Путанкина, ну кто же виноват?

Под колесом у прокурора

2 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 675

Положа руку на сердце, 27 февраля позапрошлого года первый заместитель Генерального прокурора России товарищ Бирюков сознался: каждый божий год органы прокуратуры выявляют около ста тысяч нарушений административного законодательства, многие из которых допускаются органами ГИБДД. Возжелав навести порядок, он направил своим подчиненным всех уровней рекомендации по надзору за исполнением административного законодательства и строго-настрого наказал: и впредь не потворствуйте произволу, ибо вас контролировать уже некому.

Выше вас — только Бог…

Забравшись с головой в прокурорские архивы, мы нарыли несколько забавных историй, прямо отвечающих на коварный вопрос: как выполняется прокурорский наказ?

История первая

На самом деле Дмитрий К. нарушил ПДД или остался чист перед законом — история не об этом…

В судебный участок №105, куда Дмитрия радушно пригласили поприсутствовать на процедуре лишения его права управления, будущий “лишенец” накануне отправил челобитную — отложить рассмотрение дела в связи с необходимостью привлечь к делу адвоката. А то еще — не дай бог! — лишат не разобравшись…

Наутро почтальонша принесла Дмитрию корешок уведомления: не переживай, милок, дошла твоя телеграмма. Вишь, секретарша расписалась…

В ожидании новой повестки Дмитрий через несколько дней открыл дверь той же почтальонше, принял из ее рук конверт, раскрыл его и ахнул: в нем покоилось аккуратненько сложенное постановление… о лишении Дмитрия права управления на полтора года.

С жалобой на постановление он отправился в Преображенский районный суд. Там и выяснилось, что ходатайство Дмитрия об отложении рассмотрения дела в мировом суде, едва получив, тут же… потеряли. Согласившись с этим, судья Матюшенко, однако, оставила “приговор”, вынесенный младшим товарищем по судебному цеху, без изменений.

И в надежде на справедливость Дмитрий К. обратился в столичную прокуратуру: мол, только в вашей власти принести на решение протест…

Столичная прокуратура в лице начальника отдела товарища Путанкиной тоже не нашла оснований для пересмотра постановления и в официальном ответе на жалобу почти так и указала: лишение права на участие в деле защитника не является основанием для отмены постановления.

Из методических рекомендаций Генеральной прокуратуры: проверяя правомерность и обоснованность возбуждения дел об административных правонарушениях, прокурор должен выяснить, в полной ли мере соблюдены права участников производства, в том числе — ПРАВО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПОМОЩЬЮ ЗАЩИТНИКА И УЧАСТВОВАТЬ В РАССМОТРЕНИИ ДЕЛА.

История вторая

Как нежданно-негаданно выяснил для себя Сергей А., люди делятся на преступников и на всех остальных. И, как ни странно, отличает одних от других далеко не всегда некое противоправное действие, а порой лишь желание съездить на своей машине в торговый центр, территорию которого сторожат охранники частного предприятия “Милан”.

Ведь дифференциацию населения на честных и бандитов охранники проводят так же просто, как фашистские каратели в партизанском лесу: все, кто оказался на оккупированной ими территории, по умолчанию считаются преступниками, а в случае с “Миланом” — еще и угнавшими собственные автомобили.

Сие неприятное открытие Сергей совершил в тот момент, когда попытался выбраться со стоянки торгового центра на своей машине и оказался перед выбором: либо забыть, что в стране пока не объявлено военное положение, и предъявить свои документы охраннику, либо вспомнить о том, что никакой частный охранник не наделен законным правом совать нос в чужие документы. И уж тем более при нежелании гражданина их предъявлять (если тот не совершил никакого правонарушения) не вправе задерживать его, и тем самым немедля Сергею оказаться в роли “преступника”.

Сергей выбрал последнее…

С четырьмя жалобами (аккурат по количеству ежедневных инцидентов) на незаконные действия охранников, регулярно требующих документы и четырежды (!) задерживавших водителя и его автомобиль, принципиальный Сергей подался в Чертановскую прокуратуру. “Если предположить, что войну населению государство пока не объявляло, — воскликнул раздосадованный “преступник”, — то выходит, что даже на охраняемой территории у людей остаются гражданские права, защищенные законами, отменять которые не вправе не только какие-то частные охранники, но даже милиция!”.

На четыре жалобы, источающие праведный гнев, ответил Чертановский межрайонный прокурор товарищ Клопцов: при проверке, проведенной прокуратурой, изложенные в жалобах доводы (о незаконности проверки документов и задержания автомобилей и граждан частными охранниками)… не нашли объективного подтверждения.

Из методических рекомендаций Генеральной прокуратуры: при проведении проверки необходимо выяснить, применялось ли административное задержание УПОЛНОМОЧЕННЫМ НА ТО ЛИЦОМ, определенным КоАП РФ, и составлялся ли протокол об административном задержании…

История третья

Рассматривая дело об управлении Александром К. автомобилем якобы “навеселе”, Чертановский суд столицы установил, что медицинская экспертиза его состояния проводилась в карете “скорой помощи”, не отвечающей требованиям Минздрава к передвижным медицинским автолабораториям. С этим фактом согласилась даже допрошенная в суде в качестве свидетеля врач-нарколог.

“Подсудимый” К. в судебном заседании подверг сомнению заключение о состоянии опьянения и просил суд исключить протокол об экспертизе из числа доказательств, поскольку получено оно было с нарушением закона и, стало быть, не может быть положено в основу обвинения. Ведь даже студентам первого курса юрфака доподлинно известно: не допускается использование доказательств, добытых незаконным путем!

Однако, посовещавшись с друзьями-наркологами, судья признала процедуру освидетельствования “на коленках, в темной карете” законной и на полтора года присвоила Александру звание “заслуженный пешеход РФ”.

И Александр с жалобой на постановление суда подался в московскую прокуратуру.

Ответ на жалобу, подписанный начальником отдела столичной прокуратуры Путанкиной, потряс даже не слишком сведущего в юриспруденции Александра: действительно, согласилась прокурорская начальница, проводить экспертизу водителей в каретах “скорой помощи” недопустимо, ибо незаконно. За такую практику уже наказаны врачебные и гаишные начальники — им даже предъявлено требование прекратить, понимаешь, беззаконие! Но это не повод для признания состряпанного в “скорой помощи” протокола, не имеющего юридической силы! Врач-то опытный!

Госпожа Путанкина при этом так и не сумела объяснить, зачем же тогда гаишники и врачи были наказаны? Врач-то опытный…

И вынесла вердикт: оснований для принятия мер прокурорского реагирования… не имеется.

Из методических рекомендаций Генеральной прокуратуры: проверяя правомерность возбуждения дел об административных правонарушениях, прокурор должен выяснить, собраны ли должностными лицами и зафиксированы ли В УСТАНОВЛЕННОМ ЗАКОНОМ порядке доказательства, подтверждающие виновность лица…

Вместо комментария…

Предваряя методические рекомендации (единственную на сегодня надежду всяк сидящего за рулем на прокурорскую “истину в последней инстанции”), заместитель генерального прокурора прямо так и сказал: “За каждым противозаконным проявлением должностных лиц, каждым неправомерно принятым решением скрывается нарушение чьих-либо прав и свобод, что налагает на прокуроров обязанность добиваться своей активной позицией полного восстановления законности и недопущения в последующем подобного рода фактов”.

Эх, наивный…




Партнеры