Непростой долгострой

Павел Бородин хочет вернуть царя

26 января 2006 в 00:00, просмотров: 172

Вчера под Питером, в Константиновском дворце, прошло заседание межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества. Главным событием стало принятие в ЕврАзЭС Узбекистана. А накануне заседал Высший госсовет Союзного государства — аккурат за 2,5 месяца до того, как исполняется десять лет началу строительства Союза России и Белоруссии.


Ко вступлению в ЕврАзЭС узбекского главу Ислама Каримова подтолкнул международный скандал, поднявшийся после событий в Андижане, — тогда США и Европа потребовали их расследования, а Каримов им в этом отказал. Узбекистану, оказавшемуся перед угрозой международной изоляции, не оставалось ничего иного, кроме как броситься в объятия ЕврАзЭС…

А во вторник ВВП побеседовал с Лукашенко. Российский президент поздравил белорусского “с результатами развития экономики”. Это, казалось, было завуалированным признанием того, что перед президентскими выборами, которые состоятся в Белоруссии в марте, Александр Григорьевич сделал все возможное, чтобы его народ был счастлив. Лукашенко слушал с напряженным видом. Возможно, он вспоминал о том, что перед прошлым заседанием Госсовета, весной, ему испортила настроение Кондолиза Райс, которая назвала батьку “последним диктатором Европы”. И таким образом дала понять, что белорусскому президенту придется на выборах нелегко. “Спасибо за поддержку, которую вы оказали в непростой, — тут Лукашенко запнулся, — в не очень простой, но и не сложный период”, — совершенно запутался он.

Перед заседанием Госсовета стали появляться высокопоставленные российские и белорусские чиновники. И все они “ничего не знали” о том, будет ли обсуждаться проект конституционного акта. “Я не в курсе”, — отбивался от журналистов госсекретарь Союзного государства Павел Бородин. Зато по окончании заседания он стал куда более говорлив.

“Рассматривали ли вариант, при котором во главе Союза встанет президент?” — спросила я Бородина. (Считается, что приоритетный вариант для России — чтобы высшим руководящим органом Союза стал Госсовет. Но если предпочтение будет отдано президентскому руководству, то у Владимира Путина появится возможность еще раз избраться на пост главы государства. Но уже другого — Союзного. И это будет считаться его первым президентским сроком.)

— На мой взгляд, славянскому народу нужен царь, — изрек Бородин, — поэтому Союзному государству нужен президент и вице-президент. Именно это я и предложил.

— И как стороны отнеслись к вашему предложению?

— Не знаю, — вновь ушел в глухую несознанку госсекретарь. — Но дело в том, что еще 28 декабря я встречался с президентом (российским. — Н.Г.), мы обсуждали судьбу Союзного государства. И я высказал идею о президенте и вице-президенте.

— У Путина были возражения?

— Нет...

Пал Палыч меж тем продолжал выступать в роли ньюсмейкера. “Сегодня мы договорились, что на следующем заседании Госсовета конституционный акт будет одобрен и в этом же году, думаю, принят”, — заявил госсекретарь, имея в виду, что акт пройдет все стадии утверждения, вплоть до референдума. Впрочем, Бородин не зря подчеркивал, что это его личное мнение. Потому что главы двух государств ни слова не произнесли о конституционном акте...




Партнеры