Битва гигантов

Кто первее: Первый или второй?

9 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 177

После 13 января у телевизионных критиков стало вдвое больше работы. И отпала необходимость мучительного выбора темы очередного авторского эссе. “Телевизионные итоги года” — это, конечно, не премия “Оскар” или даже ТЭФИ, но все же событие громкое. Тем более что всегда интересно говорить о сенсации, даже если ее нет.


Появился и позаимствованный по случаю из спортивного лексикона термин “фотофиниш” — будто речь идет не о социологии и телевидении, а о легкоатлетах или лошадях. Под микроскопом рассматриваются телерейтинги: 24,13% у Первого и 24,14% у “России”. И, опираясь на эти данные, давайте проанализируем ситуацию.

“Россия” увлечена стайерским забегом и активно распространяет информацию о своей победе. Громкие заявления “Вторая кнопка стала первой”, “Канал “Россия” создал культурное событие года”, “Лидер телеэфира поменялся”, “Зрители предпочитают Россию” — по крайней мере выглядят незрело. О какой громкой победе тут можно говорить?

“Победители” не только зациклились на одной сотой процента, но и представляют ее в качестве своего титанического достижения. Такой ошеломительный успех они объясняют прежде всего сериалом “Мастер и Маргарита”, что собрал у экранов треть россиян (не меньше!), и появлением новых интересных документальных фильмов. Такие козыри тоже выглядят, мягко говоря, тускло на фоне первоклассных качественных премьер. Зрители Первого уже привыкли к тому, что в прайм могут рассчитывать на самые громкие телепремьеры самых свежих мировых блокбастеров, а также на интереснейшие во всех отношениях зрелища, какими были “Гибель империи”, “Московская сага”, “Дети Арбата”, “Брежнев”, “Есенин”, “Охота на Изюбря”, “Убойная сила”.

Что же касается документальных фильмов, то еще в 2002 году Первый канал создал прецедент “документального бума”, руководствуясь просветительскими целями и предощущая потребность аудитории: появился целый канал документального кино “Новый день”, который был назван российским аналогом всемирно известного канала Discovery. В феврале 2004 года на главном телефоруме мира в Нью-Йорке — NY Festival — Первый канал получил серебряную медаль в категории “Идея канала” именно за это. В 2005 году канал видоизменился, при этом думающая, интеллигентная телеаудитория не потеряла возможность смотреть свои любимые документальные циклы и программы.

Осмелимся предположить, что три кита, на которых держится зрительский интерес к каналу “Россия”, это “Кривые зеркала”, “Аншлаг” и разные “исцеленные любовью”. Приходится констатировать, что так называемая General (то есть основная) аудитория на такого рода развлечения крепко подсажена. И грустно, если главной задачей значится просто давать аудитории то, что она хочет. Первый канал обвиняют в том, что его лицом стал молодой универсальный шоумен и пародист Максим Галкин, зато лицо “России” — это перекупленный Евгений Петросян.

То, что в такой щепетильной сфере, как подсчеты телерейтингов, в России есть проблемы, очевидно для всех. Давайте посмотрим на пресловутые “телевизионные итоги года” взглядом чуть более придирчивым. Если кто не знает — в холдинг ВГТРК входят телеканал “РТР-Планета”, информационная программа “Вести”, телеканал “Россия”, радиокомпания “Радио России”, телеканал “Культура”, радиокомпания “Маяк”, телеканал “Спорт” и интернет-канал “Россия”. Картина меняется коренным образом, не правда ли? “Сенсационные” данные приводятся только по аудитории “18+” (то есть начиная с 18 лет), в то время как профессиональное медиасообщество всегда рассматривает цифры телеметрии по российской шкале “4+” — то есть учитывают все возрастные группы зрителей. Особенность вещания федерального канала подразумевает охват всех сегментов телеаудитории, а не только той части населения России, на которую рассчитывают рекламодатели. Итак, выборка по аудитории “4+” выглядит следующим образом: Первый канал — 22,7, “Россия” — 22,5. Без комментариев. В прошлом году государство выделило на СМИ 11,4 млрд. руб., из которых по графе “телевидение и радиовещание” потрачено 10,275 млрд. Самым крупным получателем стала ВГТРК, на долю коей пришлось 8,528 млрд., или примерно 300 млн. долларов. Иными словами, содержание ВГТРК обходилось налогоплательщикам почти в 1 млн долларов в день. Причем, часть этих средств шла на пропаганду самого канала. Такова цена, которую обществу приходится платить, чтобы за свои собственные деньги воспринимать программную политику канала, рассчитанную на весьма невзыскательную аудиторию. Хорошо это или плохо, но в настоящее время финансирование других государственных телекомпаний, в частности, Первого канала и ТВЦ, из федерального бюджета не производится. Отвечая на вопрос об экономической эффективности государственного медиахолдинга, в интервью одной из центральных московских газет аудитор Счетной палаты России Сергей Агапцов отметил, что “сегодня нет критериев определения результативности бюджетных расходов”. И тут, по его словам, дело за правительством, которое пообещало в течение трех лет таковые критерии разработать и представить широкой общественности.

Давайте смотреть правде в глаза. Первый канал никак нельзя назвать побежденным. Это динамично развивающийся телеканал, открытый для всего нового, предлагающий как зрителям, так и партнерам новаторские ходы и свежие решения. И, как показывает практика, эта политика, быть может, довольно рискованная, приводит к потрясающим результатам. И подтверждением этому служат не только сухие цифры, но и постоянный интерес к проектам Первого канала.




Партнеры