Завещание “полоумной” Мэри

Известного микробиолога после смерти объявили сумасшедшей

30 января 2006 в 00:00, просмотров: 736

Два года назад в Москве в возрасте 89 лет умерла известный микробиолог Мария Семеновна Полонская. По паспорту — Мэри.

Ее ценили не только в России, но и за рубежом. Трудами Полонской о молочнокислых бактериях в свое время заинтересовался медицинский институт Говарда Хьюза (Гарвардский университет США). Данные, которые она собрала для коллег, были уникальны…

В последние годы жизни Мария Семеновна сильно болела, но при этом продолжала работать — писала труды. Детей у нее не было, поэтому ухаживали за интеллигентной старушкой соседи — пожилая супружеская чета Добрушиных. Неудивительно, что свое завещание Полонская отписала на имя Веры Добрушиной: 2 комнаты общей площадью 44 кв.м в шикарном доме на Тверской.

Это завещание и стало предметом разбирательств в суде, где микробиолога объявили… сумасшедшей.

Мария Семеновна умерла на руках Веры Александровны и Михаила Григорьевича Добрушиных. Последние недели она уже не вставала с постели, и пожилые супруги Добрушины поднимались к своей соседке несколько раз в день. У Полонской был еще двоюродный брат, 75-летний Юрий Эпштейн, но он с авоськой продуктов приходил лишь раз в месяц.

— Мария Семеновна недолюбливала брата, — грустно вспоминает Вера Александровна, — после его редких визитов у Мэри портилось настроение... Насколько я знаю, Юрий Львович преподает в музыкальной школе.

При жизни Мэри Полонская переделывала завещание 4 раза. В результате она написала его на имя Веры Александровны Добрушиной, врача института онкологии.

Юрий Эпштейн с таким решением не согласился. Он написал заявление в суд — о признании завещания недействительным. В заявлении он сделал акцент на том, что Полонская “не могла понимать значения своих действий и руководить ими, так как была сумасшедшей”.



***

— Мы вместе с Мэри работали во Всесоюзном институте сельскохозяйственной микробиологии, — вспоминает близкая подруга Марии Семеновны Антонина Сергеевна Рыжкова. — Она до последних дней своей жизни оставалась ученым, блестящим специалистом-микробиологом. Имела степень кандидата биологических наук. Вообще Мэри очень боялась двух вещей — микробов, потому что хорошо в них разбиралась, и хамства. Эпштейн возник в ее жизни лишь в последние годы. Это случилось тогда, когда она уже не могла сама передвигаться без посторонней помощи. А идея считать сестру сумасшедшей пришла брату в голову несколько лет назад. Именно он втихаря написал заявление в ПНД №14, чтобы Марию Полонскую осмотрел психиатр.

Действительно, в ноябре 2001 года Юрий Эпштейн обратился с письменным заявлением к главному врачу ПНД №14 Пассер: “Прошу вас разрешить осмотр моей сестры Полонской М.С. на дому. В последнее время ее поведение изменилось и внушает мне определенное беспокойство. Она не определяет реальную обстановку, не ориентируется во времени и ценах”.

Вскоре к Мэри Полонской приехал психиатр. Между прочим, в нарушение закона о психиатрической помощи.

— От Мэри Эпштейн скрыл тот факт, что им был вызван именно психиатр, — продолжает Антонина Рыжкова. — Он сказал ей тогда, что это “хороший врач-терапевт”. Больше она психиатрами не осматривалась.

А Юрий Эпштейн продолжил разрабатывать свой план. В декабре 2001 года он вновь пришел в ПНД №14. Психиатру Эпштейн заявил, что его сестра категорически отказывается принимать лекарства, так как считает, что ее могут отравить. В медицинской карте Мэри появились соответствующие врачебные пометки.



***

— Мы были знакомы с Марией Семеновной более 20 лет, — рассказывает сосед Михаил Григорьевич Добрушин. — В 1980 году Мэри перенесла инсульт. В 1989-м получила первую группу инвалидности. Но душевно она была здоровым человеком. До последних дней публиковала в газетах свои материалы...

Исковое заявление в Тверской суд столицы Юрий Эпштейн подал в феврале 2004 г. — сразу после смерти Полонской. Разбирательства по делу идут по сей день. Эпштейн указал на странное поведение сестры и приложил якобы установленный диагноз “психического расстройства”.

Насколько правомерно было ставить такой диагноз на дому, да еще на глазок?

— Я ознакомилась со многими медицинскими документами, вшитыми в “дело” Полонской, — говорит врач-психиатр с 26-летним стажем Зоя Перминова. — Уверена, что тут усматривается случай особой заинтересованности, когда врач идет на осознанное нарушение нескольких статей Закона РФ о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании. Разве можно вот так просто написать заявление, зайти с ним в кабинет психиатра и прогуляться вместе с врачом в квартиру пациента?

По мнению психиатра Перминовой, врач, который нанес визит Марии Полонской под видом доктора-терапевта (фамилия его “МК” известна. — Авт.), нарушил статьи 1, 11, 23, 24, 25 Закона о психиатрической помощи и совершил неправомерные действия, результатом которых явились судебные разбирательства и проведение судебно-психиатрических экспертиз.

Тверской суд, рассматривая дело по горячим следам, сначала признал завещание Полонской недействительным. Однако Мосгорсуд отменил это решение и направил дело на новое рассмотрение.

На сегодняшний день уже сделаны 5 независимых судебно-психиатрических экспертиз. Все эксперты в один голос утверждают: Мэри при жизни была здоровым человеком.

К сожалению, мнение Юрия Эпштейна по этому поводу нам узнать не удалось: от общения с корреспондентом “МК” Юрий Львович почему-то отказался.





    Партнеры