Первым делом мы испортим самолеты...

Почему уничтожается российский авиапром?

26 января 2006 в 00:00, просмотров: 206

27 декабря, в предпоследний рабочий день теперь уже прошлого года, наши авиастроители получили долгожданное известие: 6 млрд. рублей, заложенных в бюджете-2005 на поддержку отечественного авиализинга, дошли до получателя — компаний “Финансовая лизинговая компания” (ФЛК) и “Ильюшин Финанс Ко” (ИФК). Обе фирмы контролируются государством — в ФЛК правительствам РФ и Татарстана принадлежит более 70%, в ИФК доля фонда госимущества и государственного Внешэкономбанка составляет 51%. Деньги, перечисленные им под Новый год, предназначены на увеличение уставных капиталов и должны использоваться для закупки новой техники у российских авиастроительных заводов. Казалось бы: веселися, храбрый росс, открывай себе шампанское и пей за здоровье государевых мужей, проявляющих такую отеческую заботу о родном авиапроме! Увы, настроение у работников отрасли, вопреки “Боингу” и “Эрбасу” все еще производящей хорошую и надежную гражданскую авиатехнику, оказалось отнюдь не праздничным.


Во-первых, “новогодний подарок” многими был воспринят как насмешка. Дареному коню, конечно, в зубы не смотрят, но упомянутые бюджетные средства оказались перечислены так, что использовать их в 2005 году уже не было никакой возможности. То есть формально закон о бюджете в части авиализинга был исполнен, а по сути — нет. Фактически целый год государство водило за нос госкомпании, которые, планируя свою работу на год, исходили из этих денег. Так как время шло, а обещанных миллиардов все не было, начали рушиться схемы финансирования отрасли, срываться заказы для заводов и договоренности с авиаперевозчиками. Кроме того, шесть млрд. рублей в январе прошлого года и те же шесть в декабре — это, согласитесь, немножко разные суммы с точки зрения их покупательной способности. Инфляцию-то в стране пока еще никто не отменял. Поэтому как минимум 10% из этих денег, то есть более 600 млн. рублей, попросту пропали. Кто теперь будет отвечать за недостачу, Бог весть.

Во-вторых, судьба одной из двух компаний — “Ильюшин Финанс Ко” — сегодня вообще находится под очень большим вопросом. Надо отметить, что по объективным показателям ИФК была наиболее успешным проектом в сфере авиализинга. За 5 лет работы ей удалось не только восстановить серийное производство гражданских лайнеров Ту-204 и Ил-96 на Ульяновском и Воронежском авиазаводах (в том числе впервые с советских времен реализовать экспортный контракт, отправив Ил-96-300 на Кубу), но и набрать заказов более чем на 80 машин. Этот пакет “весом” 2,5 млрд. долларов позволил бы обеспечить безбедное существование крупнейшим производствам в Ульяновске и Воронеже на 5—7 лет вперед. Более того — у ИФК были планы дальнейшего увеличения объема заказываемой техники, что побудило бы наших авиастроителей на создание новых конкурентоспособных машин.

Увы, прошедший год стал поистине черным в недолгой истории “Ильюшин Финанс”. Дело в том, что эта фирма является тем самым государственно-частным партнерством, о котором в последнее время так много говорят. Наряду с правительством и ВЭБ совладельцем ИФК является Национальная резервная корпорация (НРК), которой принадлежит 38% акций. Этот пакет достался частным инвесторам совсем недешево: за время деятельности они вложили в ИФК около 200 млн. долларов. Взаимодействие бизнеса и государства в “Ильюшин Финанс” нельзя не назвать весьма успешным — к началу прошлого года, по данным ИФК, суммарные активы компании превысили 11 млрд. рублей, а на один рубль, вложенный государством, было привлечено 3,5 рубля частных инвестиций.

Однако в 2005 г. партнерство дало трещину, причем вовсе не по вине частника. Мало того, что государство подвело компанию с финансированием. Генеральной прокуратурой было возбуждено уголовное дело против менеджмента ИФК, который был обвинен в хищениях. Причем “под раздачу” почему-то попали именно негосударственные миноритарные акционеры, которые все эти годы несли основное бремя по финансированию компании. 25 июля судья знаменитого Басманного суда Ольга Солопова, видимо, “разобравшись” во всех деталях уголовного дела, наложила арест на акции НРК и ее дочерних структур.

Это более чем странное решение грубо нарушило положения Гражданского кодекса и закона “Об акционерных обществах”. Дело в том, что основная претензия к ИФК сводилась к тому, что во время предыдущего увеличения уставного капитала “Ильюшин Финанс” акции компании государством оплачивались не по номиналу (5 рублей за штуку), а по рыночной стоимости. Любому, кто мало-мальски разбирается в функционировании фондового рынка, понятно, что подобное требование — глупость. Номинал от рыночной стоимости ценных бумаг может отличаться в тысячи и в миллионы раз. Поэтому наше законодательство прямо предписывает продажу акций по рыночной стоимости.

