Конец безумной Ольги

Осуждена москвичка, пытавшаяся утопить младенца в стиральной машине

18 января 2006 в 00:00, просмотров: 190

Обвинительный вердикт женщине, пытавшейся избавиться от своего ребенка совершенно чудовищным способом, вынес на днях Мосгорсуд. “МК” уже рассказывал об этом случае — москвичка Ольга Андреева постирала своего пятимесячного сына Славу в стиральной машине. Было очевидно, что на такой дикий поступок способна только, мягко говоря, не вполне адекватная мать. И вот на днях судья вынес решение: Андреева признана невменяемой и отвечать за свои действия не может.


Напомним, 25 августа прошлого года Андреева, увидев, что ее малыш описался, в приступе ярости положила Славика в центрифугу автоматической “LG” и включила кнопку “пуск”. Но тут же что-то заставило женщину засомневаться: а правильно ли она поступает? И Ольга набрала “02”. Примчавшиеся милиционеры застали страшную картину: запутанный в тряпки и весь в мыльной пене ребенок крутился в центрифуге вот уже с четверть часа.

Но случилось чудо. Малыш, брошенный в жерло агрегата, как какая-нибудь грязная рубашка, видимо, сам родился в рубашке. Маленький человечек так хотел жить, что некоторое время успевал хватать воздух, когда головка оказывалась поверх воды. Милиционеры успели откачать его. Удивительно, но он отделался лишь сотрясением и несколькими порезами на голове.

И вот на днях Мосгорсуд решил, как быть с неразумной мамашей. Сама Андреева на суде не присутствовала, т.к. сразу же была изолирована и помещена в Чеховскую больницу специального типа, где находится и по сей день. Поскольку недуг Андреевой не позволяет привлечь ее к уголовной ответственности — у нее обнаружена тяжелая форма шизофрении, — даму обязали принудительно лечиться. Кроме того, в ближайшие полгода ей предписано пройти переосвидетельствование, где врачи решат: оставаться ли ей и дальше в учреждении закрытого типа или можно будет продолжить лечение амбулаторно.

Родительских прав Андреева не лишена. А это значит, что после лечения она вполне может потребовать вернуть ей малыша.

Что будет дальше со Славиком, мы поинтересовались у замруководителя органов опеки и попечительства “Южное Бутово” Анны Лавровой. Она ответила, что сейчас содержанием мальчика полностью занимается дом ребенка №9. На вопрос, есть ли вероятность, что его вернут родительнице, чиновница ответила неопределенно:

— Мы будем думать, возвращать ли ребенка матери, только после того, как она пройдет лечение, — не раньше, чем через полгода.

О том, как себя чувствует малыш, мы расспросили главврача дома ребенка, где он живет. Надежда Сувальская рассказала “МК”, что мальчик полностью оправился от перенесенного.

— Он очень веселый и общительный ребенок, хорошо спит и кушает — поправился на 1,7 кг. Живет Славик с такими же, как и он, по возрасту детками — их в группе девять человек. 10 января Славику исполнилось 10 месяцев, и он уже начал говорить “на”, “дай”, сам пьет из чашечки, держит ложку.

У Славика есть дедушка — отец Ольги Вячеслав Андреев (в тот момент, когда все произошло, он был на работе. — “МК”). Мужчина, по словам главврача, регулярно приходит к внуку. Но оформить опекунство Андрееву навряд ли удастся из-за преклонного возраста.

Если Славика не вернут маме и никто из родных или близких не пожелает взять над ним опеку, мальчик проживет в доме ребенка до 3—4 лет. Потом его скорее всего ожидает детский дом.




Партнеры