Проповедник

или Русский роковый Черт

1 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 1638

ОДНАЖДЫ “Мегахаус” летел с Ильей Чертом в одном самолете. Слава богу, навигационные приборы (от присутствия потусторонних сил) из себя не выходили, и вообще никаких трэшей не наблюдалось (кроме падающих друг на друга музыкантов “Короля и Шута”; летели то гуртом с рок-фестиваля). Летели долго — из Казахстана. “Мегахаусу” хотелось спать, а Черту — разговаривать. Но в том небе было не до философских бесед.

На земле встретились. Понятно, за пределами концерта группы “Пилот”, к ораве поклонников которой “Мегахаус” не причисляется. Лидер же Черт — культурологически подкованный персонаж, находящийся сейчас под пристальным вниманием. Особенно тех, кто замыслил поставить рокеров под знамена власти. Вот как раз с Чертом этим господам договориться вряд ли удастся — свои у человека цели и задачи. Хотя рупор он для всяких социальных призывов и околополитических посылов очень привлекательный. Новее Шевчука, благообразнее Горшка.


— Специально перед встречей послушала еще раз твой альбом “Рыба, Крот и Свинья”. Ты ведь целенаправленно пытаешься “глаголом жечь сердца”, обличаешь – призываешь?

— Скорее, пытаюсь мозги поправить. Музыка для меня, конечно, скорее средство, чем цель. Я читал в Московском педагогическом университете лекции по религии и философии…

— Ты по образованию философ?

— Дело не в образовании, а в опыте. Я больше 10 лет занимаюсь психологией, философией и религией. Переписываюсь с людьми — мне приходит порядка 100 электронных писем в день. Есть люди, готовые к восприятию определенных вещей. Важно, чтобы в этот момент рядом оказался тот, кто правильно им все объяснит. Переориентирует. Я все время пытаюсь попасться рядом — в этом и есть цель. Моя главная работа — общение с людьми. В песнях стараюсь просто более тонко это подавать, завуалированно.

— Ты — проповедник? Видишь цель к чему-то подвести-призвать подростков?

— Необязательно подростков. Допустим, я много работаю с довольно взрослыми людьми — врачами. Которые в реабилитационных центрах занимаются с детьми наркоманов-алкоголиков.

— У тебя и опыт взаимодействия с наркоманами имеется?

— Придется разговор немножко в специфическую область уклонить. Все мировоззрение человека строится на определенной платформе. Это как мозаика, которая собрана из одного кирпича. Если это кирпич так повернуть — все логические цепи и причинно-следственные связи твоего мировоззрения будут повернуты в одну сторону. Если же этот главный первокирпичик наклонить под другим углом — все мировоззрение тут же изменится. Само собой, без разъяснения по мелочам. Что, мол, воровать нехорошо. Надо пояснить просто — почему, так пояснить, чтобы у человека это правильно в голове уложилось. Подвести к самоосознанию. Это я, собственно, и делаю: переворачиваю кирпичи. Меняю мышление. Но это надо делать осторожно. Чтобы человек ответил себе на самый главный вопрос. Тогда раскроются все остальные ответы.

— И каков самый главный вопрос?

— Кто ты.

— Ну это очень неоднозначный вопрос. Человек сегодня на него может ответить себе таким образом, а завтра — совершенно иначе.

— Ты говоришь об относительности. Есть вещи, в которых уживаются сравнительные понятия: что-то относительно другого. Я же говорю о конечном абсолютном знании, которое не имеет сравнения.

— То есть ты показываешь человеку абсолют?

— Да. А абсолют — един и неделим. И важно, чтобы человек не только об этом всегда помнил, но — пребывал в этом состоянии. Не умом, а всем своим существом.

— Ты можешь объяснить конкретными словами, а не расплывчато-метафизически?

— Давай я тебе лучше стих прочитаю.

Все замкнуто в себе.

И видит лишь себя.

На 360 вокруг — лишь только зеркала.

И чтобы все взглянуло на себя со стороны,

Пришлось ему прикинуться тобою. Извини.

И рано или поздно, но настает тот день,

В который каждый узнает во всем свою же тень.

И снова возвращается, забыв о слове Я.

Так Свет, прикидываясь Тьмой, осознает себя.

— Ты, кроме песен, и просто стихи пишешь?

— Конечно. У меня две книжки выходило художественных. И третью сейчас пишу. И сказка выходила — “О прыгуне и скользящем”. Она тоже была завлекающим маневром. Нельзя людям сразу в лоб глобальные вещи объяснять. Вот в конце февраля новый альбом “Пилота” выходит — он уже будет предисловием ко второй части сказки. В которой, в свою очередь, уже все будет сказано в лоб.

