Валдис Пельш: “Яне хотел никому навредить”

Задача гостя - внести новую краску в жизнь племени

6 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 206

— Валдис, а кто придумал сценарий столь эффектного появления в племени?

— Вообще-то сначала план был несколько другим. Предполагалось, что я спущусь прямо в их лагерь с парашютом. Но погода в этой части Африки непредсказуемая, а в тот день она была еще и очень ветреная. Поэтому мы решили не рисковать и воспользовались тарзанкой. Это надежнее, несмотря на то что это и самая высотная тарзанка в мире.

Когда меня пригласили принять участие в “Сердце Африки”, я с радостью согласился. Потому что у приезжающих звезд роль другая, нежели у игроков.

— И в чем же заключалась ваша роль?

— Прежде всего задача гостя — внести новую краску в жизнь племени. Потому что выживание — дело очень монотонное. Вспомнить хотя бы Робинзона Крузо. У него на выживание ушло 28 лет каждодневного труда. Здесь — то же самое. Изо дня в день копать, рубить, топить, ловить, мыть и строить — вот из чего состоит их жизнь. А к моему приезду участники этим занимались уже полтора месяца. Ну а вторая задача гостя — внести новый “огонь” в игру. Зажечь тех, кто пал духом, кто вымотался, кто оказался в меньшинстве. Здесь я предпочитал быть максимально осторожным. Уже недалек был финал, уже выяснились лидеры и аутсайдеры, уже все “разобрались” по лагерям… Я не хотел мешать явным лидерам, не хотел принимать чью-то сторону. Это было бы нечестно.

— Что, внутренние распри уже видны невооруженным взглядом?

— Конечно, племя при мне не показывало явно внутренних конфликтов. Меня никто не пытался втянуть в интриги, никто не искал моей защиты, никто не хотел предстать передо мной “униженным и оскорбленным”. Конечно, я понимал и видел, что племя состоит из двух групп, что эти группы между собой борются… Более того, я понимал, что в племени идут какие-то женские разборки.

— И кто, по-вашему, главный виновник интриг?

— Как ни крути, очень чувствовалось, что если в племени и возникают интриги, то за ними, скорее всего, стоит Аня. Аня сама в глаза не лезла, но как-то все время создавалось ощущение, что вокруг — “ее люди”. Если честно, она мне очень понравилась — и как человек, и как игрок. Но… ситуация с Ромой и у меня вызвала противоположную реакцию. Ошибка в тактике, что делать…

— Неужели вы всех обвиняете в таком подкаблучничестве?

— Больше всего меня удивил Конан. Я, когда ехал в племя, был под влиянием стереотипа восприятия, что ли… Такой крепкий красавец — “Тарзан”, от которого не надо ничего ожидать. Но он иногда такую меткую реплику кинет — никто другой до такого не додумается. Конечно, Конан не так говорлив, как ведущий Первого канала, например. Но то, что он достаточно тонок, наблюдателен, остроумен, — факт. Кроме того, он добр. Если честно, если бы я играл в эту игру, то стратегически вел бы себя как Конан. Поменьше импульсивности, побольше скрытности. Молчи и делай дело.

— Почему на совете вы голосовали против Самира? Он вам совсем не симпатичен?

— Мне не хотелось мешать им играть — первое. Второе — я действительно считал, что все, несмотря на то что очень разные, достойны победы. Не мне решать, понимаете? Я с самого начала решил, что на совете буду голосовать против того человека, которому ничего не угрожает. И кому я не смогу навредить. И не хочу навредить. И практически с самого начала я решил, что этот человек — Самир…




    Партнеры