У нас же в группе жесткая дедовщина была. Зато сейчас я не жалею, что все это было. Старшие пацаны нас вырастили настоящими солдатами.

— А как насчет учебы?

— Поначалу удавалось учиться, но когда пошли успехи, тренер увидел потенциал и сказал: если хочешь заниматься всерьез — учебу на второй план. А так как я по жизни был лентяем, то даже ладошки от удовольствия потер, подумал: “Круто! Учеба, до свидания!” Не напрягаясь закончил ПТУ. А сейчас вот числюсь в питерском институте имени Лесгафта. Впрочем, может, уже и не числюсь... — полушутя заметил Дима с другого конца света.

— Хотя бы один экзамен сдавали?

— А как же. Биологию и еще что-то... А, точно, русский и литературу. Как сейчас помню, по Лермонтову что-то рассказывал. И, кстати, приличненько сдал...

— Но сейчас, чувствуется, от студенческих проблем вы бесконечно далеки?

— Это точно. Сейчас мне нравится все, что вокруг. Мне нравится выступать. А впереди Олимпиада, и я думаю только о ней.

— Наверное, сейчас, в Солт-Лейк-Сити, испытываете ностальгию? Кстати, что там тогда — четыре года назад — на Олимпиаде произошло, почему не победили?

— Как раз накануне я выиграл там этап Кубка мира. Но именно тогда мне на самом деле повезло. Потому что я вышел совсем неопытным свежаком. Совершенно ненапрыганным. Второй прыжок вообще впервые прыгал на снег. Но получилось удачно. Зато на Олимпиаде — не повезло. Не хватило опыта. После первого прыжка ноги разъехались. А судьи же именно по первому прыжку смотрят.

— Какой прыжок собираетесь прыгать в Турине?

— Тройное сальто с “винтами”.

— Сколько “винтов”?

— Максимум возможно пять. Но пока их только один человек в мире прыгает — собственно олимпийский чемпион Алеш Валента. А я прыгаю четыре.

— Горнолыжники рассказывали, что для них бесконечные заграничные сборы в горах в какой-то момент в муку превращаются. Все время в замкнутом пространстве, одни и те же лица — тяжело...

— А мы в гости друг к другу ходим — к белорусам, к украинцам. И по магазинам. Потом у нас пати всякие бывают — красивые и веселые, так что не скучно абсолютно.

— Наверняка вас за границу неоднократно переманивали?

— В качестве тренера в Америке предлагали варианты.

— Не согласились?

— Я пока сам выступаю. А когда закончу, такой расклад вполне возможен.

— Сейчас на жизнь нормально зарабатывать получается?

— Не сказал бы, что нормально. В отличие от горнолыжников, нам за победы на чемпионатах России машины не дарят. Квартиры в Москве у меня тоже пока нет. Хорошо, в Дмитрове поддержали — дали “двушку”. И родителей мне удалось в Электросталь перевезти. Еще я в армии по контракту служу — в “Динамо”, и там мне очень здорово помогают.

— А за победу на чемпионате мира вам сколько заплатили?

— Должны были семь тысяч долларов. Но с налогами что-то около пяти вышло. Так что, получается, прыгаешь, убиваешься за какие-то гроши. В сравнении с футболистами, во всяком случае...

— Куда из Солт-Лейк-Сити собираетесь?

— На предолимпийский сбор в Лейк-Плэсид. Гора там хорошая, но погода похуже.

— Какие для вас этапы Кубка мира самые сложные?

— Наверное, в Австралии. Потому что там мы с воды сразу прыгаем на снег...

— То есть?

— Летом мы прыгаем в воду — отрабатываем прыжки в безопасных тренировочных условиях. А в сентябре проходят первые два этапа в Австралии — приходится резко переключаться на горы.

— Страшно?

— Немного. Но в этом и смак. В нашей жизни ведь тоже никогда толком не знаешь, когда повстречаешь лося в лесу...




Партнеры