Любаров любит лубок

Наивные картинки из жизни глубинки

30 января 2006 в 00:00, просмотров: 313

Стены галереи “Дом Нащокина” опять заселили жители деревни Перемилово. Их духовный отец, известный художник Любаров, знает, где показывать настоящую жизнь глубинки. Естественно, где когда-то жил Павел Нащокин, друг Пушкина, весельчак, картежник и большой любитель выпивки. “Что свойственно как моим героям, так и мне самому”, — откровенничает автор выставки “Провинциальные картинки”.

На картинах Владимира Любарова и впрямь вечный праздник — мужички с бутылками, толстые бабы с авоськами. И хотя художник утверждает, что изображает исключительно реальную жизнь деревни, получается как-то очень уж цветисто, как будто и не в нашей глубинке это происходит. Деревенские и вовсе были недовольны любаровским творчеством: “Чтой-то ты, Семеныч, дома наши кривыми нарисовал?” “Так художественней”, — отвечает. Но самые большие протесты — от сельских дам: “Неужто мы все такие толстые?” Общение с местными происходило обычно по одному сценарию. Жена кричит живописцу в окно мансарды, где у него мастерская: “Спускайся, твой прототип пришел”. Спускается. “Семеныч, дай на водку”. Вот и все общение.

В начале 90-х Любаров, известный график и книжный иллюстратор (оформил более ста книг, в том числе Вольтера, Гоголя, Стругацких, Улицкую), уехал из послепутчевой Москвы куда глаза глядят. Надоело жить в городе. Поселился и впрямь в глухой деревне под названием Перемилово на самом краю Владимирской области. И здесь графика потянуло на живопись. Чуть-чуть Пиросмани, немножко любимого Шагала, разбавленных русским лубком, и получился свой, любаровский стиль деревенского наива. На самом деле живопись любаровская, если в нее вникнуть, теплая, трогательная и написанная с любовью к жителям глубинки. И даже несмотря на то, что художник в ней и немного приврал кое-где, уже стала историческим материалом — пока Любаров писал свою серию “Деревня Перемилово”, местных в ней не осталось.

Но, как ни странно, “перемиловщина” переместилась в другие серии Любарова. И косые домики на улочках в серии “Еврейское счастье”, и даже на его родной московской улице Щипок, где художник прожил 14 лет, до боли напоминают перемиловские.

Теперь Владимир Любаров — известнейший художник. Его выставки проходят по всему миру, его картины приобрели Русский музей и Третьяковка. Деревенская тема, как оказалось, имеет постоянный успех у “жертв” мегаполисов. И потому — на подходе очередная ретроспектива, где Любаров представляет все свои живописные серии, написанные им за последние 15 лет.



Партнеры