“Дневной дозор” подсел на колеса

У московского транспорта появилась своя спецслужба

25 января 2006 в 00:00, просмотров: 142

— Гражданин, нарушаем?.. — к одному из разбушевавшихся в автобусе пассажиров протискивается здоровяк в форме охранника. В руках его блестят наручники. Хулиган умолкает и спешно ретируется. Подобная картина скоро будет привычной в столичных автобусах, троллейбусах и трамваях. Вчера корреспонденты “МК” сходили в первый “дневной дозор” вместе с появившимся на наземном транспорте патрулем.


В этот раз Александру и его напарнику выпало нести охрану в троллейбусах на юго-востоке Москвы. Режим у секьюрити — сутки через сутки. Плюс три перерыва: час — на обед, час — на ужин и два часа — на сон. Харчеваться можно с транспортниками на конечных остановках. Пока для охраны пассажиров “Мосгортранс” привлек сотрудников двух крупных московских ЧОПов. План действий следующий: проехал остановок пять на одном маршруте, пересел на другой и т.д.

— Сколько именно задействовано охранников в городе, мы и сами, если честно, не знаем. Но вчера на инструктаже полный зал набился, — делится представитель “Мосгортранса” Ольга Терно. — Как их инструктировали? Ну, например, учили, что нельзя с девушками на работе знакомиться, в чем иногда “грешны” водители.

Все охранники, кстати, мужчины. Причем трезвые — перед каждой сменой их будут проверять на наличие алкоголя.

— Ой, а кто это? — пожилая кондуктор троллейбуса и не подозревала, что ей предстоит работать с таким подкреплением. — А патрульных нам по возрасту подбирать будут? Мне, пожалуйста, этого: он постарше!

Чоповцы тем временем встали по обоим концам салона и молча следят за обстановкой.

— Наша задача — не допускать любых правонарушений. Усмирять пьяных, пристающих к водителю и пассажирам, следить, чтобы подростки не портили салон, — перечисляет Александр. — Если что, у нас есть газовые баллончики и наручники. Наш ЧОП лицензирован, так что имеем на это право. Но это на самый крайний случай. Правда, если человек двадцать будут драться, я один, естественно, разнимать не полезу. Но нам еще раздали мобильные, по которым, если что, будем связываться с милицией и диспетчером.

Александр показывает мне инструкцию. Из нее выходит, что автобус находится под абсолютной защитой патрульного. Если обнаружен подозрительный предмет (не дай бог, бомба), охранник должен попросить пассажиров освободить салон и взять автобус под охрану. А потом вызвать милицию, МЧС и т.д. Есть даже план действий в случае захвата автобуса террористами и взятия пассажиров в заложники. Короче, все очень серьезно.

У пассажиров мнения по поводу нововведения “Мосгортранса” разошлись.

— Не нужно все это, — ворчит пенсионер. — Лучше сделать патруль в метро, а в троллейбусах и автобусах и так тесно. Молодежь сидит, старики стоят...

— А я думаю, очень правильно придумано, — возражает женщина в возрасте. — А то недавно на моих глазах в салон вбежали двое парней и у кондуктора деньги отобрали. Она потом так плакала...

Она права, ведь помимо борьбы с мелкими хулиганами мобильные патрули будут вести и более серьезную работу. Во время крупных футбольных матчей их будут стягивать на те маршруты, где поедут фанаты. А в случае конфликтов “зайцев” и ревизоров патрульный будет играть роль вышибалы. Более того, планируется плотное сотрудничество с отделом карманных краж МУРа. В ближайшее время “транспортные секьюрити” должны пройти инструктаж о том, как по поведению выявить в толпе карманника, им даже раздадут фотографии наиболее известных в Москве воришек. Так что последним, видимо, придется или переквалифицироваться, или повально спускаться работать в метро.




Партнеры