В объятиях паленого змия

“МК” продегустировал самопальную водку у трех вокзалов

4 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 506

— Хуже всего, когда нет ни цвета, ни запаха. Это именно ваш случай — так главный специалист “Мособлкачества” Вячеслав Комков встретил самопальную “водку” в пластиковых бутылках, купленную “МК” в самом центре Москвы и привезенную на лабораторные исследования. — Уж лучше б какой-то гадостью пахла. По запаху хотя бы можно было понять, какое отравление или расстройство организма вызовет то или иное вещество. А эта и на тот свет может отправить…

Убойная газировка

Как вы помните, недавно московские власти в очередной раз объявили войну “левой” водке. Столичная мэрия постановила: в нашем городе больше нельзя торговать спиртным крепче 15 градусов в мелких торговых точках (кроме как с разрешения префектуры) по ночам — с 23.00 до 8.00. По мнению чиновников, как раз через всякую “мелочь” и просачивается “паленый” градус. И стали сражаться за здоровье граждан... исключительно в темное время суток. Но мир, как известно, не без добрых людей. Таковые, не испугавшиеся никаких запретов, и были найдены нами без труда. Обнаружилась водка и в магазинчиках, и у “индивидуальных предпринимателей” — торговок с вокзалов. Вот у них-то и была куплена “беленькая” для последующей экспертизы.

Тетушка с Ленинградского занималась распространением своего продукта под видом минеральной воды. Правда, после расспросов типа “где купить выпить” она с радостью призналась: “У меня есть то, что вы ищете”. Неискушенный прохожий никогда не заподозрил бы ничего плохого: бутылка и крышка соответствовали друг другу. Сие “счастье” и уверение: “Водка хорошая, не бойся!” — стоили всего 30 рублей за пол-литра.

Второй “образец” был приобретен за 26 рублей на Курском вокзале. Тара — цветная пластиковая бутылка из-под сладкой газировки с крышкой от кваса. К ней прилагалась устная инструкция: “Спирт тут питьевой, пейте, не отравитесь!” Пить, слава богу, не пили, но в лабораторию отвезли. Первоначальный вердикт — обе предпринимательницы наглым образом наврали: и водка не хорошая, и спирт не питьевой. Дальше — больше…

От сивухи до мутации

Первое, что бросилось в глаза, — надпись красным под обеими таблицами испытаний: “Данный образец не соответствует требованиям ГОСТ по показателю крепости”. В “водке” с Ленинградского вокзала было всего 30,90, с Курского — 33,90. Это при допустимом уровне 39,8—40,20. Массовые концентрации щелочности, альдегидов, эфиров и метилового спирта были в полном порядке. Но робкое предположение: мол, подумаешь, крепости меньше, пить-то можно — тут же разбилось в пух и прах.

В первом образце — из бутылки с “минералкой” — шкалили сивушные масла. Массовая концентрация была на грани допустимого. Как объяснили эксперты, легальной водки с таким обилием сивухи не найдешь.

А это значит, что спирт даже не пытались очищать.

Вдобавок в жидкости из этого же пузырька был выявлен этилбутират. Дабы понять, что это такое, не обязательно быть химиком: это вещество — “маркер” для технического спирта. То есть денатурат, добавляемый в спирт как раз для того, чтобы пить его было нельзя. “Этилбутират не предназначен для производства алкогольной продукции. Он, как меченая купюра, говорит о том, что напиток, купленный вами, приготовлен из откровенного технического спирта”, — вынесли свой приговор в Национальной алкогольной ассоциации.

“Образец” с Курского вокзала, которому, на мой взгляд, с составом “повезло” больше (меньше сивушных масел), по мнению экспертов, оказался и вовсе жутким пойлом. “Скорее всего спирт даже не пытались денатурировать. В ход пошел просто “технарь”. Причем синтетический. Он, кстати, достаточно чистый. Но получен не микробным путем (как пищевой), а химическим — гидратацией этилена. Однако дело в том, что ферменты нашего организма настроены на спирт микробного происхождения. Химический же вызывает мутации клеток. Так что второй образец даже страшнее первого”, — рассказал “МК” председатель экспертного совета Госдумы по регулированию алкогольного рынка Павел Шапкин. На вопрос, к чему может привести употребление внутрь такого рода “образцов”, эксперты не сговариваясь ответили — к раку!

