Иран грозный и принцип датский

Станет ли карикатурная война настоящей?

7 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 216

Скандалы вокруг иранского “ядерного досье” и карикатур на пророка Мухаммеда — события взаимосвязанные. Так считают некоторые аналитики. Пока американцы грозятся нанести удар по Ирану, мусульмане, объединенные ненавистью к “европейским богохульникам”, громят западные посольства, католические храмы и культурные центры. (Кстати, раздула “карикатурный скандал” вокруг картинок, опубликованных еще в сентябре, Саудовская Аравия — и раздула именно сейчас.)

АЛЕКСАНДР МИНКИН: “ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН УВАЖАТЬ ЧУЖУЮ ВЕРУ. НЕ ТРОГАТЬ ЕЕ”

Какие страсти из-за карикатур на Магомета! Горят посольства, много раненых, есть убитые.

В обществе и в прессе споры: надо ли извиняться перед дикарями или нет? И если карикатуры напечатаны в газетах, то как можно требовать извинений от государств? Ведь газеты — частные, пресса — независимая, свобода слова — закон.

В прямом эфире известный радиожурналист заявил:

— Во-первых, никакой суд не доказал, что это (публикация карикатур) оскорбляет чувства верующих и что это подпадает под действие законов, существующих в европейских странах. Норвежское правительство поспешило извиниться. Без суда поспешили признать вину, уступая страшной реакции людей, которые не желают ничего признавать в европейском образе жизни, в европейских законах, в европейском мышлении и которые объявляют, что каждый норвежец, датчанин, француз и т.д. станет целью, если появится на палестинских территориях, в Ливии…

Но в том-то и дело, что чувства не нуждаются в судебном решении. Чувства не подчиняются законам. Поэтому в цивилизованном обществе их принято уважать.

“Мы такие культурные европейцы! Нам смешны эти предрассудки, нас шокирует эта дикость!” — это типичная позиция: конфликт впрямую нас не касается; конфликт происходит где-то далеко; и это конфликт между европейской цивилизацией и…

Можно называть другую сторону экстремистами, фанатиками. Но обычно если на одной стороне цивилизация, то на другой, естественно, дикари.

Не раз приходилось видеть, как, пожирая живых устриц и сырой бифштекс, “европеец” рассуждает о кровожадных дикарях. Мол, просто надо людям объяснить, какие они дураки, и тогда они поумнеют.

В России рубили и жгли иконы — нарочно на глазах у стариков. Новая власть насильно приобщала их к культуре, то есть к марксизму, к вере в Ленина-Сталина. Священников расстреливали тысячами, баптистов сажали в концлагеря…

Если святое — вымысел и предрассудок, то зачем мы (государство) за это сажали и расстреливали? Зачем снесли тысячи церквей и все буддийские храмы?

По–настоящему культурный человек обязан уважать чужую веру. Не трогать ее.

Во Всеобщей декларации прав человека, где провозглашаются свобода печати, свобода слова и все другие свободы, есть статья 29:

“При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали”.

Там есть и другие ограничения. Но главное, что ограничителями свободы могут быть такие нематериальные (по мнению многих, несуществующие) “вещи”, как уважение и мораль.

Речь не о борьбе с террористами, с агрессорами — вообще не о преступлении и насилии. Они вне закона, в них надо стрелять. Но не трогайте чувства.

Мы такие культурные, но готовится закон, по которому иностранцам, проявившим неуважение к нашим символам и ценностям, будет отказано в визе.

Мы такие культурные, но в нашем Уголовном кодексе есть наказание за надругательство над флагом и гербом. Статья 329 — до одного года лишения свободы. И за оскорбление представителя власти (чиновника) — статья 319 — до года лишения свободы.

Почему-то кажется, что наш герб и наши чиновники не святее пророка Магомета. А мусульман, кстати, при всей их горячности ни разу не возмутили бесчисленные карикатуры на бен Ладена.

* * *

Когда фашисты загадили дом Толстого в Ясной поляне, им казалось, что это остроумно. Они гадили весело. Они вызвали страшную ненависть к себе. И не вторжением, не завоеванием территории (их кое-где встречали хлебом-солью, как освободителей от большевиков, от колхозов). Смертельная ненависть была вызвана тем, что они делали на завоеванной территории.

И эта ненависть не нуждалась ни в каких судебных решениях. Чувства вообще не нуждаются ни в каких юридических параграфах.

Под Бородином погибли сотни тысяч, Наполеон взял Москву, Москва сгорела. Но никакой ненависти к французам не возникло. И после Отечественной войны 1812 года французы-учителя были чуть не в каждой дворянской семье. Мосье l’Abbe — гувернер Онегина, мосье Трике — гость (не слуга!) на именинах Татьяны, поет ей куплеты… А ненависть к немцам держалась полвека, да и сейчас еще не совсем исчезла.

Все это было так недавно. Все это происходит здесь и сейчас. И вряд ли стоит говорить о дикостях Средневековья. Еще неизвестно, кто сильнее одичал.

* * *

Возможно, не случайно неосторожные карикатуры появились в самых благополучных, богатых, спокойных странах мира — в Дании, в Норвегии. Чем больше у человека денег, тем меньше у него чувств.