В данном случае при размещении акций ИФК исходили из оценки капитализации компании, которая была проведена одним из авторитетнейших международных агентств — фирмой “Эрнст энд Янг”. При этом государство все равно платило за акции меньше, чем частные акционеры, которые всегда уступали государству. Так, в ходе оспариваемой прокуратурой допэмиссии акций ИФК, НРК платила по 68 тыс. рублей за акцию, в то время как государство за ту же ценную бумагу отдавало 59 тыс. Если бы все было сделано так, как указано в постановлении суда, то есть для государства акции были бы проданы по номиналу, доля частного бизнеса, вложившего в компанию больше, чем государство, уменьшилась бы в несколько тысяч раз.

Таким образом, речь идет, видимо, о вновь изобретенном способе “экспроприации” имущества у частного капитала, участвующего в совместных проектах с государством. Можно предположить, что, проведя своего рода национализацию ИФК, инициаторы этой операции хотели в дальнейшем слить “Ильюшин Финанс” с практически государственной “Финансовой лизинговой компанией” и, таким образом, получить монопольный доступ к заветным шести миллиардам, выделяемым государством на поддержку авиализинга. Беда лишь в том, что в этом случае бюджетные средства могли бы пойти не на авиа, а на кораблестроение в смысле приобретения нашими “ответственными товарищами” очередной порции яхт для путешествий по Средиземноморью.

Иначе, как попыткой реализовать подобный план, продолжающийся до сих пор арест акций объяснить сложно. Ведь, согласно УПК, арест накладывается, прежде всего, на имущество обвиняемого или подозреваемого для обеспечения исполнения приговора при возможной конфискации преступно нажитого. Исходя из мнения Басманного суда, можно сделать вывод, что частных акционеров подозревают в хищении средств у государства. Именно на это намекал известный думский шоумен из фракции ЛДПР Алексей Митрофанов, который в последний день осенней сессии призывал коллег разобраться с другим депутатом — членом “Единой России” Александром Лебедевым. Последний, как известно, является одним из совладельцев НРК. Но здесь опять логический тупик — никаких обвинений НРК не предъявлено. За все время работы “Ильюшин Финанс” частные миноритарии не получили никакой прибыли, только вкладывали в компанию свои средства. Как пошутил Лебедев, если прокуратура в самом деле считает, что его компания что-то украла, то такому вору самое место в психушке.

В декабре Высший арбитражный суд фактически подтвердил, что никакого криминала в работе ИФК не было. По иску НРК им было установлено, что все операции с бюджетными деньгами, которые направлялись для “Ильюшин Финанс”, производились в соответствии с законом. Казалось бы, в таких условиях уголовное дело должно быть прекращено. Однако сроки следствия почему-то были продлены до февраля, активы арестованы. Прецеденты подобного более чем странного поведения местной Фемиды имеются, они даже стали фирменным инструментом в процессе отъема собственности. Правда, в ноябре прошлого года Высшая квалификационная коллегия судей наконец-то дала свою оценку подобным “шалостям”, уволив судью чеченского арбитража Арби Сатуева. Именно он стал фигурантом одной из самых громких и скандальных корпоративных войн последнего времени, наложив арест на принадлежащие “Лукойлу” активы предприятия “Геойлбент”. Как выяснилось, в результате этих действий был не только нанесен ущерб, но и создана “реальная угроза экологии Ямало-Ненецкого АО”.

В нашем случае ситуация до боли похожая. Ведь проблема для отрасли заключается в том, что, в связи с арестом активов частных акционеров, деятельность крупнейшей авиализинговой компании в России фактически блокирована. Перечисленные из бюджета под конец года деньги должны пойти на оплату нового размещения акций компании ИФК. Как нам сообщили в компании, решение о такой эмиссии еще в октябре было принято советом директоров “Ильюшин Финанс” во главе с руководителем Федерального агентства по промышленности Борисом Алешиным. Одновременно оплатить свою часть эмиссии должны частные акционеры, то есть НРК, причем их взнос, как всегда, больше государственного (от правительства — 90 млн. долларов, от НРК — 110). Корпорация, которой, судя по всему, руководят безнадежные романтики, давно выделила деньги, не дожидаясь зависшей в

бюджете доли “партнера”. Но провести операцию по увеличению уставного капитала невозможно, так как активы находятся под арестом. Задержка уже сегодня грозит тем, что допэмиссию невозможно будет закрыть раньше середины нынешнего года. Все это время заводы в Ульяновске и Воронеже будут оставаться без финансирования, что может вообще довести их до банкротства.

Случай с “Геойлбентом” наглядно показал, что вмешательство органов государственной власти в регулирование финансовых потоков может привести к серьезному ущербу. А здесь речь идет не просто о миллиардах, но о престиже страны, ее национальной безопасности. А что будет, если обрушится целая отрасль? Кто будет выяснять обстоятельства и наказывать виновных, если это в конце концов случится?




Партнеры