Миллиард играючи

$27 млн. в день зарабатывают дельцы на азарте россиян

1 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 531

Знатоки игорного дела рассказывают, как в одном крупном московском казино мужик сходил по большому… не вставая из-за покерного стола. В тот вечер ему перло, и, сойдя с места, он боялся спугнуть удачу. Врачи не зря сравнивают игроманию с наркозависимостью. По статистике, только в столице “фартовым делом” болеют порядка 300 тысяч человек. Но если найти дозу наркоману не так-то просто, то казино и игровые автоматы на каждом углу. Эксперты утверждают, что ни в одной стране мира игорный бизнес не развивается столь хаотично и быстро. И сходятся во мнении: пора что-то менять…

Сними с “руля”!

Законодателей волнует полная бесконтрольность этой сферы, при том, что, по некоторым оценкам, доходность игорного бизнеса в России — $8—10 млрд. в год! Из них 15-20% приходится на Москву, 7-8% — на Питер.

“Игорный бизнес — достаточно высокодоходная и коррумпированная сфера, — рассказывает “МК” глава Комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский. — Странно, что она никак не регулируется у нас государством и даже нет специального закона”. Сегодня упоминание игорного бизнеса есть только в Налоговом кодексе и законе о лицензировании. Но и налоги, и выдача “разрешений” тоже вызывает массу нареканий.

Например, действующие лицензии кажутся депутатам слишком дешевыми. “В Госкомспорте выдавали так: 1000 руб. за лицензию и 300 — за рассмотрение документов. Итого — всего 1300 руб. за открытие федеральной сети заведений, — отмечает зампред Комитета Госдумы по экономполитике, предпринимательству и туризму Владимир Мединский. — Таким образом, за два года у нас было выдано 6125 федеральных лицензий, которые заканчиваются аж в 2009 году”. Поэтому депутаты предлагают хотя бы повысить стоимость сбора: до 30 млн.руб. за лицензию плюс 300 тыс. за каждое место.

Практически во всем мире игорный бизнес нещадно облагается налогами. Больше всего с игры государство имеет в Германии. Там свыше 80% доходов казино идет в госказну. Во всех остальных странах налог на игорный бизнес не превышает 50%.

Берут налог по-разному: за единицу игорного оборудования или с общего дохода заведения. Европа предпочитает второй вариант. Кстати, отмечается закономерность: там, где налоги взимаются с совокупного дохода, число игровых столов почти не ограничено. Например, в Польше в казино может быть сколько угодно столов, хотя для автоматов установлен потолок — их можно иметь не больше 30. В Болгарии используется смешанная система: владелец казино платит ежемесячно 50 евро за каждый игровой автомат и 15% с дохода игорного заведения.

У нас налог исчисляется с игорной единицы. Есть и законопроект, его повышающий: на игорные столы с нынешних 25—125 тыс. рублей до 75—125 тыс. рублей и на игровые автоматы — с 1,5—7,5 тыс. рублей до 3—15 тыс. рублей. “Только этого мало!” — поют свое депутаты. “Решать проблему с хаотичным развитием игорного бизнеса за счет налоговых механизмов, по моему мнению, не совсем профессионально, да и недостаточно”, — убежден глава думского Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Владислав Резник. А Плескачевский поясняет почему: “Повышение ставок приведет только к одному: часть бизнеса уйдет в тень”.

Значит, “казявки” (т.е. казино на профессиональном сленге) рублем не возьмешь. Придется обратиться к зарубежному опыту.

Идеи на импорт

Иностранцы со своей игрой разобрались. Каждый по-своему. Другое дело, насколько реально мог бы у нас регулироваться игорный бизнес по…

…французски. Во Франции действует госмонополия на “большую игру” и запрет на размещение казино в крупных городах. Первое не для нас — раньше надо было думать, пока бизнес не стал частным. Что касается второго, то законодатели рассматривают вынос казино из мегаполисов с большим увлечением. Было предложение запрещать размещение “казявок” ближе 1 км от Москвы. Сейчас в Госдуме находится законопроект, предлагающий их вынос за пределы городов федерального значения (это Москва с Санкт-Петербургом) и курортов (Сочи). Возможно, к списку добавят и города-“миллионники”. Впрочем, даже сами парламентарии не слишком верят, что эти идеи станут законом.

...индийски. Сами индийцы почти не играют, им религия не позволяет. К тому же казино разрешены лишь в нескольких турзонах вроде Гоа. Наш человек религиозной моралью, как правило, не обременен. А что касается расположения казино в турзонах или на курортах, см. выше.

...гречески. В Греции все есть, даже пара казино — на горе Парнас. Добраться до них может только очень уж заядлый игрок: сначала надо час пилить от ближайшего города до горы, а потом, крестясь или матерясь (кому что ближе), ползти наверх на шатком фуникулере. Сделать казино наименее доступным — такая идея отечественным законодателям по вкусу.