Почему дельцы бодяжат технический, а не пищевой спирт, что было бы куда более гуманно? Все не просто, а очень просто: из-за денег. До Нового года технические денатурированные спирты не облагались акцизом. Это значит, что можно было купить трехлитровую канистру “средства для размораживания замков” (как правило, это и был технический спирт с одной-единственной денатурирующей добавкой без цвета и запаха) за 40 рублей. Если разбавить его до 30-градусного состояния (наш случай), можно получить 10 литров пойла. Соответственно, если ведро стоит 40 рублей, то пол-литра — всего 2 рубля. Если исходить из той цены, по которой нам был продан этот “чудесный напиток”, чистая прибыль — 26—28 рублей с каждой бутылки.

Осторожно, яды!

Россия — лидер по уровню смертности от спиртного. После развала СССР было два пика этой напасти: в 1992—1996 гг. и тот, который, “взяв старт” в 1999-м, продолжается по сей день. Ежегодно от “случайных отравлений алкоголем” в стране умирает 40 тысяч человек. В том числе от таких вот поллитровок, купленных с рук. И самые страшные суррогаты намешиваются из случайно добытого спирта (как скорее всего и получилось с нашими образцами), который уже прошел производственные, фармакологические или технические циклы. А значит, запросто может содержать в себе ацетон или другие растворители.

Впрочем, предприимчивые соотечественники не всегда пользуются услугами торговок. Очень многие сами занимаются разведением средств для мытья окон и чистки ковров. При этом, как это было в свое время с незабываемым спиртом “Роял”, с каждой “рюмкой” добавляя все меньше и меньше воды. От чего пойло, как вы понимаете, становится только крепче. А если учесть, что “добрые” производители добавляют в свои продукты только диэтилфталат — денатурат, который невозможно почувствовать (однако он от этого не перестает быть ядом 4-й группы), то отправиться в мир иной не так уж и сложно.

До последнего времени такой продукции вместе с водочными суррогатами выпускалось 25 миллионов ведер в год. Теперь их время, похоже, прошло. Вместе со вступлением в силу закона о госрегулировании алкогольного рынка.

Судите сами: документ, действие которого началось с Нового года, сильно прижимает все технические “прибамбасы” по двум параметрам. Во-первых, на все спиртсодержащие жидкости введен акциз. Значит, соблазн гнать их в “бочках” отпадет сам собой. Во-вторых, утвержден список обязательных сверхвонючих и сверхгорьких денатуратов. Без которых с конвейера не сойдет больше ни одна “жидкость для разжигания костров”.

Остается только надеяться, что “предприниматели” не сильно запаслись сырьем впрок. И наши российские “гурманы”, допив это пойло, все же перейдут на нормальную водку.

ПАВЕЛ ШАПКИН, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЭКСПЕРТНОГО СОВЕТА ГОСДУМЫ ПО РЕГУЛИРОВАНИЮ АЛКОГОЛЬНОГО РЫНКА:

— Не надо гнаться за дешевизной. Спиртное — это не тот продукт, на котором можно экономить. Если бутылка стоит дешевле 60, тем более 50 рублей — там не водка. Это черт-те что сделали из неучтенного левого сырья — того этилового спирта, который не прошел через необходимые процедуры контроля. Чаще — из технического. Ведь в каждой бутылке более 40 рублей налога. А затраты на сырье, производство и размещение в магазине никак не могут быть 10 рублей.

Кстати, между водкой за 50 и за 100 рублей разница колоссальная. А вот между 100-рублевой и 500-рублевой — практически нет. Потому как такая высокая цена обычно выставляется за подарочную или оригинальную упаковку. Хотите сэкономить — экономьте на таре.



Партнеры