Москва, стройся!

Сегодня — 70 лет Владимиру Ресину

21 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 176

За десять лет на “прямых линиях” с читателями “Московского комсомольца” побывали сотни гостей — от народных артистов до известных на всю страну политиков. Но только двум из них удалось вывести из строя обслуживающую редакцию телефонную станцию. Первого зовут Юрий Лужков, второго — Владимир Ресин. Шквал звонков желающих побеседовать с мэром и главным прорабом Москвы был таким, что станционное оборудование не выдержало натиска…

В “МК” они приходили по очереди, но по жизни идут вдвоем уже почти 20 лет. Познакомились в 1987 году. Вместе работали в команде Гавриила Попова, сочувствовали опальному Ельцину, снимали с постамента Железного Феликса, старались не допустить кровопролития в восставшей против ГКЧП Москве. Ставка на стройкомплекс была сделана уже тогда, в начале 90-х. “Если столица не будет обновляться, ей хана”, — эта лужковская фраза, брошенная на одном из первых после путча заседаний правительства, дала старт новому масштабному строительству в Москве.

Сегодня главному прорабу москвы — 70. И ему есть, за что отчитаться перед москвичами.

Ежегодно стройкомплекс вводит в строй более 4,5 млн. кв. м. жилья. Плюс школы, больницы, стадионы, гаражи, а еще — объекты, которые сами строители называют уникальными...

От души хочу поздравить с прекрасным юбилеем настоящего Строителя.

Разрушителей было довольно.

Сколько раз наш прекрасный город был на грани исчезновения. Сколько раз Москва теряла свой неповторимый облик.

И каждый раз в ее истории находился Строитель, который возвращал нашему городу славу Третьего Рима.

Сегодня Москва переживает небывалый строительный бум. Ей возвращают Историю, она обретает современный облик мировой столицы. И в этом — огромная заслуга Главного Строителя Москвы.

Я благодарен судьбе, что наши пути с Владимиром Иосифовичем столько раз пересекались — начиная с моей комсомольской юности и кончая сегодняшними буднями на передовой столичной жизни. Революционный дух московских строек, которыми вот уже столько времени руководит Владимир Ресин, дух авантюризма в самом хорошем смысле слова, который присущ этому по-настоящему творческому человеку, очень близок нам, журналистам.

Здоровья, удачи, новых удивительных свершений!


Павел ГУСЕВ.


Обывателям кажется, что строить в Москве очень просто: вложил копейку — получил доллар. На самом деле каждый дом, даже самый обычный, панельный, — это прежде всего колоссальная нервотрепка. Строители не любят выносить сор из избы, предпочитая говорить о своих проблемах за закрытыми дверями и на том языке, который в газете называется непечатным. Но “болевые точки” отрасли хорошо известны: проблемные в освоении земельные участки, сложные грунты, нехватка мощностей, огромные расходы на создание инженерной инфраструктуры, растущие цены на энергоносители и стройматериалы. Кто бывал с Ресиным на объездах стройплощадок, знает: у застройщиков всегда аврал. То понос (исходно-разрешительная документация не готова), то золотуха (бетон не завезли). Но еще ни разу намеченные объемы строительства не были сорваны.

Ресин держит стройкомплекс в ежовых рукавицах. Его авторитет непререкаем как для “красных директоров”, возглавляющих головные предприятия отрасли, так и для молодых бизнесменов, сколотивших состояния на строительстве элитного жилья. И с теми, и с другими он разговаривает с позиции разумной силы, всегда ухитряясь найти компромисс между интересами города и бизнеса. Даже олигархи, решившие инвестировать в столичную недвижимость, каждый свой шаг согласовывают в Никитском переулке. “Для застройщиков поссориться с Ресиным — все равно что в советские времена положить партбилет на стол. Лучше вывернуться наизнанку и сделать так, как он говорит”, — рассказывает источник в окружении главы стройкомплекса. Он знает всех своих подчиненных вплоть до прорабов поименно, помнит то, о чем многие из них предпочли бы поскорее забыть.

“На “ковре” у Ресина я чувствую себя как бандерлоги перед питоном Каа. Он из тех, кто легко заставит поверить, что невозможное возможно”, — признавался корреспонденту “МК” глава крупной строительной компании.

Железная хватка Ресина помогла Москве оперативно, без особого шума выбраться из энергокризиса, парализовавшего столицу в мае 2005 года. Так получилось, что в момент аварии на подстанции Чагино в городе из высшего руководства остался он один: мэр и остальные заместители были в командировках. “Я подумал, что главное — не допустить паники среди населения, — рассказывал Ресин корреспонденту “МК”. — Разборки с энергетиками можно оставить на потом”.

За умение оставить эмоции “на потом” в мэрии его зовут “наш дипломат”: в переговорах с федеральным центром Ресину частенько приходится выполнять функции столичного МИДа. При этом он никогда не претендовал на общероссийскую известность и публичность, отгораживаясь от большой политики бульдозерами и подъемными кранами. “Я не политик, я прораб!” — настойчиво твердит Ресин и, не стесняясь, объявляет журналистам свое профессиональное кредо: “Вхожу в кабинет Лужкова со своим мнением, а выхожу — с его”. Главный прораб ни разу не проговорился, что с мэром его связывают не только рабочие, но и давние личные отношения. Даже первый подарок для своей будущей жены Елены Батуриной — корейскую кофту из ангорки — Лужков выбирал по его подсказке.

1999 год стал одним из самых трудных для Ресина. Между двумя близкими ему людьми — Ельциным и Лужковым — по политическим мотивам пробежала “черная кошка”. От Ресина ждали выбора, и он его сделал. Остался в команде мэра, не отрекаясь от президента, которого знал еще первым секретарем Московского горкома КПСС. “Дружба не оценивается конъюнктурой. Я всегда одинаково относился к Ельцину независимо от того, был он в опале или на самом верху власти”, — признавался Ресин в интервью “МК”. Лужков никаких жертв от своего близкого соратника не требовал.

Мэр и его прораб родились в один год и, несмотря на внешнюю непохожесть, для многих слились в тандем типа “Ленин и партия — близнецы-братья”. Согласно социологическим опросам, Ресин был и остается вторым по узнаваемости чиновником в городе. Ресин честно признается, что он самый неспортивный игрок “команды Лужкова”. Но зато — самый верный. Одних, с кем начинали строить новую Москву в далеком 91-м, уж рядом нет, другие — далече… А Ресин, всю жизнь следуя принципу “лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал”, покорил вместе с Лужковым свою самую главную вершину. С ее высоты видно все, что построено за эти годы, — от подземных путепроводов до золотого купола храма Христа Спасителя, поднимаясь на который, Мстислав Ростропович простодушно удивился: “Неужели это вообще можно сделать? Вы такие же гениальные люди, как и я…”



Партнеры