Три вопроса политологам

“Высиживать свою судьбу лучше в тишине — не в “Матросской”, разумеется”

7 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 180

1. Какие были за три месяца проколы и достижения у Дмитрия Медведева и Сергея Иванова?

Дмитрий ОРЕШКИН, руководитель группы “Меркатор”: “Экономика — это такая вещь, что результаты будут видны через год-полтора. В этом смысле начавшему курировать путинские нацпроекты Медведеву показывать особенно нечего. Вот к выборам он активно будет “пиарить” то, что сделать при наличии денег смог бы и кто-то другой. Иванов добился увеличения военного бюджета, что, собственно, также сделать было не очень трудно, учитывая абсолютно подконтрольную Думу. А его прокол — это даже не столько события в Челябинске (те, кому надо, и сами знают, что происходит в армии), а снижение популярности его фигуры в глазах военных. Вменяемые офицеры уже понимают, что в стране, которая уже не является мощным Советским Союзом, Советской армии не бывать”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, политолог: “Согласно замыслу Путина, Дмитрий Медведев должен не позднее марта занять кресло премьера. Поэтому еще осенью начались массированные вбросы информации о тяжелых болезнях Фрадкова — ведь логика сегодняшней властной машины требует красивой “гуманитарной” версии причин увольнения главы правительства. Все действия Медведева были подчинены логике борьбы с непосредственным начальником. И в этой борьбе он преуспел лишь отчасти.

А попытка Сергея Иванова стать верховным куратором оборонно-промышленного комплекса столкнулась с ожесточенным сопротивлением тех, кто уже сидит на соответствующих финансовых потоках и слезать с них не собирается: от Сечина до главы Рособоронэкспорта Сергея Чемезова. К тому же вдруг выяснилось, что у новоявленного вице-премьера есть кричащие проблемы с дедовщиной. Но в политике, построенной на идее кормления (а не служения), управленческая эффективность чиновника вообще не важна. А важна — абсолютная лояльность начальству. С этой точки зрения Медведев и Иванов могут чувствовать себя вполне уверенно. Во всяком случае, пока главой государства остается Владимир Путин.

Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий: “Медведев лидирует по всем параметрам, но во многом благодаря тому, что подставился сам Иванов. Вся история с рядовым Сычевым очень больно и сильно ударила по имиджу министра обороны. И он очень неудачно ответил журналистам, когда заявил, что находился высоко в горах…

А главное достижение Медведева в том, что, когда заболел глава правительства Фрадков, он весьма успешно заменял премьера. В его голосе даже отчетливо можно было поймать повелительные нотки. Может, репетировал?”


2. Почему глава президентской администрации Сергей Собянин не особенно засвечивается? При том, что его называют в списке потенциальных преемников?

Дмитрий ОРЕШКИН: “Собянин, и это очевидно, — нефтяное лобби внутри Кремля. Он как кассир. И, кстати, именно поэтому я не исключаю, что у Собянина хорошее политическое будущее. Но его время еще не пришло”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “Если говорить о шансах Собянина стать преемником Путина, то они не равны нулю, хотя и к приоритетным кандидатам его отнести пока нельзя. Но высиживать свою судьбу лучше в тишине (не “Матросской”, разумеется). Ведь основные козыри Путин до последнего момента держит в рукаве. И в этом смысле чем меньше Сергей Собянин привлекает к себе общественное внимание, тем меньше у него шансов осрамиться и оскандалиться.

Игорь БУНИН: “А глава Администрации Президента по должности своей не может быть активно засвечен. Строго говоря, он ведь не занимается публичной политикой. Собянин в данное время входит в курс дела, ведь он провинциальный политик, и ему нужно дать время”.


3. Кто из других политиков, которых можно было бы причислить к списку преемников, вырвался вперед за эти три месяца?

Дмитрий ОРЕШКИН: “Это Владимир Путин. Когда корреспондент “МК” в лоб спросила его на пресс-конференции, собирается ли он в “Газпром”, Путин это опроверг, сославшись на то, что никогда не был бизнесменом. Значит, остается политика, если не бизнес”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “Вырвались вперед те, кто отсиживался в тени. Грызлов, Миронов, Собянин. Хотя и преемнические амбиции таких персонажей, как Генпрокурор Устинов и краснодарский губернатор Ткачев, никуда не улетучились. Главная борьба за путинское “наследство” — еще впереди. Впрочем, самые умные из потенциальных преемников вполне могут сойти с дистанции досрочно и добровольно. Ведь к 2007 году пост Президента России уже не будет таким привлекательным, каким он кажется сегодня. Многие фундаментальные проблемы страны выйдут на поверхность, а стратегии их решения как не было, так и нет”.

Игорь БУНИН: “Все же повторю — Дмитрий Медведев, конечно. Ведь ясно, что он тот политик, которого уже номинировали на пост в президенты. Во всяком случае, в кандидаты — точно”.




Партнеры