Свой Турин не пахнет

Наши специальные корреспонденты Ирина Степанцева и Алексей Лебедев передают из Турина

17 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 229

У нас с Юлией Бордовских разные Олимпийские игры. В этом мы уверены.

На очередном пропускном пункте одного из корреспондентов задержали. Основательно порывшись в его рюкзаке, вытащили пакет с солеными огурцами. Изъяли и сообщили, что теперь журналист свободен. Но какая же свобода без огурцов? “Когда я могу их забрать?” — допытывался обобранный, тщетно пытаясь доказать, что метать эти огурцы на лед он не собирается. Красавец карабинер, а, похоже, они проходят при поступлении на службу фейс-контроль, до того иногда хороши внешне, невозмутимо поинтересовался: “В котором часу вы уйдете?” — “В час ночи!” — “Через четыре часа? Подходите, я вас запомнил”.


Другой пропускной пункт. Перед самой проверкой у одного из нас звонит телефон, поступают указания из редакции. Два шага в сторону, чтобы не мешать контролю. И вдруг карабинер хватает за руку и буквально бросает на другую ленту проверки (а разговор еще не закончен). Выворачивает рюкзак, требует паспорт, переписывает все последние визы (?) и на вопрос “а в чем дело?” дает лаконичный ответ: вы препятствуете моей работе. Блокнот с данными старательно прячет в карман.

Но в основном приходится иметь дело с волонтерами. В “Овале”, где проходят коньки, и “Палавеле” с фигурным катанием они на каждом шагу. Особенно много добровольных помощников во дворце фигуристов. Попасть туда просто по аккредитации, как везде, невозможно, нужно еще иметь входной билет на конкретный день. И не дай бог этот билет оставить где-нибудь на трибуне — дальше этого места уже никуда не пройдешь, тебя проводят лишь до выхода.

“Ты что, идиот? — кричал один из фотографов, пытаясь на улице перейти из одной двери в другую, прямо напротив. — Я же у тебя на глазах вышел изнутри, ты что, не знаешь, что пресс-конференция в этом крыле?” Билет ему искать было явно некогда, спортсменов приводят ненадолго, уводя затем на допинг-контроль. Волонтер не только не знал, но и не хотел этого знать, и если бы не угрожающий пинок штативом, разум бы не возобладал. Хотя фотограф и рисковал — мог отправиться за такие действия прямиком к огурцам.

“Господи, да где же вас таких набрали? — как-то, не выдержав, застонал кто-то из аккредитованных. — Ты кто в нормальной жизни, мужик?” — “Чиновник я, из муниципалитета...” И тут все встало на свои места.

Прочитав вчерашний номер “МК”, в котором Юлия рассказывала о том, как ей живется на двадцатых зимних и как они ей, главное, видятся, мы сразу поняли, что Игры у нас разные. Черная икра? — Фасолевая похлебка, заветренная лазанья, пара-тройка видов шоколадных батончиков в журналистском буфете на объектах. Прекрасные старинные замки для проживания, милые итальянские домики, дачка в Триере? — Снятые квартиры, превращенные в плотные коммуналки, отели на окраинах. Танцы до утра? — Конечно — в паре с компьютером. Расслабиться на лыжах? — Теоретически хотелось бы, только ноги бы донести успеть с лыж до биатлона, потом с гор до Турина, а потом, например, до ночного фигурного катания, хоккея или, например, керлинга.

Снукер на льду

...Ну натуральная деревня — причем даже не олимпийская! Потому как никаких указателей в сторону единственного в Пинероло объекта Игр-2006 — принимающего соревнования по керлингу “Палагьяччо” — обнаружить не удается. Выручают лишь подсказки аборигенов да профессиональное чутье. Хотя его тут и потерять недолго — дорога к “Палагьяччо” и керлингу овеяна запахом навоза. В какой-то момент (простите, родные ботинки!) по этому навозу приходится даже идти: другого пути нет.

Впрочем, стоило — определенно стоило! — идти на такие жертвы.

Потому что, во-первых, керлинг, зародившийся, по одним данным, в XVI веке в Шотландии, а по другим — чуть раньше в Нидерландах, оказался при ближайшем рассмотрении чрезвычайно увлекательной игрой. Эдакий снукер на льду: необходимы и зоркий глаз, и твердая рука, и умение просчитывать свои и чужие комбинации. Поверьте — стоит только понять, чем скип отличается от свипера (первый, кто не в курсе, подсказывает бросающему игроку, куда лучше направить камень, второй — усиленно трет щеткой лед, обеспечивая этому самому камню верную скорость и траекторию), и вы полюбите керлинг, возможно, больше биатлона или фигурного катания.