— Про добро и зло?

— Про то, что ни добра, ни зла не существует. Это как раз относительные понятия, рождающиеся в человеческом уме. И то, что вчера считалось злом, может завтра стать для человека добром. Он сам определяет оценку.

— У тебя какое вероисповедание-то?

— Все религии служат мне, а не я им. Я — есть причина возникновения всех религий.

— Ты — в смысле человек?

— Нет, не человек. Человек — это как раз тоже относительное понятие. Вчера я им не был и завтра не буду. Человек — это всего лишь одна из форм, которую я принимаю на время. И все религии говорят об этом. Но по причине большого количества переводов первоначальный их смысл искажается. Допустим, Библия прошла пять языков. Записана была на арамейском, причем человеком, который знанием-то не обладал (это Иисус обладал абсолютным знанием, а человек, который за ним записывал, — интерпретировал все сказанное Иисусом по-своему). Ну это как журналисты: говоришь ему одно, а человек тебя понимает со своей колокольни. Еще и пару слов в предложении заменит — и смысл сказанного вообще изменится. Так вот, Библию записали на арамейском, потом перевели на египетский, потом на греческий, потом на латынь. И только после всего — на современные языки: английский, русский и т.д. Пять переводов! Представь, сколько там всего потерялось и изменилось! Но я вот сейчас понимаю, какие вещи в Библии действительно были сказаны, а какие — добавлены. И так же — в других религиях.

— Если есть Бог — есть ведь и дьявол?

— Дьявола нет. И это самое главное, что люди должны понять. Дьявол — это фантом, который они сами себе придумали, чтобы оправдать собственную глупость и безответственность. Человек боится ответственности за свои же решения. Поэтому и придумал кого-то, кто его якобы искушает.

— А страшные злодеяния?

— Они происходят от невежества. Именно поэтому нет смысла наказывать за него.

— А люди, которых называют исчадиями ада? Страшные маньяки?

— Они не ведают что творят. Хотя могут быть кармические наработки таковыми, что человек действительно рождается с такими установками. Тем не менее — это поправимо. Объяснить человеку, кто он, в чем он находится, среди кого и для чего. Если человек поймет это до глубины своего существа — убивать будет не плохо (нет такого слова “плохо”). Убить будет глупо. Он поймет, что это просто глупость. То же самое, что взять вот эту чашку с чаем и вылить себе на голову.

— Если нет дьявола, то нет и демонов, и ангелов?

— Есть сущности, которых люди просто называют таким образом. Ну вот со мной похоже: почему меня люди Чертом зовут? Они видят какие-то мистические вещи, которые вокруг меня происходят. Тот, кто этого боится, — находит этому название. Помнишь, когда Иисус из свиней изгнал бесов, что ему сказали? Он силой дьявола это сделал! Люди боятся неизвестного. А страх порождает ошибки. Есть только две полярности: любовь и страх. Если ты действуешь из любви — все будет хорошо.

_ А что вокруг тебя мистического происходило-то?

— Ну вот часто диктофоны ломались. Электроника меня не любит: компьютеры, телекамеры. Вот на “Нашем радио” сломался пульт дорогущий. Когда мы приехали играть программу “Воздух”. Сначала сломался кондиционер, опрокинулся и залил еще и пульт. Все сгорело. И так сплошь и рядом.

— Сильное энергетическое поле, значит, вокруг тебя. А о чем-нибудь посерьезнее расскажешь?

— В юности я жил в сложном районе. Тусовал с дворовыми ребятами. И если мы сталкивались с братвой из другого района — и было ясно, что драка неизбежна: с нашей стороны 10 человек, с их — 15, я шел один вперед. И все расходились миром. Я всегда мог заговорить любого, разрулить уже, казалось бы, неминуемое.

— Раз обладаешь определенной силой — мог бы, наверное, посерьезнее влиять на ход текущих в мире событий…

— Зачем? У меня были предложения от представителей разных конфессий. У меня много знакомых и буддистских, и православных священников, которые звали. В свои ряды. Но это нечестно: представлять конкретную религию, зная, что она несет неточности, с которыми я не могу согласиться. И потом: какая реакция может быть у панка, нюхающего клей, на человека в рясе, который ему что-то объясняет? Да пошел ты в задницу. А вот я для этого панка — свой человек.

— И что, от твоих песен реально меняются люди?

— Ты бы видела нашу публику 5 лет назад и на вчерашнем концерте. Все бы поняла. Это одни и те же люди, но другие.

— И как они меняются?

— Ну, допустим, перестают пить. Начинают заниматься йогой, медитацией. Идут учиться. Главное — начинают жить в радости. А были и те, кого приходилось с вешалки вынимать.

