Царские гонки

Как Рузвельта спас советский водитель

24 января 2006 в 00:00, просмотров: 198

В эти дни юбилей празднуют те, кто отвечает за скорость первых лиц. В буквальном смысле слова. Знаменитому Гаражу особого назначения — 85. Большинству граждан это ведомство известно в основном пафосными выездами кортежей президентов и премьеров. Но в многолетней истории спецтранспорта есть масса любопытных эпизодов, ускользнувших от взора широкой публики. А вот “МК” о них узнал...

Как авто Николая II попало на свалку

Официально история ГОНа началась в январе 1921-го. Но на самом деле еще без малого сто лет назад Николай Второй, неравнодушный ко всякой технике, завел при дворе “автомобильную часть”. Которая исправно пополнялась все новыми образцами транспортных средств — в начале 1917 года автопарк монарха насчитывал 46 авто и был самым большим в Европе.

Главным — как бы сейчас сказали, основным — царским автомобилем был “Деланэ-Бельвилль” 1912 года выпуска. Если сейчас лимузин первого человека государства “помечают” штандартом, то тогда на принадлежность его царю указывали буквы SMT — в переводе с французского они обозначали “Его Величество Царь”. В годы потрясений непросто сложилась и судьба этой машины: в феврале 17-го года начальник императорского гаража Адольф Кегресс передал свое ведомство новому заведующему — Гаража Временного правительства. После чего сел вместе с семьей в “Деланэ-Бельвилль” и отправился в Стокгольм. Где новые пассажиры этого авто и не подозревали о его славном прошлом — ведь в Швеции царская машина возила обычных клиентов одной из местных гостиниц на вокзал. А свои последние дни в июле 1925 года этот уникальный автомобиль и вовсе провел на обычной стокгольмской свалке.

“Угнали машину Ленина!”

Пожалуй, наиболее забавные случаи, связанные с водителями и пассажирами спецтранспорта, происходили в первые годы советской власти. В 1917 году автомобиль в столице был редкостью — на весь город, по разным данным, их было не больше пяти сотен. Но это, впрочем, ничуть не мешало зарождению класса автоворов. Водитель Ленина Степан Гиль вспоминал, как однажды в полдень он привез шефа в Смольный, а сам пошел в свою комнату и принялся за завтрак. Не успел он допить чашку чая, как раздался крик: “Бегите вниз! Угнали машину Ленина!” Сообщать вождю о случившемся пришлось самому Гилю — других смельчаков не нашлось. Наказание своему шоферу Ильич придумал заковыристое — просто сказал, чтобы тот без машины не появлялся. После ряда бессонных ночей совместные с “органами” поиски наконец дали результат — лимузин “Тюрка Мери” был обнаружен на окраине города в сарае пожарной команды. Замысел тогдашних угонщиков ничем не отличался от планов современных воров — авто собирались перекрасить и продать.

Кто стрелял в Микояна

В эти же годы зародилось одно из главных правил ГОНа — водитель в случае опасности должен уметь защитить своего пассажира. 1 января 1918-го после выступления в Михайловском манеже в Петрограде машина Ленина попала под обстрел. Все то время, пока водитель Гроховик на скорости уводил авто от пуль, Владимир Ильич пролежал на заднем сиденье. Ну а много лет спустя, в 1942 году, другой шофер спас жизнь члену Политбюро Анастасу Микояну. 6 ноября около трех часов дня он выехал из Спасских ворот Кремля. На пути автомобиля неожиданно возникла телега с сеном, в результате чего водителю пришлось ехать не как обычно — по прямой на Ильинку, а чуть отклониться в сторону Лобного места. Внезапно находившийся там солдат вскинул винтовку и открыл стрельбу по машине. Шофер быстро сориентировался и рванул по направлению к Старой площади. Нападавшего задержали — силами сотрудника личной охраны Милорадова, на ходу выскочившего из машины, и подоспевших работников Управления коменданта Московского Кремля. Что интересно, покушение, как выяснило следствие, было практически случайным — не совсем психически здоровый мужчина, сын раскулаченного крестьянина, решил посчитаться с властью за отца и напасть на какой-нибудь правительственный автомобиль. А поскольку в тот день он был на боевом дежурстве, взять винтовку и патроны и встать у Лобного места под видом сотрудника комендантского патруля было нетрудно. Телега же оказалась на маршруте по стечению обстоятельств. В настоящее же время шоферы ГОНа, как известно, вооружены и регулярно поддерживают навыки стрельбы в тире.

Держите президента!

Одним из самых напряженных мероприятий для сотрудников ГОНа стала Ялтинская конференция 1945 года. В эти дни произошел инцидент, который мог бы, без преувеличения, изменить мировую историю — если бы не вмешался гоновский водитель по фамилии Ходоков. В его обязанности входило обслуживать президента США Рузвельта. Как правило, тот всегда сидел справа от шофера — чтобы было удобнее забираться в машину и покидать ее. И вот однажды Рузвельта везли к Черчиллю, путь пролегал по горной дороге. Водитель входил в крутой левый поворот, президент США по инерции отклонился вправо и случайно нажал на ручку. Дверь распахнулась, и американский руководитель стал вываливаться из автомобиля. Ходоков среагировал моментально — держа руль одной рукой, другой схватил Рузвельта за руку и втянул на место. После этого начальник охраны немедленно захлопнул дверь. Вообще же военные годы, конечно, были самыми сложными с точки зрения обеспечения безопасности высокопоставленных пассажиров. На это время пришлось 15 поездок зарубежных делегаций в Советский Союз — за неприкосновенность Шарля де Голля, Уинстона Черчилля, Иосипа Броз Тито и прочих VIP-гостей отвечали не только оперативники спецслужб, но и возившие их сотрудники ГОНа.

Шляпа вместо VIPа

Но, конечно же, не обходилось в работе ГОНа без недостатков. Например, как-то раз шофер основной машины вместо чиновника привез на Старую площадь лишь... его шляпу. Положил руководитель шляпу на сиденье, хлопнул дверцей, водитель и отправился в путь. А пассажир остался на даче. “Недостача” обнаружилась лишь близ Кремля. Пришлось везти чиновника на простой “Волге”. А как-то в те же советские времена, когда водители еще сами мыли машины (сейчас это делают специально обученные женщины), один из шоферов, дабы не тратить силы на отдраивание всего огромного “ЗИЛа”, наводил чистоту только с одной стороны — с правой, где сидел его пассажир. Сходило с рук это лишь до поры до времени — однажды пассажир захотел сесть слева...

Но такое — из разряда исключений. Порядки и нравы в ГОНе царят поистине военные — ведь это часть спецслужбы, охраняющей первых лиц страны. Часть, которой руководители государства и высокие зарубежные гости доверяют свою жизнь и здоровье. Не случайно в специальном обращении сотрудников Гаража особого назначения поздравил их “главный пассажир” — президент Владимир Путин. Сами же они отметят день рождения своего подразделения традиционно —18 февраля, наблюдая за показательными выступлениями и соревнованиями лучших водителей ГОНа на Ходынском поле.




Партнеры