Николай Сванидзе: Ельцин спас Россию

Вчера Борису Николаевичу Ельцину исполнилось 75

2 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 712

От души поздравляем и благодарим его за время надежд, которое для многих из нас стало лучшим временем в жизни. Благодаря Ельцину пришла свобода. Или бандитская вольница? Держава окрепла. Или развалилась? Много вопросов в юбилей к Борису Николаевичу. И вчера он ответил на них в фильме, который сделал Николай Сванидзе и который прошел на канале “Россия”. И теперь наши вопросы к автору фильма.


— Как вы относитесь к Ельцину?

— С огромным уважением. И всегда к нему так относился. Считаю его очень крупной исторической личностью, которая будет казаться тем крупнее, чем дальше период его президентства будет уходить от нас во времени.

— Вы не боитесь, что на фоне нынешней политической конъюнктуры на такое высказывание вскоре может быть наложено табу?

— Не вижу никаких оснований, да и, в общем, забываю спросить: наложено табу или нет. Я говорю то, что думаю. Если мое мнение расходится с мнением какой-то части моих соотечественников, то в данном случае меня это не интересует.

— Вы легко были допущены на дачу к Ельцину в Барвиху? Были ли какие-либо запреты на съемки?

— Никто нам ничего не навязывал, ни в коем случае не давал никаких рекомендаций и уж тем более не ставил никаких задач. А лишь подходили и спрашивали: “Ребята, что вы хотите, что вам нужно?” Согласовали время, когда Борис Николаевич сможет нас принять. Мы приехали, и все уже было готово к съемкам.

— По фильму создается впечатление, что Ельцин сейчас в очень хорошей форме.

— Да, это правда. Когда мы встретились с ним еще без камеры, он пользовался костылем, после того как повредил себе ногу. Это его смущало, потому что для фильма он хотел быть в отличной физической готовности. Зато в следующий раз Ельцин уже был без костыля и выглядел просто замечательно.

— Сейчас Ельцин, отойдя от власти, напоминает себя самого начала 90-х. Выходит, власть мешала ему быть самим собой?

— Действительно, он сейчас лучше выглядит, он сбросил вес. У него великолепная реакция. Может, на его внешнем виде и поведении сказывалось сильнейшее утомление, когда он был у власти. Это была сверхусталость... В фильме мы вспоминаем, какие ему приходилось принимать решения. Ведь постоянно, каждые два-три года — критическая, судьбоносная развилка для страны, когда от его решения зависели судьбы тысяч, а то и миллионов людей. Решения менее масштабные он должен был принимать каждый день. Ведь как ни относись к Ельцину, он никогда не бегал от ответственности, все брал на себя.

— Вам не кажется, что ошибок Ельцина, может, даже граничащих с преступлением, было слишком много?

— Я не готов обсуждать, что такое слишком много или слишком мало. Этот человек принял страну, которая у нас на глазах разваливалась на куски, просто превращалась в кучу неизвестно чего. Страна тогда была на грани голода. А Ельцин наполнил прилавки. Теперь в нашем языке нет понятий “достал”, “через черный ход”, “блат”, “дефицит”. В начале 90-х он вывел страну на новый, нормальный виток развития. Мало того, сделал это без крови. Да, Чечня. Но мы знаем теперь, что это колоссальная проблема, и как здесь нужно было действовать по-другому, не знаю, и вряд ли кто-то точно знает. В остальном же Ельцин обошелся без крови, что для нашей страны уникально. Мало того, в 99-м он первый из всех властителей за всю нашу историю ушел от власти, действуя в соответствии с Конституцией, которая, кстати, была написана при нем и благодаря ему. Да, мы можем назвать и ошибки, но, на мой взгляд, масштаб этих ошибок гораздо меньше, чем масштаб его заслуг.

— Но противники Ельцина, а их, наверное, в нашей стране миллионы, по поводу крови вам напомнят еще и 93-й год.

