Полет c гитарой

Анита Цой: “Пугачева ставила Кристине меня в пример...”

7 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 396

Энерджайзер, ей-богу! Она умудряется сочинять песни в отпуске и вставать в шесть утра, чтобы приготовить завтрак семье, посвящать себя благотворительности и растить сына, сидеть на диетах и планировать родить дочь. “Тебе бы побольше звездности”, — наставляет Пугачева Аниту Цой. А она все продолжает в своем духе... Смеется и называет себя “дурковатым утопистом”. Каждый вечер она не засыпает, а “закрывает ресницами день”.

И ей сегодня стукнет всего-то 35...

“Говоришь правду — считают легендой...”

— Ну что, как праздновать будете?

— Ужас! Я решила, что улетаю. Супруг со мной не сможет из-за работы. Сын тоже — у него учеба. Так что собираю чемодан и лечу на два дня. Это ж катастрофа! Все за три месяца меня поздравляют, спрашивают, где буду отмечать. А я посчитала, во что может вылиться празднование. И поняла: надо брать руки в ноги и валить отсюда. Лучше я там напишу несколько новых композиций и подарю их миру...

— Где “там”?

— Не скажу! Есть же и такие товарищи, которые попытаются отыскать меня. А я засяду в берлоге.

— Друзей у вас много?

— Много друзей не бывает. Есть подруги со школы, с училища. Это та дружба, которая покруче мужской будет. У меня проблема: растет популярность, и близкие люди начинают обижаться, мол, мало внимания им уделяю. А некоторые вообще не звонят, считают, что теперь они мне не нужны. Нельзя так! Поднимите трубку и просто позвоните! Я сразу выбегу к вам.

— Говорят, муж был против вашей творческой карьеры.

— Все его друзья-мужчины в два уха говорили: “Да ты что, сцена? Да там такое творится!” Мне накручивали: “И тебе это надо? Ты супруга такого человека!” Зная, что я эдакий миролюбивый лох, он, конечно, боялся: “А национальность ты учла? Сиди дома! Ты ж потом завоешь! Зачем тебе это надо!” Он хотел меня уберечь от того страшного мира, о котором ему рассказали. Сейчас он во многом поменял свое мнение.

— Когда вы появились, возникла легенда: она — сестра Виктора Цоя и раньше была обычной домохозяйкой, но вдруг решила заняться собой, похудела и запела. Это были специально выдуманные пиар-ходы?

— Развеивать первый миф, я поняла, уже бесполезно. Помню, когда только вышла песня “Полет”, приехал ко мне один парень и говорит: “Я из фан-клуба Виктора Цоя. Вы, как его сестра, должны подписать письмо приветствия фанам нашего клуба!” Я честно минут 30 рассказывала всю свою родословную до седьмого колена. Потом силы меня покинули, и я сказала: “Это будет обман. Я не могу написать письмо поклонникам Виктора Цоя!” Он говорит: “Эх, ну ладно! — и, закрывая дверь, добавляет: — И все-таки я знаю, что вы сестра!” Я поняла — все бесполезно. Говоришь правду — считают легендой. А насчет похудания… Я действительно весила 96 килограммов. Сейчас смотрю домашнее видео, а меня узнать можно только по голосу. И я до сих пор могу себя назвать закоренелой домохозяйкой. Мы много лет назад с мужем договорились, что, если буду петь, моего отсутствия дома не должно быть заметно.

— В Лужниках на рынке торговали?

— Чистая правда. Помню, были даже такие храбрецы, которые шли в Лужники выяснять: “Кто здесь знает Аниту Цой?” Не знаю, почему-то считают, что эти истории — пиар. Ну и пусть верят в то, во что верят. И в то, что муж в карьере помог. Ну да, ну помог! Ну муж же! Родные люди обязаны друг другу помогать. Это ненормально, когда люди видят в этой помощи что-то плохое. В моем благотворительном фонде мы помогаем чужим детям, которые не являются мне ни сватами, ни братьями. Они нуждаются в нас.

