Снится мне древня...

Вспоминают ветераны Олимпийских игр

16 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 372

В нынешнем году исполняется 50 лет с тех пор, как Советский Союз принял участие в первых зимних Олимпийских играх в итальянской Кортина-д’Ампеццо. И если о победах первых наших сборных многие еще в курсе, то околоспортивные подробности — как жилось нашим атлетам, чем они питались — остались лишь в воспоминаниях самих героев. Именно об этом мы с ними и пообщались.

— Моя Олимпиада началась с Долины Индианок, — вспоминает знаменитый хоккеист, чемпион Игр в Инсбруке Станислав Афанасьевич Петухов. — Скво-Вэлли ведь так и переводится. Помню, заселили нас в комнату на четверых, смотрим, обстановка спартанская на редкость, кровати — такие двухэтажные нары. Мы с Виктором Шалимовым сразу договорились меняться: одну ночь я на второй полке сплю, другую — он. А вообще, в наших двухэтажных домиках была прекрасная обстановка для подготовки. И питание — выше крыши. Представляешь, огромный длинный зал, заходишь с подносом с одного конца и набираешь с двух сторон яства. Метров пятьдесят так проходишь и с огромными тарелками садишься есть. Море фруктов, “чикен”, выпечка... Тогда же я впервые в жизни отведал черепахового супа! Ну а если аппетит вдруг пропал или нет настроения — тогда в нашем распоряжении был “клуб”. Там всегда предлагали горячий шоколад, чай, сосиски. В том же здании мы играли в настольный теннис, смотрели по ТВ трансляции игр наших конкурентов или соревнования коллег из других видов спорта.

На дворе стоял 1960 год. Специально мы к высокогорью не готовились, предпочли московскую Малую спортивную арену. Она тогда еще без крыши была. Прилетели в США — и сразу на церемонию открытия. Нам сшили тогда парадную форму спокойных тонов. Однобортные такие костюмы зеленого цвета, а герб СССР на них был вышит золотом. Представляете, как красиво? Еще сорочки, галстуки, плащи и шляпы. С ними смешно получилось. По замыслу, проходя мимо ложи, где сидел президент Ричард Никсон, мы эти шляпы должны были снять и приложить к сердцу. Но пошел снег, и головные уборы пришлось снять заранее и держать в руках. И мы про наш красивый жест забыли... Была и другая форма, более спортивная — курточки и василькового цвета костюмы. Жаль, что взяла наша сборная тогда только “бронзу”.

Победили мы через четыре года в австрийском Инсбруке. Другая была картина. Все более немецкое, и еда очень скудная. На завтрак — одно яйцо и, если повезет, еще сосиска. Ну тут мы нашему руководителю Юрию Дмитриевичу Машину — он жив, дай бог ему здоровья, — сказали, что так долго не протянем. И он “пробил” дополнительное питание.

А в тот год мы были очень тепло одеты — в полушубки из меха нерпы! Золотисто-темных цветов. Другой комплект — синие курточки и спортивные костюмы.

На Игры, в итальянской Кортина-д’Ампеццо, где CCCР впервые участвовал, я не ездил, но по рассказам партнеров знаю, что и там наших одели в русский мех. Чем Россия славится? Правильно, мехом, морозами и водкой. Я понимаю, что “зеленые” против, но куда деваться?


А вот о чем рассказывают другие ветераны.

Александр Горшков, олимпийский чемпион 1976 года в танцах на льду:

— Признаться, не везло мне с церемониями открытия. На той памятной Олимпиаде, где мы с Людмилой Пахомовой победили, танцоры начинали свои выступления позже, поэтому мы приехали уже после начала. Хотя в Альбервилле-1992 я уже в качестве тренера на церемонии побывал. Очень понравилось, но до сих пор не забуду, как там было холодно!

— Альбервилльская программа признана одной из лучших в истории...

— Вы правы: французы по своей натуре креативны. И хотя программа обычно находится в строгих рамках Олимпийской хартии, в художественной части они превзошли сами себя. Галльские сражения и танцы — настоящий “сюр”.

— В бытность спортсменом как вам жилось в олимпийской деревне?

— В мой период выступлений их было две. Женская и мужская. Была одна-единственная смешанная зона, где мы могли встретиться и переговорить со спортсменками, но о том, чтобы прорваться на женскую половину, и речи быть не могло. На входе стояли крепкие ребята из секьюрити и никого не пропускали. А так — все понравилось. И обстановка, и кормежка.

Вячеслав Старшинов, прославленный хоккеист, двукратный олимпийский чемпион:

— Мне не предлагали почетную миссию нести флаг СССР на церемонии открытия — нам предстояло играть. Ничего в этом страшного нет: вот и сейчас немецкий саночник отказался быть знаменосцем, поскольку назавтра — квалификационные заезды. На первой моей Олимпиаде флаг нес конькобежец Евгений Гришин.

— Знамя такое тяжелое?

— Не само полотнище, а древко. Но вся сложность в том, как его нести — лучше же на вытянутой руке и под определенным углом, чтобы было красиво. Это на летних Играх Леониду Жаботинскому, штангисту, было все равно — он мощный человек, а вот людям из других видов спорта... А вдруг ветер сильный? Помню, кому-то даже шнурок подвязывали — одним концом за шею, другим — к древку. Чтобы знамя не колебалось — равно как и наша “генеральная линия”.

— Что можете рассказать об олимпийской деревне в Гренобле?

— Давно это было. Но никакого неприятного осадка не осталось. Питание и кровати? Мы мало обращали на это внимания — жили одной целью: победить. Я единственно помню, как над зданием, где жили советские спортсмены, поднимали флаг и играли гимн СССР.




Партнеры