— Самоубийц?

— Людей, которым некуда больше идти. Не к психологам же, у которых в глазах счетчик зарплаты. У которого если спросить, в чем смысл жизни, — он скажет: очень трудный вопрос. Я так никогда не скажу. Я за 20 минут объясню человеку, в чем смысл его жизни. Объясню досконально, так, что у него не останется вопросов по этой теме.

— Про смысл своей-то жизни, стало быть, все тоже понимаешь?

— Смысл жизни у всех одинаков. Я могу назвать его тебе одним словом. Но это слово каждый воспримет по-разному. Вот апельсин. Я могу долго рассказывать, какой он, называя совершенно противоположные качества. А достаточно один раз укусить его — и все будешь знать в одну секунду.

— По разным пророчествам: уже якобы на земле родился Антихрист, и вот-вот должен вновь родиться Христос. Ну второе пришествие состоится, силы света схлестнутся лицом к лицу с силами тьмы…

— Это полная ерунда. Про дьявола. Человек моделирует реальность. Если очень много людей захочет, чтобы родился дьявол, — такое существо родится. Человек, обладающий теми качествами, которыми наделят его люди. Любая мысль материальна. Любая идея прорастает. И люди вызовут это существо сами.

— А Иисуса тоже вызовут?

— Иисус — всего лишь человек, который хотел вразумить людей. Не больше и не меньше. Их и сейчас — десятки на планете. Людей с осознанием Абсолюта, с полным знанием.

— Ты — один из них?

— Вряд ли. Я себя таким не чувствую. Я просто выполняю свою работу.

— Все раскрученные песни “Пилота” — это песни-обличения: “Неродина”, “Терроризм”, “Королевство”…

Ты живешь в стране,

Где каждый пятый вор.

Где сказать правду — все равно

Что навлечь позор.

Где стражи закона с невинным видом

Позволяют подонкам торговать героином…

Здесь школьницы торгуют на дорогах телом,

Здесь Христа продают с лотков между делом,

С голубых экранов вместо мозгов

Здесь голосуют за

Королевство шлюх и торгашей…

— Ну это скорее констатация факта. Просто хочется шоры снять с глаз у людей. Вообще этот альбом “Рыба, Крот и Свинья” специально таким задумывался — прямым, радикальным, несколько плакатным. Поэтому такие песни и подобраны: тексты агрессивные, сразу в лоб. Ну и музыка жесткая. Есть огромное количество людей, которые находятся под прямым влиянием средств массовой информации. Он сидит три дня дома, и телевизор ему долбит в уши. Потом на работе он встречает друзей, которые тоже наслушались телевизора, и у них цепная реакция. Люди принимают навязанное за естественное.

— А вот ты сам уже столкнулся с намерением власти подмять под себя рокеров?

— Ну да, определенные предложения поступали.

— Из Администрации Президента?

— Давай без фамилий и должностей обойдемся. Я человек, который не признает вообще никакой власти. Власть — это временное явление. Это как костыли. Пока человек хромает — они ему вроде нужны. Но глупо же таскать за собой костыли тому, кто излечился. Государство, границы, флаги, национальности, армии — это такие костыли для человечества.

— А у тебя нет ощущения, что такие, как ты, певцы-проповедники сейчас очень нужны государству? Ну ведущие молодежную паству…

— Я служу людям, а не флагу. Во мне нет чувства патриотизма к России. Потому что нет самого понятия “Россия” для меня. Я живу на этой планете. И то временно. И всех людей я вижу не как китайцев, арабов, русских, а как сущность, которая временно стала человеком. Вижу то, внутри, а не то, чем оно временно кажется.

Неродная отчизна, неродная земля.

Вавилонские реки, чуждые планы.

Извечная неродина, неродина…

А вообще в учебнике политологии есть такая статья: агрессивный захват творческих личностей при становлении вертикальной власти.

— Ага, это вот как у нас?

— Ну собственно тоталитаризм, диктатура. Захват творческих личностей. Из страха “оранжевой революции”. Есть ведь люди, которые могут повести за собой тысячи. И власти надо, чтоб таковые заведомо были на ее стороне. Очень умные дяди занимаются этим, очень тонко, умело подкованные.

Но есть минус, о который они все же споткнутся. У них нет духовного знания. Поэтому все их старания разрушатся.

— А ты им что ответил, когда тебя привлекали?

— Что не служил никакой власти и никакой политике и не буду служить. Я сам по себе. И я Богу служу. Вот моя единственная власть. И если меня заставят отсюда уехать, я могу абсолютно в любой другой стране делать то же самое. Не испытывая никаких трудностей.

— Но рок — это борьба?

— Я не собираюсь ни с кем бороться...



Партнеры