А во-вторых — там явно есть за кого болеть: в нашей сборной такие красавицы! Чего стоит только скип — капитан команды, проще говоря — Людмила Прививкова. Или единственная, наверное, мулатка во всей олимпийской делегации России Нкеирука Езех. Или... Да так всю команду можно перечислить!

Увы — в тот день, когда добрались до керлинга, российская сборная проиграла итальянкам (это стало уже вторым нашим поражением). И проиграла очень обидно...

— Как и в игре с канадками, — обращаемся к Прививковой, — все снова в концовке решается — и вновь не в нашу пользу. Что нужно сделать, чтобы уже в нашу наконец решалось?

— Да, конечно, обидно проигрывать лишь в последнем энде. Очко или два всего... Рецепт? Просто надо стараться как следует, выполнять лучше задания, убирать малейшие недочеты. Там недотерли, здесь еще чего-то недоделали — так и складывается. А вообще очень сложно играть на олимпийском уровне. Все команды хорошо подготовились. Все в хорошей форме. Игры такие напряженные — почти все очко в очко...

— Волнение во встрече с хозяйками сказалось?

— Не то что волнение — немножко не просчитали ситуацию в конце. Бросили свип (тереть лед. — “МК”) — а не надо было. И в 9-м энде со свипом немножко ошиблись: миллиметров каких-то не хватило, чтобы выбить камень итальянок и заработать сразу два очка.

— В олимпийской деревне вам как? Питание устраивает?

— Да, нормально все, кормят неплохо. Десерты хорошие...

— Ну да, вам в отличие от других видов не надо строго за весом следить!

— Наоборот, нам тренер говорит: кушайте много. Тогда будете камень сильнее кидать...

“Фрукты есть — отлично уже!”

Чтобы перебраться в олимпийскую деревню из главного пресс-центра Турина, нужно идти по длинному-длинному мосту. Слева — красавец “Овал”, приносящий нам пока (тьфу-тьфу!) удачу: именно здесь на 500-метровке завоевал “серебро” Дмитрий Дорофеев и победила Светлана Журова. Справа — довольно невзрачная картина: железнодорожные пути, какие-то отстойники для поездов, давно, кажется, переживших не только вторую, но и третью молодость. Вечно так на Играх, да и на прочих, наверное, гигантской важности мероприятиях: радость, благолепие, нарядные кулисы с одной стороны, изнанка жизни — с другой... Впрочем, мы сами только что об этом писали.

На мосту обнимаются (итальянцы, ну как в очередной раз не отметить, не самые большие охотники поработать) олимпийские волонтеры. Парень с девчонкой — в наше время это нелишне будет уточнить. Спецкор “МК” решил подмигнуть им. Их объятия становятся еще откровеннее...

Ну да бог с ними, с итальянскими добровольными помощниками. Спустимся уже лучше с этого моста — неужели он наконец-то закончился?! — в так называемую международную зону, куда могут без лишних предварительных заказов пропусков попасть все желающие журналисты (при наличии, конечно, олимпийской аккредитации). Первое, что тут видишь, — магазин цветов. Для победителей, видимо, будущих. Хотя необязательно, просто красивых девушек — полно. Вот, кстати, одна из них — миниатюрная шатенка в куртке с надписью “Россия”. Подходим знакомиться:

— Вы из какого вида спорта будете?

— Шорт-трек, — отвечает. — Татьяна меня зовут...

Понятно: значит — Бородулина. Наша надежда на олимпийские медали — впервые, кажется, в истории шорт-трека. Чемпионка Европы. Хотя вообще-то в забегах по мини-овалу тон в мире все больше азиаты задают. (“Шансы? — переспрашивает. — Они всегда есть. Тем более у нас по традиции сенсаций хватает — или упадут фавориты, или с жеребьевкой в предварительных забегах кому-то из “темных лошадок” повезет”.)