Интересно было бы спросить современного датского карикатуриста: помнит ли он сказку своего великого соотечественника Андерсена? помнит ли он, что помогло Герде — босой и почти раздетой — дойти до Северного полюса, до Кая, чье сердце заморозила Снежная королева. Кто говорит “северный олень”, кто — “добрые разбойники”. На самом деле, разбойники ее разули и раздели, а олень побоялся идти на север. Умирая от холода, Герда начала читать “Отче наш” — только молитва ее и спасла, снег растаял.

АЛЕКСЕЙ МЕРИНОВ: “У МЕНЯ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ЧТО КАРИКАТУРЫ ДЛЯ МНОГИХ ИСЛАМИСТОВ — ОДИН ИЗ ПРЕДЛОГОВ”

Безусловно, не самая лучшая акция карикатуристов газеты. Но! Насколько я знаю, во-первых, Дания пока немусульманская страна. Во-вторых, эти рисунки не разбрасывали, как листовки, над территорией исламских государств. Они были напечатаны авторами у себя на родине. Удивляет также то обстоятельство, что публикация карикатур состоялась в сентябре прошлого года. Акции возмездия же начались только в январе.

— Кстати, “стихийный протест” весьма организован. Какая-то современная “стихия” с применением SMS’ок по мобильной связи: где собираться, сколько людей с собой привести... У меня создается впечатление, что карикатуры на пророка — это для многих исламистов один из предлогов. Думаю, огромное количество митингующих и громящих посольства до сих пор не видели самих картинок.

— Мог бы ты нарисовать карикатуру на какого-нибудь православного святого? Или на пророка Мухаммеда?

— Я неоднократно использовал библейские мотивы и изображения святых в рисунках. Не стоит буквально понимать нарисованные, например, нимб, ангельские крылья или, наоборот, — дьявольские копыта и хвост. Это всего лишь символы, призванные усилить тот или иной образ персонажа. Рисовал и Иисуса. Важно — не что и кого изображать. Важно — как. Мне не стыдно за свои рисунки, где изображен Христос. Он не был предметом осмеяния и шуток на моих картинках.

К пророку Мухаммеду претензий не имею в отличие от некоторых его “последователей”. Были странные истории: то потребуют убрать поросенка Хрюшу из передачи “Спокойной ночи, малыши!”. То вдруг обнаружат оскорбляющие их веру кресты на гербе России. Такое впечатление — нас постоянно проверяют на стойкость.

— Готов ли ты скрываться на конспиративной квартире (как сейчас вынуждены делать датские художники) ради свободы слова — то есть рисования?

— На квартире?! Скрываться?! Не работать?! Хоть сейчас. Тут главное — продуктовый набор и ассортимент напитков, взятые в подполье.

— На какие темы ты никогда и ни при каких обстоятельствах не стал бы рисовать?

— Существует стереотип: карикатура обязательно должна быть смешной. Бред! Она может быть злой, печальной, ироничной, грустной. Любой. Я рисовал Чечню. Рисовал иллюстрации к событиям, связанным с гибелью Димы Холодова. Формально — да, карикатура. Но, естественно, безудержного веселья там по определению быть не могло. Это вопрос самоцензуры. Можно в принципе рисовать на любые темы. Но сначала спросить себя: а стоит это делать?

ЧТО ГОВОРЯТ ЭКСПЕРТЫ

— Кажутся ли вам мусульманские выступления спонтанными?

Гейдар ДЖЕМАЛЬ, председатель Исламского комитета России: “Заказчиками этих карикатур, я считаю, были американцы, которым остро необходимо сегодня вбить клин между Европой и мусульманами в преддверии атаки на Иран. Часть мусульманских выступлений спонтанные, часть — поддерживается правительствами своих стран, которые преследуют собственные цели, часть, я думаю, поддерживается агентурой ЦРУ”.

Александр ЧУЕВ, зампред Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы: “Cначала митинги были спонтанными и лишь потом приобрели организованный характер. Верующие сочли себя оскорбленными, их реакция, конечно, была чрезмерной, но карикатура на пророка для мусульманина равносильна разрушению храма. Я считаю, что те, кто рисовал вызвавшие скандал карикатуры, вторглись туда, куда не имели права вторгаться. До такого не доходили даже советские атеисты”.

— Почему западные правительства в этой ситуации “пошли на принцип”? Это оправдано?

Гейдар ДЖЕМАЛЬ: “Я думаю, что эта позиция глупая, особенно в свете того, что практически у всех европейских стран есть табуированные темы, начиная с Холокоста, и санкции за нарушение этих табу. Давно следовало бы провести закон об исламофобии, который ставил бы ее в один ряд с расизмом и антисемитизмом”.

Александр ЧУЕВ: “К сожалению, в части западных государств свобода слова почему-то ставится выше, чем свобода вероисповедания”.

— Если бы в ближневосточных газетах были опубликованы карикатуры на христианские святыни — какой бы была реакция христиан?

Гейдар ДЖЕМАЛЬ: “Это невозможно, потому что Иисус Христос является пророком ислама и за попытку оскорбить личность Иисуса в исламском мире голову оторвут. Фильм “Последнее искушение Христа” был в исламских странах запрещен, а в России, несмотря на протесты христиан, он вышел в прокат”.

Александр ЧУЕВ: “Реакция была бы более сдержанной, культурной, мягкой. Но я считаю, что российский Уголовный кодекс надо дополнить новой статьей, которая карала бы за надругательство над религиозными святынями. Потому что наш народ терпит долго, но тем сильнее бывает реакция, когда терпение заканчивается”.




Партнеры