...английски. Как известно, английские джентльмены предпочитают клубы. Там и играют. Причем главное для обитателей туманного Альбиона — репутация. Ее очень сложно заработать, чтобы открыть игорное заведение. Поэтому даже вывески “игрушек” выглядят достойно, без излишней крикливости. А в ряде городов “казявок” вообще нет. Для России тоже не вариант: наши бизнесмены предпочитают сначала заработать, а потом создавать репутацию.

...фински. Как и во Франции, игорный бизнес в Финляндии — монополия государства. Причем весь доход от него идет на… пенсии и соцпрограммы. Вероятность реализации таких идей у нас практически равна нулю. Если уж средства госбюджета тратятся на всякого рода социальные надбавки со скрипом — мол, инфляция, батенька, — то о грандиозных барышах от игры и говорить нечего.

...израильски. Игорный бизнес в Израиле под запретом, хотя азартные израильтяне нашли выход: играют на каком-нибудь лайнере в нейтральных водах или на нейтральной территории — в Иерихоне. При условии запрета и россияне могли бы найти полоску “ничьей воды” — к примеру, в районе Крыма. Вопрос только, как отнесутся к этому украинцы. Коса Тузла им, к примеру, не понравилась.

…американски. По большому счету США запретили игру везде, кроме Лас-Вегаса и Атлантик-Сити. Есть, правда, разрешение держать казино в ряде индейских резерваций — в рамках поддержки нацменьшинств — и на воде. У нас, правда, нет таких же резерваций, да и Лас-Вегас свой пока не грозит: искать пустыню, осваивать ее и возводить с нуля казино со всей вытекающей инфраструктурой — да еще за свой счет — вряд ли кто согласится.

…китайски. У китайцев, как и у американцев, есть свой город-казино — Макао. Если не считать подпольщиков, конечно. Кстати, специальная территория для казино, возможно, наиболее вероятный вариант для “большой игры” в России. Среди всех перечисленных вариантов законодатели предпочитают именно два последних.

Игра по-русски

Впрочем, даже с учетом зарубежного опыта Россия скорее всего выберет свой путь. Правда, пока он выглядит довольно запутанным.

Точное число законопроектов по игорному бизнесу, которые находятся в Госдуме, вряд ли назовут даже парламентарии. Наиболее заметные указаны выше: повышение стоимости лицензии, увеличение налоговых ставок, вынос казино из столиц. На первый взгляд все выглядит так, будто депутаты, может, и хотят что-то сделать, только не знают, за что хвататься.

Впрочем, люди, которые пишут законы, утверждают: все это от безысходности. Они не против написать нормальный базовый закон. Хоть сейчас бумагу на стол. Кстати, вариант рамочного документа был направлен на рассмотрение правительства еще прошлой осенью. Только ответа все это время не было.

Если произвести простой арифметический расчет, становится понятно почему. Ежегодно, по оценкам специалистов, через руки “игровых” бизнесменов проходит до $10 млрд., в день это — $27 млрд. Каков бы ни был вариант регулирования в России — израильский (с полным запретом) или американский (с выведением казино в отдельные зоны), — очевидно, что поток “азартных денег” на какое-то время станет “жидковат”, а то и иссякнет вовсе. Значит, на каждом месяце простоя без закона предприниматели “выигрывают” $810 млн. — почти миллиард.

Итак, кто же тормозил законопроект в правительстве? За него отвечали три ведомства. Госкомспорт, который де-факто передал свои полномочия по контролю налоговикам, но за консультациями к нему все равно обращались. Федеральная налоговая служба, которая очень хочет “рулить” игрой (мотивы разные: от желания навести порядок до материальной заинтересованности на низшем чиновничьем уровне), но ни специалистов, ни опыта не хватает. И Минэкономразвития, где тоже вроде как против игорного хаоса. Но то ли руки не доходят, то ли тоже свои резоны “педалировать” принятие закона.

Впрочем, как стало известно “МК”, в понедельник случилось чудо, в которое уже мало кто верил. Долгожданный отзыв правительства был утвержден. И хотя документ еще не подписан и в нем достаточно замечаний к базовому законопроекту, это уже большой прогресс. Ведь подписание — вопрос нескольких дней, а “работа над ошибками” уже началась…

ФРАНЦУЗ ЗАСУДИЛ “ОДНОРУКОГО БАНДИТА”

Недавно впервые в истории Франции гражданин этой страны подал в суд на казино курорта Виши. 44-летний Жан-Филипп Брик за 10 лет проиграл все свои деньги и теперь требует от компании “Партуш”, владеющей сетью казино, компенсации в 684 тысячи евро. Из них 610 тысяч Брик “спустил” на игровые автоматы, остальное —моральная сатисфакция . Игрок обвиняет казино не просто в проигрыше, а в “соблазнении”.

