Жизель осталась без Альберта

В финале “Европалии” Уваров получил травму

21 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 321

В Брюсселе под угрозой срыва оказался балет “Жизель”, которым Большой театр красиво закрывал фестиваль “Европалия”. Хотя с самого начала ничего не предвещало беды.


Второй акт. Сцена на кладбище. “Жизель”, проверенная годами классика, срывает аплодисменты после адажио и вариаций Светланы Захаровой (Жизель), Марии Александровой (Мирта), Андрея Уварова (Альберт). До конца спектакля остается минут 15. Уваров делает прыжок за прыжком, но почему-то не остается на сцене, ожидая вариаций партнерши, а убегает в кулису, при этом странным образом подволакивая ногу. Впрочем, это замечают немногие. Аплодисменты. Оркестр начинает играть следующий фрагмент, а на сцене ничего не происходит. Шопот недоумения по залу. Легкая растерянность среди артисток, выстроившихся в белых костюмах по диагонали в два ряда. Что же случилось?

Публика не видит, как за кулисами к лежащему Уварову бегут врачи. Ему делают блокаду, ногу обкладывают льдом. Предварительный диагноз — разрыв голеностопного сустава.

— Во время прыжка, когда приземлился, почувствовал страшную боль в ноге, — скажет чуть позже Андрей, когда окажется в своей гримуборной. Он держит ногу в воздухе, и сотрудники театра то и дело повторяют: “Не ставь ногу, тебе же врачи сказали”.

— Андрей, у вас что-то подобное на сцене случалось? — спрашиваю его.

— Всякое случалось, но такое — в первый раз. Во время репетиции у меня подворачивалась нога, и я даже надел сапоги вместо туфель — они лучше держат ногу. Но видите…

Вижу ногу, повисшую как плеть, на нее уже наложили лангетку. Вижу рядом партнершу — Светлану Захарову, которая уже без костюма, в красной олимпийке стоит рядом. Она очень огорчена, несмотря на овации, которые получила в финале и за себя, и за Уварова. Бедная Захарова — ей пришлось буквально импровизировать на сцене коду, которую она должна была танцевать вместе с партнером.

— Света, ну слава богу, для спектакля все хорошо кончилось, — говорю я, понимая, что “хорошо кончилось” применительно к данной ситуации несколько нелепо.

— С одной стороны, да, — отвечает она грустно. — Но Андрей — мой партнер, мне жалко…

Отворачивается к стенке.

А мне-то, впрочем, как и всей публике, как жаль, что эффектная финальная сцена — Альберт, лежащий на могиле возлюбленной Жизели, — исчезла как при цензуре.

Травмы на сцене во время спектаклей случаются. Старожилы Большого помнят, например, как в знаменитом балете “Легенда о любви” начинал танцевать один солист, а заканчивал третий — двое на дороге “Легенды” повредили ноги. Но при этом дублеры всегда находились за сценой. В этот раз “Жизель” шла так хорошо, можно сказать, как по маслу, что исполнителя из другого состава — Руслана Скворцова — отпустили после первого акта. Тем более что он уже свое оттанцевал в утреннем спектакле. И тем не менее еще раз стало ясно, что сцена не позволяет расслабляться и может выкинуть любой фокус.

Утренним рейсом на следующий день Андрея Уварова отправили в Москву. Последнюю “Жизель” дотанцовывал Скворцов, кстати, считающийся в театре одним из самых перспективных молодых артистов, а Большой театр срочно переверстывает программу заключительного гала-концерта, где у солиста Уварова несколько дивертисментов. Несмотря на досадное и обидное происшествие, Россия достойно закрывает европейский фестиваль.




Партнеры