“Кристину зауважала, когда увидела “Чучело”

— Родители развелись, когда вам не было и двух лет. С отцом вообще не общаетесь?

— Нет, ну почему же, виделась, общалась. Но сейчас не пересекаемся. У него своя жизнь. Как-то нет его в панораме...

— Мама — лучшая подруга?

— Нет. Это разное. Мама — это святое. Я ее очень берегу, и есть вещи, которых маме никогда не скажу.

— Первая любовь — кто он?

— Я во втором классе училась. Был мальчик-двоечник, симпатичный, голубоглазенький. Мы шли к метро, а он у меня спрашивает: “Ты когда-нибудь целовалась?” — “Нет”, — говорю. “Давай поцелуемся?” А мне же интересно. Он завел меня за будку с мороженым, прислонил к ней спиной и заставил глаза закрыть. Я стою, жду, потом открываю глаза и вижу, что он на полной скорости на меня бежит. Успела увернуться, и он со всей силы в эту будку и впечатался. Долго с фингалом ходил. Потом, когда я в старших классах училась, у меня друг был. Он любил девочку и у меня спрашивал, что ей подарить. Я говорю: “Что у нас самое дорогое в жизни? Ленин! Выжги ей на доске портрет Ленина!” Он так и сделал. Правда, она в восторг не пришла. Я тогда ему сказала: “Да если бы меня так любили!” Он через неделю в меня влюбился. Мы даже пожениться собирались.

— Вы учились в школе с Кристиной Орбакайте. Дружили?

— У меня среди друзей больше мальчишек было. С девчонками как-то туговато выходило. Я с мальчишками бегала на ипподром, играла в хоккей. А еще меня дразнили Чукчей, Килькой и Селедкой. Насчет Кристинки могу честно сказать, что меня мало волновало, что она дочь Пугачевой. Да, интересно было посмотреть на Аллу Борисовну, когда она приходила за ребенком в школу. А сама Кристинка для меня стала значима, когда всю нашу школу повели на просмотр “Чучела”. Я настолько была потрясена фильмом, что представила себя на месте этой чучелЫ. Я была такой же “белой вороной”, которую играла Кристина. И для меня она стала жить в том самом образе, в котором появилась на экране. Я реально верила, что со мной учится очень порядочный, необычный человек, который готов быть “вороной”.

Знаете, намного позже я узнала, что Алла Борисовна еще в школе ставила Кристине меня в пример: “Вот у тебя там бегает в школе чукча какая-то с гитарой... Она-то добьется!” Я была в шоке. Это надолго между мной и Кристиной поставило барьер, потому что мне было неудобно перед Кристей. Но сейчас мы начали бережно друг к другу относиться. И я всегда готова Кристине прийти на помощь.

— Когда Пугачева вас заметила?

— У меня была презентация первого альбома “Полет”, и я, извиняюсь, имела наглость пригласить Аллу Борисовну. Я уже пела вторую песню и думала, что она не придет. И вдруг — заходит. Я забыла слова, перепутала все. Она еще села в первый ряд, внимательно слушала, смотрела. И тогда она сказала мне: “Я совершенно спокойно могу уходить со сцены...” Может, она всем так говорит, но сказано было искренне. Именно тогда она и пригласила меня на “Рождественские встречи”. Она взяла и волевым решением сказала: “Мне понравилось, и я это беру!” Я провела с Пугачевой там несколько суток рядом: подносила ей чай, кофе, причем она меня об этом не просила. Но мне хотелось посмотреть: как же она режиссирует эти “встречи”? Она объединила нереальное тогда: поп- и рок-тусовки на одной сцене.

— Как насчет соблазнов в шоу-бизнесе?

— Самый большой — это звездная болезнь. Гигантское испытание. Я от природы такая странная. Мне и Алла Борисовна сказала: “Тебе единственное, чего не хватает, — это звездности. Простовата ты чересчур”. Но это бесполезно — не идут мне понты.