Татьяна Бородулина любезно согласилась стать вашим виртуальным гидом по международной зоне. Вот — торговля сувенирами, книжками, газетами. Вот — рестораны, кафе. (“Питание — вполне устраивает. А что, кто-то жалуется? Ну, может, потому что я в первый раз на Олимпийских играх, мне нормально. Фрукты есть — отлично уже!”) Вот — парикмахерская. Вот там — вход в жилую зону. (“Живем в 2-3-комнатных номерах. Общий санузел...”) Вот — фотопродукция. Вот — почта. Вот — интернет-кафе. (“Тут мы много времени проводим. Для олимпийцев — бесплатный Интернет”.) Вот — бюро путешествий. Вот — телевизоры. (“В номерах они не у всех есть, только у лидеров безусловных, наверное. А мы сюда ходим смотреть...”).

Ну ладно — пора прощаться и бежать на хоккей. На посошок, как водится, пожелаем Тане удачи. Дистанцию 1500 метров она побежит, кстати, уже завтра — в субботу.

Джакузи для Дацюка

Что касается хоккея — тут, думается, несмотря на поражение в стартовом матче от словаков, выводы пока делать рано. С другой стороны, первые впечатления — они ведь, согласно расхожему присловью, самые верные. Итак...

Одно можем сказать точно: у нас — веселая команда. Которая, быть может, станет самой веселой на олимпийском турнире. И если и не завоюет медалей (на “золото”, признаться, рассчитывать особо не можем, а вот на “бронзу”, как в Солт-Лейк-Сити, надежды есть), то запомнится болельщикам наверняка. Потому что, видимо, будет и забивать, и, увы, пропускать едва ли не больше всех. Нападение-то у нас — на славу (Ковалев, Дацюк, Овечкин, Ковальчук — звезды!), а вот с защитой давняя беда. Если честно-откровенно — наверное, только пара однофамильцев Марковых по-настоящему соответствует уровню команды, претендующей на “золото” главного хоккейного турнира в мире.

И вратарь — Илья Брызгалов — в первой игре, надо признать, выручал не особо. И главный тренер наш — Владимир Крикунов — на послематчевой пресс-конференции заметил: “С таким процентом отбитых бросков не выигрывают”. Оговорившись, правда, потом, что он все равно планировал в следующей встрече дать сыграть Набокову. А потом, возможно, и Соколову...

Ну а что сами хоккеисты российские? Поинтересуемся и их первыми впечатлениями, о’кей?

“Немножко в третьем периоде провалились в защите, — это говорил после игры со Словакией форвард Максим Афиногенов, — поэтому получилось вот так... Несыгранность? Да нет, это особо ни при чем. Малость заигрались просто. Все забивать хотели... Длительный перелет? Не хочу искать оправданий. Они тоже летели долго — ребята из Словакии... В олимпийской деревне условия нормальные. Телевизоры? Хватает нам телевизоров. Да и времени нет скучать: тренировка, поспать, игра...”

“Ощущения хорошие, атмосфера в команде отличная, — мнение еще одного нападающего, Саши Овечкина. — В принципе был красивый хоккей. И игра в обороне была нормальной. Просто очень много удалений. Но тут уже к судье вопросы”.

“В олимпийской деревне как мне? — хитро, как всегда, улыбался центрфорвард Павел Дацюк. — Конечно, хотелось бы джакузи... Да нормально все, мы же не отдыхать, а играть сюда приехали! Познакомиться с кем-то из других видов спорта? Нет, не успел еще. Но вообще хотелось бы — особенно с чемпионами...”

И напоследок — мини-интервью с главным тренером российской сборной.

— Владимир Васильевич, вы говорили, что рассчитываете в первых матчах турнира на игроков из чемпионата России, — первый вопрос Крикунову от “МК” после поражения от словаков. — Им, мол, через океан-то лететь не надо. Ну и как — не разочаровали?

— Да, я говорил об этом. И по движению россияне выглядели неплохо. К сожалению, Малкин и Сушинский пропустили вот при игре в меньшинстве...

— А в целом что не получилось?

— Понимаете, как только повели 2:1 — все решили играть в нападении. Защитники тоже. И команда Словакии воспользовалась этим. И еще вот не понравилось, что не очень хорошо в меньшинстве играли.

— Хорошо, а что тогда понравилось?

— Желание играть, отдача — по этим моментам претензий нет. Хотя разговор серьезный с ребятами, конечно, необходим. И по большому счету первый матч ничего не решал — главные игры впереди, вопросов-то хватает...

У нас, признаемся, тоже.




Партнеры