Ампутация совести

Письма президенту

27 января 2006 в 00:00, просмотров: 235

Сергей ИВАНОВ, вице-премьер, министр обороны России— в среду вечером: “Я последние несколько дней находился далеко от российской территории, высоко в горах, и о том, что произошло в Челябинске, не слышал. При этом думаю, что ничего очень серьезного там нет”.


Товарищ Верховный Главнокомандующий, произошла ужасная ошибка! Ходорковский — в штрафном изоляторе, а солдату отрезали ноги и половые органы.

А ведь проступки несоизмеримы. Один не угодил сержанту, а другой — Президенту РФ (вам). Там, где определяют меру наказания, ничего не перепутали?

И последствия, похоже, отличаются. Сержанту грозит первый срок, а вам третий.

И не слушайте, если вам скажут, что эти события не связаны. Еще как! Это два конца одной палки, поставленной вертикально. Один конец (нижний) — сержантский, а другой (верхний) — президентский.

...Вернемся к двум наказанным. Один отошел от швейной машинки, другой — не привел девок. Впрочем, если вам не докладывали, придется пояснить. Бывший миллиардер в первый раз проштрафился, на десять минут отойдя от швейной машинки.

Против строгих правил глупо возражать, строгость нужна. Но как подумаешь — сколько внимательных глаз, оплачиваем мы своими налогами. Телекамеры, надеюсь, фиксировали плохое поведение зэка для последующих доказательств его вины в Страсбурге.

Это неплохо. Внимательный надзор нужен, очень нужен.

Но вот распределение надзора не кажется справедливым и разумным. Зэку заметили десятиминутную отлучку. Если она, отлучка, чему-то и повредила, то лишь плану пошива мешков. На полмешка меньше получила наша родина. Но, видимо, требовалось зафиксировать хоть какое-то нарушение, чтобы лишить зэка свидания с женой. В их глазах этот внезапный запрет выглядит, несомненно, садистской жестокостью. Но у них хотя бы есть дети. И надежда на свободу через несколько лет.

А солдата били и насиловали целую ночь. А потом он несколько дней хромал и падал. И никто не замечал (потому что всё внимание приковано к мешкам). У этого солдата никогда не будет детей. И надежды, что ноги вырастут, тоже нет.

Насилия и убийства происходят в армии. Не в Чечне и не в одном полку, а во всей армии и постоянно. Значит, не какого-то полковника, а Верховного Главнокомандующего и министра обороны надо наказать.

(Если газета допускает грубую ошибку, то извиняется не журналист, а главный редактор. И наказывают всю редакцию, а не отдел.)

Вот если бы вы как Верховный Главнокомандующий начали лично писать похоронки и извиняться перед родителями и жертвой (если она осталась жива).

Это будет, увы, ежедневная ваша обязанность. В результате: или очерствеете окончательно, или проймет, и вы сделаете хоть что-то, чтобы остановить беспредел.

…Одних мочат в казарме, других — в зоне. Свободы и братства нет, но равенство, похоже, есть. Это равенство называется “закон тайга, медведь хозяин”.

Когда такое равенство входит к королю (Карлу I, Людовику XVI, Николаю II), то обычно в виде палача.

* * *

Одна жестокость — в армии, другая — в милиции. Но ведь это одна жестокость. Все силовики — ваши.

Нет сомнений: можно найти отца, который хочет, чтобы сын стал милиционером. Но если спросить иначе…

Хотят ли отцы, чтобы их дети стали милиционерами, чтобы бороться с преступностью, защищать покой граждан?

Идут ли в МВД юноши, чтобы бороться с преступностью, защищать покой граждан?

Если нет — значит, у нас нет милиции. Нет защиты. Если да — покажите хоть одного из десяти. А если он один из десяти, то система его выкинет, и, скорее всего, без яиц.

Про строгое наказание за недопошив мешков министр внутренних дел ничего не сказал. Должно быть, не знает.

Про трагедию солдата министр обороны в среду сказал, что ничего об этом не слышал. И уверен, что ничего серьезного там не произошло.

Остаться без ног и прочего — ничего серьезного. Это ж не его сын. Заяви такое в подобной ситуации министр обороны западной страны — считай, покойник (политический).

А мы вынуждены спрашивать: товарищ Иванов, а когда вы высоко в горах — у вас связи нет? И сколько дней вы были за облаками? Ведь солдата истязали в ночь на Новый год… Прошел почти месяц.

* * *

Мои старшие сыновья отслужили в армии. Один из них — на Дальнем Востоке. Периодически его за строптивость сажали в карцер. Термометра у него не было, но лед на стенах был. Он объяснял нам, вернувшись, что в карцере надо стоять на каблуках. Если поставишь ноги на подошву — отморозишь. О том, чтобы сесть или лечь, речь не шла.

Товарищ Верховный Главнокомандующий, буду стараться, чтобы младший не попал в армию. Но и чтобы он стал стеречь зэков — тоже не хочу, от поступления в милицию постараюсь отговорить. Чтобы сберег и честь, и ноги, и душу.

Училище будет расформировано

Челябинское высшее танковое училище, где произошел вопиющий случай дедовщины, будет расформировано. Об этом вчера сообщил заместитель главнокомандующего Сухопутными войсками Владимир Молтенской.

В училище в четверг начала работу комиссия Минобороны. Она будет расследовать факты издевательств над военнослужащими.

Следствием уже установлено, что в ночь с 31 декабря на 1 января младший сержант Александр Сивяков, “находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью глумления и издевательства” заставлял рядового Андрея Сычева в течение трех часов стоять на полусогнутых ногах, нанося по ним удары. Сивякову предъявлено обвинение по статье “Превышение должностных полномочий”. В ходе расследования уголовного дела будет решен вопрос о задержании и предъявлении обвинений также и медицинским работникам воинской части, не оказавшим солдату своевременной медицинской помощи.

Начальник Генштаба РФ Юрий Балуевский выразил “глубокое возмущение” тем, что “руководство этого заведения, руководство округа, да и Сухопутных войск не знали истинного положения дел”. “Если будет установлена вина военнослужащих, в том числе офицеров, выводы будут сделаны самые жесткие”, — пообещал генерал.

Между тем главный военный прокурор России Александр Савенков взял под свой личный контроль расследование по факту избиения солдат в Челябинском танковом училище: “За более чем 20-летнюю прокурорскую службу я не встречал более циничного и дерзкого преступления в отношении военнослужащих, а также более бездушного отношения командиров к своим подчиненным и более безответственного отношения к выполнению служебного долга”.




Партнеры