— В 93-м не было иного выхода, кроме как силой подавить бунт красно-коричневой шоблы, которая попыталась взять власть. Не надо рассказывать сказки про расстрел парламента, который никто на самом деле не расстреливал. Фашисты маршировали по улицам и главари призывали повесить всех в Кремле за одно место. Они бы, между прочим, повесили и нас с вами, и очень многих из тех, кто сейчас читает это интервью.

— Когда вы вспоминаете о том, что при Ельцине исчез дефицит, появились продукты, то, может, вы говорите от себя? Но разве десятков миллионов, живущих на грани нищеты, в России не существует?

— Я разве говорил, что Ельцин должен был, как в Библии, накормить весь народ несколькими хлебами? Когда он пришел к власти, хлеба вообще не было. Советская власть довела страну до ручки, выжав ее до последней капли, как кошку в анекдоте. А теперь, все забыв, многие кричат: мы плохо живем. Но разве в этом виноват Ельцин? Конечно, давайте ненавидеть Ельцина и любить Сталина, который угробил полстраны.

— В вашем фильме Ельцин, будто оставшись в 91-м, продолжает спорить с генсеком по поводу власти.

— Пока Горбачев оставался у власти, он считал необходимым сохранить власть компартии. Ельцин был уверен, что от компартии нужно отказаться. Это главный пример разногласия между ними — спор крупного масштаба, принципиальный спор, в котором исторически победил Ельцин. А властные мотивы есть у каждого политика. Иначе было бы странно, он бы не был политиком.

— В конце фильма Ельцин, сложный, властный человек, объясняется в любви Наине Иосифовне. Борис Николаевич благодарит супругу за долготерпение?

— Да все проще. Мужчина и женщина прожили вместе 50 лет. Они любят друг друга. Очень любят. Они совсем разные по характеру, но, может быть, оттого любят друг друга еще сильнее. Неужели это так сложно понять?..

— А как вы почувствовали семейную атмосферу на даче Ельцина?

— Они все потрясающе дружные. В какой-то момент, когда один из разговоров с Борисом Николаевичем был завершен, он встал и вышел. Я через минуту направился вслед за ним и увидел такую сцену: Борис Николаевич, Наина Иосифовна и две дочки — Лена и Таня — стоят, как хоккеисты перед игрой, в кружок, обняв друг друга за плечи, соприкасаясь носами, и что-то шепчут друг другу. Причем не на публику — напротив, когда меня увидели, засмущались и кружок сразу распался. Им очень хорошо вместе. Это чувствуется. А вообще Ельцин, по-моему, совершенно сумасшедший дед, он обожает своих внуков.

— Почему за последние годы Ельцин мало появлялся на экранах телевизора, мало давал интервью? Может, это его негласное соглашение с Путиным?

— Думаю, никто не может заставить или даже попросить Ельцина чего-то не говорить. Мне кажется, Борис Николаевич не выходил на публику из соображений такта. Он не хотел создавать сложности своему преемнику. Ведь Ельцин не может говорить только о погоде или о последней премьере в театре. Он должен сказать о политике, а значит, соглашаться с Путиным или спорить. И в том, и в другом случае он создавал бы для президента определенные неудобства. Я думаю, Ельцин, будучи человеком многоопытным и прекрасно все понимающим, поставил для себя определенный заслон. Мне кажется, это мудро.

— Через месяц 75 лет исполнится и Горбачеву. Вам не кажется, что, если сравнивать этих двух больших политиков сейчас, когда они оказались без шапки Мономаха, чисто по-человечески Горбачев выглядит симпатичнее?

— Я наблюдал Бориса Николаевича у власти в разные периоды его президентства и всегда видел, что он прежде всего человек. Меня могло в нем что-то раздражать, даже злить. Но ощущение его масштабности никогда не покидало. Я не хочу никого ни с кем сравнивать. Давайте предоставим это истории.




Партнеры