Это вам не “скорая помощь”

У каждого хирурга — свое кладбище

3 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 445

Аппендицит — трахеит — туберкулес — сифилис… А вот и нет — туберкулез кончается на “з”, а значит, болезнь нужна не сифилис, а скажем, заворот кишок. Вот, оказывается, в какие игры играют люди в белых халатах, когда их никто не видит. Так начинается спектакль “Док.тor”, представленный в театре “Doc.” в Трехпрудном переулке музыкантом, а точнее, человеком-оркестром Владимиром Панковым. Его “Док.тor” можно рассматривать как социальный и высокохудожественный ответ Зурабову и его реформе монетизации льгот.


Лечить начинают уже в гардеробе, который гардеробом толком не назовешь. Вшивый закуток с вешалкой. В закутке выдают белые халаты. Замечу, чистые.

— Аппендицит — трахеит — туберкулез — заворот кишок… Вариация на баяне. За столом пять докторов (двое мужчин и три женщины) играют в слова, как дети в города: только последняя буква становится названием не географической точки, а болезни. На слове “сифилис” входит человек с портфелем.

— Здравствуйте, я ваш новый хирург. Андрей.

Никакой реакции коллег — это же не реакция Вассермана, а всего-навсего человек. Он же — коллега, он же — пациент: в зависимости от жизненных обстоятельств.

А дальше эта пятерка разыгрывает то, с чем сталкивается каждый российский налогоплательщик и что называется явлением “отечественная медицина”. История, написанная Еленой Исаевой на основе подлинного рассказа некоего медика, строится не на подробных деталях, а образах, бьющих не в бровь, а в глаз. Основа — не материальная (декорация, реквизит, костюмы). Вся декорация подвешена на веревочках — пробирка, колба, зажим и скукоженный соленый огурец. А он при чем? Как при чем — доктор тоже человек: ногу отрезал, стакан хлопнул, огурцом закусил. Огурцом закусил — стакан хлопнул — ногу отрезал.

Ну неужели так отвратительно и бесчеловечно лицо нашей медицины? Упаси боже так подумать. Условия, в которые попадает молодой врач, заставляют его и ржавой пилой ампутировать конечности, и роды принимать, и кишки, вывалившиеся на спину, вправлять.

Кстати, о кишках — никакого натурализма. Панков как музыкант текст и действия персонажей положил на ритмическую основу и получил результат, в котором сам себе не отдает отчета. Результат потрясающий, обозначающий индивидуальность стиля Панкова и новую дорогу, на которую может выйти театр, — sounddrama.

Ритмическая основа — это баян в руках Сергея Родюкова, тоже в халате, к которому грамотно и оригинально монтируется звукоряд собственно “Пан-квартета”, а также музыка Прокофьева и группы “Руки вверх!”.

— Увози меня скорей, увози за сто морей и целуй меня быстрей, 18 мне уже…

Это “Руки вверх!” и люди в белых халатах с теми же словами переходят к операции на кишках. Вся операция изложена… на белом экране в виде комикса. Дочь Лизка 15 лет пырнула ножом своего отца — смирного пьяницу. “Везите в реанимацию” — пузырь со словами от нарисованного лица доктора. И кишки на спине порезанного пьяницы — тоже нарисованные. Поэтому не так страшно. Страшнее, когда врачи с пустыми глазами, уставившимися в пространство, по очереди командуют роженице: “тужься”, “дыши”, “тужься”, “дыши”…

Еще страшнее, когда безразличные и больные профцинизмом эскулапы в стиле рэп излагают что-то про свое, и рэп у них переходит в истерику, в которой — и “эта чертова монетизация”, “а бинтов не хватает, кормить больных нечем, вот и покупаем на свои, а денег не хватает…”.

Основная нагрузка приходится на актера Андрея Заводюка. Надо сказать, что он показал себя так, каким его не видели в Пушкинском театре, где он давно служит. Группа поддержки — пять актеров — работает, как слаженная бригада “скорой помощи” в каком-нибудь американском сериале: всего хватает и всех вылечили.

На такого “Док.тorа” надо обязать ходить чиновников из ведомства господ Зурабова, Кудрина и прочих, кто довел медицину и прочие социальные сферы до такого состояния. Панков со своей командой показал это стильно, где баланс смешного и жестокого соблюден с аптечной точностью, а посему дает правдивый результат.




    Партнеры