Клуни: “Никто не верит, что я звезда”

Голливудский плейбой раскрыл секрет своей диеты

13 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 576

Седоволосый красавец, обаятельный шутник с игривым блеском в глазах приехал на Берлинский фестиваль со своим новым фильмом “Сириана”. В нем он сыграл пенсионера американской ближневосточной разведки. Специальный корреспондент “МК” Мария ДАВТЯН передает из Берлина:

— Для роли агента ЦРУ в “Сириане” вы набрали 30 фунтов за 30 дней. А сбрасывали лишний вес как?

— Наркотики. Кокаин. (Смеется.) А если серьезно, то как обычно: диета и упражнения. Но сейчас я ничего, да? Для этой роли я еще отрастил такую большую довольно неопрятную бороду. Знаете, мне понравилось быть непохожим на звезду. Можно делать что хочешь. Правда, столик в приличном заведении приходится ждать: никто просто не верит, что я Джордж Клуни.


Поклонники звезд во всем мире одинаковы. Они отчаянны, легки на подъем и выносливы. Ну скажите, нормальный человек будет простаивать часами под пасмурным берлинским небом в ожидании звезды? Но если это Джордж Клуни, то почему бы и не постоять? На Берлинский кинофестиваль стали подтягиваться звезды, и первым в их числе стал Клуни, которого здесь давно любят и всегда ждут. Даже с таким фильмом, как “Сириана”, где он сыграл пенсионера американской ближневосточной разведки, о котором “МК” уже писал.


На Берлинале Клуни, однако, на пенсионера не смахивал. Он уже успел похудеть, сбрить бороду и вообще стал выглядеть как настоящая, стопроцентная голливудская звезда. В Берлине до сих пор ходят легенды об обаянии Клуни, о том, как млеют от одного его голоса девушки, как он хорош на пресс-конференциях и умеет поддержать разговор. Нынешний закончился тем, что Джорджу предложили экскурсии по разным городам мира — от Берлина до Пекина, а он, в свою очередь, пообещал угостить девушку-гида мартини.

— За последние несколько месяцев это ваш второй фильм, где вы поднимаете политические проблемы. В сентябре был “Спокойной ночи и удачи”, где поднимается тема маккартизма, сейчас — “Сириана”, рассказывающая о недальновидной политике США на Ближнем Востоке. Считаете, это интересно зрителям?

— Вообще “Спокойной ночи” я начал снимать только потому, что это черно-белый фильм, камерный. Я думал, он недорого обойдется. Ошибся, конечно.

Мы сейчас — пожалуй, впервые со времен Уотергейта — стали обсуждать политические проблемы страны, просто собираясь с друзьями. Это о чем-то да говорит. И я считаю, что если мы — актеры, режиссеры — можем поднимать щекотливые для правительства вопросы, мы должны это делать. История движется по кругу, каждые тридцать лет моя страна теряет разум, и потом все возвращается на круги своя. Именно поэтому я горжусь тем, что я американец.

— За оба этих фильма у вас есть по номинации на “Оскар”. Как думаете, ваши шансы велики?

— Вы смешные люди. Думаете, фильмы снимаются для того, чтобы получать “Оскары”? Кино — большая работа, и если заранее думать, сколько статуэток ты получишь, ничего хорошего не снимешь. Вряд ли мы что-нибудь получим в марте. У “Горбатой горы” очень сильная группа поддержки, приходится с этим смириться. Да и фильм неплохой. Так что придется посторониться и дать этим парням побыть ковбоями.

— Для роли агента ЦРУ в “Сириане” вы набрали 30 фунтов за 30 дней. А сбрасывали лишний вес как?

— Наркотики. Кокаин. (Смеется.) А если серьезно, то как обычно: диета и упражнения. Но сейчас я ничего, да? Для этой роли я еще отрастил такую большую довольно неопрятную бороду. Знаете, мне понравилось быть непохожим на звезду. Можно делать что хочешь. Правда, столик в приличном заведении приходится ждать: никто просто не верит, что я Джордж Клуни.

— Все эти опыты с весом не очень хорошо сказываются на организме. Как вы решились на эту роль?

— Мои родители были в политике, и я, можно сказать, с молоком матери впитал интерес к политическим вопросам. Ничего не поделаешь. К тому же мне было интересно попробовать что-то новое. Мне интересна личность Боба — персонажа, которого я сыграл. Он искренне верит в то, что ЦРУ и его правительство не может ошибаться. А ведь именно ЦРУ сломало ему судьбу: он не может открыть правду о своей работе ни жене, ни сыну, он отдалился от близких, а сын и вовсе из-за недомолвок не желает иметь с ним ничего общего. Ну и кроме того, в “Сириане” не предполагается сиквела. Это уже приятно.

— Что у вас в ближайших планах?

— М-м-м… Принять ванну. А, вы серьезно спрашиваете? Будете смеяться: сиквел “Тринадцать друзей Оушена”. И фильм “Добрый немец”, где действие происходит в послевоенном Берлине. Снимали мы, правда, в Лос-Анджелесе.

— После таких серьезных ролей не боитесь, что зрители будут вас меньше любить?

— Я актер, мое дело сниматься. А зрители пусть сами составляют обо мне мнение.

— Говорят, что после окончательного монтажа фильм стал на 10 минут короче.

— Да, это происки ЦРУ.

“Сириана” Дэвида Гэхэма была показана в официальной программе Берлинале, но вне конкурса. Так же как и картина другого берлинского любимчика — Терренса Малика — “Новый мир” с Колином Фареллом в главной роли. Сам Фарелл в Берлин, однако, не пожаловал, лишь сверкал с экрана глазами в показной ненависти — поди разберись, то ли Александр Македонский, то ли британский моряк Смит испепеляет врагов взглядом. История была, собственно, о том, как первый англичанин ступил на американскую землю и влюбился в дочку вождя местного племени. Но в отсутствие звезд показ прошел без ажиотажа, как того и заслуживал сам фильм.

Зато в конкурсной программе определился первый лидер. Немецкая картина Оскара Роэлера “Элементарные частицы”, поставленная по одноименному роману Мишеля Уэльбека, оказалась на удивление адекватна самому роману. Кроме того, продемонстрировала отличные актерские работы — и лучше всех выступил Мориц Бляйбтрой, который в роли сорокалетнего учителя, озабоченного лишь сексом, с легкостью переходил от комического к трагическому. Из звезд в “Элементарных частицах” еще Франка Потенте, но, как она сама призналась, сейчас она больше волнуется за собственный режиссерский дебют, короткометражку Digging for the Belladonna, которая будет показана в программе “Перспективы немецкого кино”. “Частицы” — история двух братьев, которых мать давным-давно оставила на попечение бабушкам, история их одиночества и по сути — диагноз всему европейскому обществу, не способному ни жить, ни любить, да и времена такие, что в других отношениях у людей нет необходимости. На поверхности же — секс (иностранные критики выражаются еще смелее: порнография), алкоголь, транквилизаторы и прочие столь привлекательные пороки современной Европы. За что Уэльбека давно записали в категорию “культовых” авторов. Сам Мишель Уэльбек на фестиваль, конечно, не приехал. На вопрос, понравился ли автору романа фильм, режиссер ответил: “Мы не знаем, поскольку не можем показать его Уэльбеку. А показать не можем потому, что никто, даже его издатель, не знает, где он находится сейчас. Но вы не волнуйтесь — для Уэльбека это нормально”.




Партнеры