В ожидании бомбы

Появится ли у Ирана “ядерный чемоданчик”?

25 января 2006 в 00:00, просмотров: 564

Спустя две недели должно состояться чрезвычайное заседание Совета управляющих МАГАТЭ — влиятельного Международного агентства по атомной энергии. Речь пойдет о скандале вокруг Ирана, который готов “распечатать” свою ядерную программу. И, похоже, на сей раз одной лишь готовностью дело может не ограничиться.


Объявив о возобновлении программы обогащения урана, президент Ирана Махмуд Ахмади-Нежад столкнулся с резким противодействием практически во всем мире. Дело не только в том, что это объявление соседствовало с людоедскими пожеланиями скорейшей смерти Шарону и угрозами стереть Израиль с карты мира: в подобной риторике нет ничего нового. Любопытно другое. Наиболее ярко противодействие г-ну Ахмади-Нежаду проявилось в самом Иране. Парламент страны (меджлис) отклонил предложенные президентом кандидатуры на важнейшие министерские посты, выразив тем самым недоверие первому лицу государства. Более того: Совет по целесообразности принимаемых решений (есть у них, оказывается, и такой) наделен меджлисом особыми полномочиями — для контроля за действиями президента.

Реакция в остальном мире была громче и жестче. Сегодня речь идет о передаче в Совет Безопасности ООН так называемого “ядерного досье” Ирана. Между тем мало кто знает о том, что же оно из себя представляет.

* * *

“Ядерное досье” — это оперативные разведданные нескольких стран (в первую очередь — США) о возможности создания тем или иным режимом ядерного оружия. А также о том, насколько близко этот режим продвинулся к такому оружию.

В Тегеране категорически против передачи “ядерного досье” в СБ ООН. Тем самым подозрения в адрес Ирана только усиливаются. Ведь если скрывать нечего, если Иран ни на йоту не отступил от международных соглашений (в частности, от Договора о нераспространении ядерного оружия) — чего опасаться?..

В сложившейся ситуации вполне адекватным было российское предложение. Если Тегеран для осуществления энергетической программы нуждается в ядерном топливе, его обогащением на своих предприятиях займется Россия — под международным контролем (обогащение ядерного топлива для электростанций и ядерной начинки для бомб или боеголовок сильно отличается по технологии). Но Тегеран и с этим не согласился, еще более усилив подозрения в свой адрес.

Несколько дней назад я разговаривал с приятелем, занимающим довольно высокое положение в российской военной разведке. Он имеет профессиональное отношение к некоторым сведениям из иранского “ядерного досье” и утверждает, что собранные в нем данные позволяют сделать однозначный вывод: Иран всеми силами стремится к созданию ядерного оружия.

Упоминаемое “досье”, безусловно, имеет существенный изъян. Большая его часть составлена американскими разведчиками и экспертами. События же в Ираке, где — несмотря на заверения США — так и не были найдены следы оружия массового поражения, заставляют отнестись к добытым американцами сведениям с изрядной толикой скепсиса. Но в итоге Ирак, будучи все еще нестабильным на собственной территории, более не представляет угрозы ни соседям, ни остальному миру.

Если бы перед началом первой чеченской войны стало известно о том, что в арсенале Дудаева имеется какая-нибудь завалящая, оставшаяся с советских времен ракета с ядерной боеголовкой (а спесивый генерал эти сведения с удовольствием подтвердил бы), вряд ли кому бы то ни было пришло в голову отстаивать право чеченских сепаратистов на террор.

* * *

Несколько дней назад на радио “Эхо Москвы” был приглашен посол Исламской Республики Иран в России г-н Голям-реза Ансари. И как ни бился с ним опытный профессионал Алексей Венедиктов, г-н посол не ответил ни на один вопрос. Венедиктов даже посетовал на то, что он “тупеет” от подобной дипломатической изворотливости.

Однако порой г-н Ансари проговаривался. К примеру, на вопрос о выходе Ирана из моратория на ядерные исследования посол отреагировал следующим образом: мол, ни одно государство мира, в том числе и Иран, не может остановить свой народ от проведения научных исследований.

Еще как может! Другое дело — не хочет, потому что этого не хочет нынешний президент Ирана, чьи публичные высказывания заставляют с содроганием ожидать появления у этого господина ядерной бомбы.

В переводе с дипломатического языка на обычный сказанное г-ном Ансари означает, что Иран считает себя свободным от международных обязательств. В то же время посол полагает переговоры отнюдь не исчерпанными, в том числе и по предложению России об обогащении урана на ее территории, а передачу “досье” в СБ ООН — враждебной по отношению к Ирану акцией.

Почему эта акция — враждебная, г-н посол не объяснил.

* * *

Впрочем, г-на Ансари можно понять: если в Совете Безопасности “ядерное досье” будет признано основательным, к Ирану могут быть применены серьезные санкции. Иранские пассажирские самолеты не будут приниматься в других странах, а сборную этой страны по футболу могут не допустить к чемпионату мира. Но главное — это торговые санкции, от введения которых иранской экономике грозит коллапс.

Правда, два главных торговых партнера Ирана — они же члены Совета Безопасности — Россия и Китай. За строительство атомной электростанции в Иране РФ должна получить не менее миллиарда долларов. Есть и другие проекты совместного сотрудничества — от нефтяной и газовой до военной и космической областей. И хотя в случае введения международных санкций эти проекты прикажут долго жить, вряд ли Россия предпочтет непредсказуемый Иран Европе и Соединенным Штатам.

Остается Китай. Львиную долю своей нефти Иран продает Китаю, который отчаянно в ней нуждается. Именно Китай способен наложить вето на решение Совета Безопасности.

Не исключено, впрочем, что дальше угроз Иран все-таки не пойдет и в последний момент попятится. Это было бы самым лучшим выходом. Для всех.

P.S. Для обсуждения сложившейся ситуации вчера в Москву прибыл секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани — главный иранский переговорщик с “евротройкой” по ядерной программе. Судя по последней информации, руководство Ирана все-таки попятилось. Во всяком случае, именно так можно расценить заявление иранских официальных лиц о том, что они вовсе не отказывались от обогащения урана в России, а напротив — готовы со всем тщанием вести соответствующие переговоры.

Однако не исключено, что это заявление — всего лишь дипломатическая уловка, попытка оттянуть столь нежелательное для Ирана введение международных санкций. Одновременно с объявлением о готовности вести переговоры по обогащению урана в России стало известно о начавшемся размещении иранских средств в офшорных банках. Это означает только одно: иранское “ядерное досье” все-таки может быть передано в Совет Безопасности ООН.



Партнеры