Переступив порог казино впервые, француз выиграл 1,5 тысячи евро, затем еще 15 тысяч. На этом фарт закончился. Однажды Брик доигрался до того, что в сердцах разбил “однорукого бандита”. Впрочем, администраторы казино не только закрыли на это глаза, но и продолжали принимать от него чеки, уже зная, что игроман давно опустошил свой банковский счет. Более того, если Брик не появлялся в заведении какое-то время, ему звонили и слали письма, приглашая зайти еще. Так продолжалось, пока француз не просто потерял все, но и залез в долги, пытаясь отыграться. Сейчас он живет с женой и двумя детьми во Франции — одной из самых дорогих стран мира — на 300 евро в месяц. И верит, что если выиграет, то поможет другим избавиться от игровой зависимости.

Как поставить азарт под госконтроль?

Владислав РЕЗНИК, глава Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам:

— Уверен, необходимо идти по пути укрупнения игорного бизнеса, ужесточения требований к нему, в том числе к размещению игорных заведений, их внутреннему обустройству, финансово-экономическому положению, к порядку их посещения. Усиление налогового бремени на игорный бизнес необходимо рассматривать в совокупности со всеми перечисленными мерами.

Считаю крайне необходимым установить требования по наличию банковской гарантии для обеспечения финансовой ответственности игровых залов и казино. Т.е. игрок должен быть уверен, что сможет получить свой выигрыш, даже самый крупный. Также следует законодательно установить минимальный средний процент выигрыша на один автомат.

Надо запретить размещать игровые автоматы и столы вне специальных заведений. При этом нужен четкий перечень общественных мест, в которых игорное заведение располагаться не может.

Владимир МЕДИНСКИЙ, зампред Комитета ГД по экономполитике, предпринимательству и туризму:

— Идеал регулирования игорного бизнеса, с моей точки зрения, Китай и США. Т.е. запрет, кроме отдельной территории. Такое районирование означает, во-первых, упрощенное кассовое администрирование: его легко контролировать. Во-вторых, абсолютная безопасность: проще контролировать участие в игре несовершеннолетних, пьяных. Лас-Вегас, между прочим, самый безопасный город США. Свободы не ущемлены: хочешь поиграться — приезжай. Это уникальная ситуация, к которой, вне всякого сомнения, надо идти.

Даже не обязательно выводить казино за черту города, это может быть какой-нибудь спальный район Москвы. Но нужна четкая программа — с определением места, со сроками переезда и льготами для бизнеса по оплате земли. Сами предприниматели говорят: если будут вменяемые условия переезда, мы подчинимся. Им тоже проще: если все заведения будут сконцентрированы в одном месте — легче управлять.

Затем нужно сделать дорогой “входной билет” в бизнес, даже не 30, а все 100 млн. рублей за лицензию. Во-первых, это повысит сборы государства, во-вторых, отсечет “лишних”. Но чтобы было все по чести, нужен отраслевой закон. В Англии, например, законом прописываются даже правила игры в покер.

Виктор Плескачевский, глава Комитета ГД по собственности:

— На мой взгляд, любой вариант регулирования лучше, чем сегодняшний хаос. Можно использовать китайскую или американскую версию с поправками. Допустим, для мелких форм: в кафе, придорожном ресторанчике — разрешить иметь пару игровых автоматов и бильярдный стол, и это не будет считаться игорным заведением. А крупные казино вывести в самостоятельные города. Хотя для России, на мой взгляд, больше подходит следующий вариант: разрешить казино в городах, но ограничить зоны размещения. Есть же у нас зоны для пожароопасных объектов, допустим, не ближе 50 метров от жилого здания, 1—2 км от школы и т.п.

Есть аргументы в пользу специальных городов или зон, которые находятся за пределами Москвы. Это позволяет создать условия, при которых тот, кто имеет интерес к игре, готов потратиться на такси, чтобы доехать в это место. Но это будет недостижимо для тех же детей.

Еще такой вариант: “спустить” регулирование на местный уровень. Допустим, Москва решает, что в городе может быть 3 казино и 4 игровых зала. И все, точка. Ограничение — тоже своего рода форма регулирования. Такая модель используется для такси в Нью-Йорке. Там их определенное количество, и исходя из этого выдается соответствующее число лицензий.

А вот в базовом законе в деталях должно быть описано, что такое игорный бизнес: чем казино отличается от игрового зала, какие квалифицирующие признаки для того и другого. Определение для игры в Интернете и на мобильных телефонах.

Кроме этого, должна быть четко прописана система налогообложения, с чего брать налог — с игорных столов или других объектов. Еще в некоторых странах у налоговых инспекторов есть возможность проверять чуть ли не каждого “однорукого бандита”: ставки, результаты и тому подобное. Это позволяет снизить количество злоупотреблений в этой сфере.




Партнеры