Что ПАСЕешь…

Российская тема на сессии ПАСЕ в Страсбурге вчера обсуждалась в трех “измерениях”.

26 января 2006 в 00:00, просмотров: 219

Первое — осуждение “преступлений тоталитарных коммунистических режимов”. Вторая — права человека в Чечне. И третья — закон о неправительственных организациях. ПАСЕ официально признала его не соответствующим критериям Совета Европы. Между тем, как рассказал буквально накануне журналисту “МК” генсек Совета Европы Терри ДЭВИС, он сам вносил поправки в проект этого закона на основе рекомендаций европейских экспертов.

Корреспонденты “МК” встретились и с Геннадием Зюгановым — после подписания этого номера ему предстояла битва “за коммунизм” в ПАСЕ.

Генсек Совета Европы — “МК”: “Вообще, русские — очень обязательные люди”

— Почему тема коммунизма была поднята только сейчас, через 15 лет после распада СССР? — этот вопрос “МК” задал г-ну Терри Дэвису.

— Спросите членов Парламентской ассамблеи, которые инициируют обсуждение тем и готовят доклады. Я секретарь Совета Европы, и мои отношения с Парламентской ассамблеей аналогичны отношениям премьер-министра и парламента. Когда они поднимают тот или иной вопрос, у меня разрешения не спрашивают.

— Россия опасается, что если ПАСЕ осудит коммунистический режим, то бывшие соцстраны могут потребовать от нас денежных компенсаций…

— Я не слышал, чтобы резолюция предусматривала денежные выплаты.

— Россия пригрозила снизить свой ежегодный взнос в Совет Европы, который на сегодня составляет более 23 млн. евро.

— Россия принадлежит к группе так называемых больших плательщиков — это страны, которые платят наибольшие взносы. К этой группе относятся Франция, Германия, Италия, Великобритания и Россия. Когда Россия вступала в Совет Европы, она вошла в эту группу по собственному желанию. Россия свободна выйти из этого “клуба” в любой момент, но уже не в этом году — взносы на этот год уже определены и согласованы.

— Мы до сих пор не отменили смертную казнь, и это считается основной претензией Совета Европы к России. Но эта мера де-факто отменена: не приведен в исполнение ни один приговор.

— Когда я спрашиваю российских политиков: “Почему вы уже 10 лет не можете сдержать обещание?” — получаю один ответ: “Российское общество против отмены смертной казни, мы ничего не можем сделать”. “Но вы же обещали! Вы же хотели вступить в Совет Европы? Тогда надо выполнять обещание”. Вообще, русские — очень обязательные люди, и мне это удивительно…

— Вы не могли бы прояснить позицию Совета Европы по российско-украинскому газовому скандалу?

— Не имею никакого желания вмешиваться в российско-украинский договор о поставках газа. Но депутаты ПАСЕ решили подготовить доклад по этому вопросу, а точнее, даже по более общей теме: поставках энергоресурсов в Европу. Не могу точно сказать, когда будет готов этот доклад.

— Наш закон о неправительственных организациях вызвал недовольство в Европе. Но накануне подписания закона вам на согласование была выслана его копия.

— Российский посол принес мне черновик законопроекта, правда, на русском языке. За ночь наши переводчики перевели его на английский, и я в течение трех последующих дней внес поправки на основе рекомендаций наших экспертов. Закон был незамедлительно принят, но только на днях к нам поступила его окончательная версия. Сейчас наши эксперты изучают закон.

— Некоторые европейские политики требовали лишения России права председательства в СЕ. Почему вы проигнорировали их требования?

— Лично мне таких соображений никто не высказывал. Председательство переходит от страны к стране по алфавиту. Сейчас это Румыния, потом Россия, следом Сан-Марино. Это автоматический процесс — никто не решает вопрос о председательстве.

— В России многие видят Совет Европы как некую трибуну, где “цивилизованная” Европа развлекается тем, что учит “развивающиеся” восточноевропейские страны демократии.

— Я категорически не согласен с такой формулировкой! В России так думают те, у кого есть комплекс неполноценности, в Западной Европе — те, кто слишком много о себе мнит. Россия — цивилизованная страна и часть Европы. В этом никто не сомневается.


Беседовал Алексей АНИЩУК, Страсбург.

Геннадий ЗЮГАНОВ: “Когда был СССР, они так не борзели”

— Геннадий Андреевич, существует мнение, что осуждение коммунизма здесь на самом деле никому не нужно. Нужна только резолюция, для того чтобы другим странам, скажем, прибалтийским, предъявить счет Москве как правопреемнице СССР за страдания их народов от оккупации. Дело в деньгах?

— Конечно, деньги здесь имеют большое значение. Эта резолюция развяжет руки прибалтийским режимам. Тогда всем придется сесть и переписать все книжки по истории. А в России ввести внешнее управление. И не улыбайся даже!

— А если евродепутаты проголосуют за резолюцию? Что делать-то будете?

— А что они делать будут с миллиардным Китаем? Четырехмиллионным Вьетнамом? А со всей Латинской Америкой? Но вообще, если резолюция и будет, то нелегитимная. Потому как резолюции принимаются только после того, как проголосует кабинет министров ПАСЕ. Если хоть одна сторона против — решение нелегитимно. Кипр и Португалия уже заявили нам, что будут голосовать “против”.

— Вот мы с вами находимся в Страсбурге — цитадели демократии. Вас здесь что-нибудь коробит?

— Здесь только на первый взгляд кажется, что все супердемократично. Крупные страны диктуют свои условия, влиятельные парламентарии, договорившись, могут завалить или протолкнуть любое свое решение. И главное, европейцы не считаются ни с кем. Проводят только выгодную в первую очередь для них политику в ущерб другим странам. Это демократия?

— А что, когда коммунизм был нашей идеологией, по-другому было?

— Когда был СССР, они так не борзели. Советский Союз самим фактом своего существования на политической арене сдерживал агрессию, всегда мы могли щелкнуть по носу особо зарвавшихся. Был добротный баланс равновесия на планете. И, попомни мои слова, скоро они поймут, что не правы. Планета Земля, в том числе и Европа, левеет с огромной скоростью.


Михаил РОМАНОВ, Страсбург.




Партнеры