Лежачих бьют. Рублем

Беспомощных стариков привлекли к удвоению ВВП

15 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 506

Стартовавшая в Подмосковье реформа местного самоуправления подтвердила правило всех российских преобразований: улучшений, ради которых все и затевалось, пока не видно, а реальные ухудшения — уже тут как тут. На этот раз “подарок” получили самые обездоленные — те одинокие инвалиды, пенсионеры, участники войны, кто прикован к постели и кого обслуживают на дому социальные работники. С начала 2006 года эти услуги стали для многих из них платными.


— Помогите! — позвонила в редакцию читательница из Химок. — Я шесть лет получаю помощь на дому, и всегда она была бесплатной. А теперь оказалось, что за все надо платить. Даже беседа с соцработником стоит 10 рублей...

К тому, что социализм постепенно уходит из нашей жизни, все давно привыкли. Но слова пожилой женщины расстроили. Ладно, когда платной становится учеба для молодых или импортная пломба в поликлинике, но когда платить за самое необходимое заставляют больных стариков... Обращаемся в социальный центр, к которому прикреплена химчанка.

— Раньше наши подопечные ничего не платили потому, что мы были муниципальным учреждением и расходы на соцобслуживание компенсировал район, — объясняет директор Елена Анатольевна. — Но с этого года наш центр перешел в областное подчинение, и мы работаем по закону №31, принятому облдумой в январе 2005 года. А этот закон предусматривает оплату услуг.

В нашей стране социальная помощь на дому появилась в 1988 году. В 1996-м был принят федеральный закон, который ввел плату за эту помощь в зависимости от дохода клиента. Бесплатное обслуживание предоставлялось только тем, у кого доход ниже прожиточного минимума. Но на практике в большинстве мунобразований не платил никто: местные власти эти расходы покрывали из местных бюджетов.

Так продолжалось, пока не пошли процессы, связанные с реформой местного самоуправления и разграничением властных полномочий. Одним из нововведений стала, как известно, передача социальной сферы на уровень субъекта Федерации.

Центр социального обслуживания “Родник”, работающий в Дубне, перерегистрировался еще в июле, и там уже могут поделиться первым опытом:

— В августе, как только мы перешли на платные услуги, число клиентов у нас сильно сократилось, — рассказывает соцработник Наталья Баскакова. — Отношение, разумеется, у всех было резко негативное. Но на данный момент почти все наши подопечные к нам вернулись.

Оно и понятно. Право на социальную помощь имеют только самые слабые: кто не может обслуживать себя сам и у кого нет рядом родственников, которые могли бы за ним ухаживать. Что остается таким людям? Нравится, не нравится — будешь платить.

Клиенты “Родника” платят примерно по 150 рублей в месяц. Если требуется санитарно-гигиенический уход или другая специфическая помощь, сумма может доходить и до 800 рублей. Но это, по словам дубненских соцработников, единичные случаи.

— А если спросите мое личное мнение, я считаю, государство могло бы и оставить бесплатный уход за нашими ветеранами и инвалидами, — вздыхает Наталья Алексеевна.

Такой же точки зрения придерживаются и в Ленинском районе:

— Платные услуги мы стали вводить с декабря, — рассказала по телефону сотрудница комитета соцзащиты, попросившая не называть ее фамилию. — До этого полгода подготавливали людей, но все равно даже для нас самих это был шок. А сколько было звонков! Но мы же не можем нарушать закон. Мы постарались у себя в районе сделать так, чтобы расценки были минимальными: у большинства наших клиентов выходит по 60—70 рублей в месяц.

В своем законе №31 областные депутаты применили подходы федерального закона 1996 года: бесплатную помощь получают те, у кого пенсия ниже прожиточного минимума (на сегодня — 2350 рублей); а те, у кого выше, — платят либо частично, либо полностью. В зависимости от дохода. Но в старом законе в расчет бралась одна пенсия (даже если человек получал две), а в новом в доход клиента отнесли все пенсии и ежемесячные выплаты. В результате круг лиц, подпадающих под платность услуг, расширился многократно.

Областная прокуратура опротестовала закон еще в июне 2005 года: Конституция не допускает принятия законов, отменяющих или умаляющих права и свободы граждан.

— От депутатов было четыре варианта поправок, которые мы отклонили, — говорит начальник отдела облпрокуратуры Снежана Манакова. — Уже подготовлен пятый: когда его примут, платить люди будут даже меньше, чем предусматривалось федеральным законом.

Замечательно. Но это никак не коснется тысяч тех стариков, получающих “большие” пенсии (три, а то и все четыре тысячи рублей), за которых до реформы расплачивались муниципалитеты! Их положение однозначно ухудшилось, права и свободы умалились. Но только не в результате какого-то одного нормативного акта, а в результате целой большой РЕФОРМЫ.

Говорят, в облдуме в пользу 31-го закона звучал, по сути, единственный аргумент: надо улучшать материальную базу соцучреждений и увеличивать зарплату соцработников. Вот на эти цели и пойдет в основном выручка от платных услуг.

Общение с “низовыми” социальщиками показывает, однако, удивительное: они не хотят зарабатывать на своих подопечных, умышленно ставят заниженные расценки и отказались бы от платы вовсе, если бы не боялись обвинений в финансовых нарушениях.

По статистике, социальную помощь на дому получают около 0,9% населения. В области таких людей около 50 тысяч. Если каждый заплатит в месяц 300 рублей, общая сумма за год составит 180 млн. рублей. Эта оценка завышена. На самом деле примерно половина клиентов имеет право на бесплатное обслуживание, да и по 300 рублей в месяц пока нигде, похоже, не платят. Но даже такой расчет показывает, что эти расходы не стали бы для бюджета области непосильными. Для сравнения: за 2005 год в Подмосковье было собрано 18 миллиардов (!) сверхплановых доходов.

Зампред экономического комитета облдумы Павел Грудинин, чьим мнением мы поинтересовались, видит вполне реальный источник доходов, который мог бы с лихвой заменить сборы с одиноких пенсионеров и инвалидов:

— Недавно мы повысили ставку налога на игровые автоматы с 5 тысяч в месяц до максимальной — 7,5 тысячи рублей. Это даст в бюджет миллиард рублей в год. А я еще год назад, когда ставка была 3,65 тысячи, предлагал сразу поднять ее до максимума. Но тогда коллеги меня не поддержали. За счет этих денег социальную помощь можно было сделать бесплатной для всех, и мы не обидели бы наших стариков.

Впрочем, делать добро никогда не поздно. Подмосковье отнюдь не беднее других регионов, чтобы бежать впереди паровоза в деле лишения населения социальных благ. И уж подавно область не беднее своих муниципалитетов. Просто местные власти лучше представляли жизненные условия людей, получающих социальную помощь. Странно, что ситуация ухудшилась в результате реформы, которая, по всем громким заявлениям, должна была приблизить власть к народу.




Партнеры