— Наркотики пробовали?

— Было бы неправильным соврать. Да. Я для себя обозначила, что для меня это неприменимо. Когда попробовала, то поняла, что открывается совершенно потусторонняя тема. Наверное, это для творчества хорошо в какой-то мере. Но мне достаточно тех эмоций и чувств, которые у меня есть.

“Отправляюсь в возраст памперсов”

— Говорят, дочку родить хотите? И даже имя придумали.

— Да. И детских платьиц немножко прикупила.

— Коту под хвост тогда все ваши многолетние диеты?

— Вот и муж меня аргументами убил: “Ты в такой форме сейчас. А забеременеешь, опять лишние килограммы — и все в самый расцвет карьеры...” Сын говорит: “Мам, я, конечно, не против, если у меня будет сестра. Но ты представляешь: папа на работе, ты на гастролях... А мне же учиться надо! Должен сказать, что я не смогу помогать”. В общем, у него планы-то другие на жизнь. Но — будем уговаривать.

— Столько лет держите себя в черном теле. Неужто даже кусочек тортика позволить себе не можете?

— Все же надо с умом делать. Я маленькие радости могу себе устроить. Сальца рвануть с чесночком, с черным хлебушком, с водочкой, могу селедочки с картошечкой, с укропчиком, могу пловчику узбекского, корейского остренького чего-нибудь пожевать. Лучший способ отдохнуть — это поесть вкусно то, к чему душа лежит.

— Как к возрасту относитесь?

— Честно говоря, по барабану. У меня даже чувство, что я, наоборот, куда-то в возраст памперсов отправляюсь...

— А если когда-нибудь что-то где-то не так будет, можно и к пластической операции прибегнуть?

— Смотря какие цели ставит перед собой женщина. Я не исключаю возможности пластики. Почему сейчас не делаю? Очень боюсь любых операций. Ради звездного самолюбия меня под нож никто никогда не положит. Если только моя аудитория скажет, что не готова отказаться от Аниты Цой и хочет, чтобы она выступала, — вот тогда может быть. Это будет крайний случай.

— В семье кто у кого под каблуком?

— Мужчина должен быть главой семьи. Особенно в нашей семье, где мальчик растет. Муж выбрал себе стратегию: хоть последнее слово всегда за ним, но он собирал семейный совет и делал опрос. Сын с мужем всегда совпадали во мнениях. А я выглядела всегда как маленький ребенок. Я чувствовала себя женщиной, девочкой, даже дурочкой в каком-то смысле, но было очень приятно. А сейчас частенько муж смеется: “Я у жены под каблуком!” Но что бы он ни говорил, в нашей семье мужчина правит бал... а женщина — всем остальным.

— Мужчине чего не простите никогда?

— Да они как дети малые. Им все можно простить, если любишь по-настоящему.

— Сын на девочек уже заглядывается?

— Он в этом вопросе больше в меня пошел. Папа наш как только родился, сразу начал влюбляться во всех и вся. А сынулька как-то к этому спокойнее подходит — гражданской авиацией интересуется, машинами. Случай был — на мой сайт пришло письмо от девочки: “Анита, мне 12 лет. Я ваша поклонница, слышала, что у вас есть сын, мой ровесник... Не могли бы вы мне дать его телефон, я хочу с ним познакомиться?” Мы долго смеялись. Как-то он приходит ко мне и говорит: “Ой, у меня усы начали расти”. Я смеюсь: “А чего ты расстраиваешься-то? Радоваться надо!”, а он: “Чего-то непривычно, некрасиво смотрится”.

— Есть для вас место в мире, эдакий рай, где можно прожить всю жизнь?

— Для меня эта свобода почему-то связана с солнцем, ветром и морем. Но солнце-то — оно везде по-разному светит... Я буду там, где будут и теплые деньки, и настоящие шторма, и ветра.

— Самый дорогой подарок какой?

— Муж сына подарил. Он копия отца...




Партнеры