Отдаите партнера!

Наши специальные корреспонденты Ирина Степанцева и Алексей Лебедев передают из Турина

22 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 258

...Эти слова мы услышали в коридоре дворца фигурного катания “Палавела” от Татьяны Навки. Партнер, Роман Костомаров, поигрывая золотой медалью, что-то еще пытался объяснить и рассказать. А Таня — ну больше не могла. Или вообще не хотела. Только что на пресс-конференции она сказала: “Мы выиграли не потому, что мы русские и за нами стоят какие-то силы, а потому, что были лучшими”. Сказала и, словно застеснявшись, добавила:

“Я надеюсь…”


Танцы в фигурном катании — это всегда засада. Для судей, фигуристов, чего уж там говорить об абсолютно запутанных правилами зрителях? Впрочем, у зала всегда остается неоспоримое право — громко выразить свое отношение. Кому в произвольной программе хлопали больше? Конечно, своим, итальянцам, затем — французам, американцам, россиянам, болгарам и литовцам.

А коридор “Палавелы”, где имели право появиться лишь журналисты, фигуристы и тренеры с разного рода специалистами, гудел и бубнил после победы Навки и Костомарова — третьей уже российской победы в программе фигурной Олимпиады — послематчевыми мнениями. Матч фигуристов получился довольно нервным накануне, когда пары сыпались на лед, как яблоки с дерева при хорошем ветре. Произвольная выглядела уже более “зомбированной” на результат, поэтому осторожностью отличились все.

Коридорные рассуждения сводились примерно к следующему: что новые правила заставили программы походить друг на друга, приглушили зрелищность. Но конкретно в Турине сыграли России на руку. И если бы судили по старым правилам, то итальянцев опустили бы после шокирующего падения максимум на одно место, а не засунули на 9-е. Им бы подняли вторую оценку, и все было бы как всегда. Что в последние годы наблюдался приличный мировой провал в танцах, и это опять-таки сыграло нам на руку. И что все эти годы, может, мы побеждали не потому, что были недосягаемы, а потому, что остальные были никакие. Но вот к олимпийскому году проснулись…

Впрочем, мнения специалистов разнились и зависели от их степени заинтересованности и участия в процессе дележки медалей.

Прошедший танцевальные огонь и воды Александр ЖУЛИН, тренер “золотой” пары и муж партнерши:

— На чемпионате Европы нас психологически немножко придушили. Поэтому перед Играми мы пригласили Татьяну Тарасову, за несколько дней она вдохнула в ребят какую-то уверенность в себя. После этого они были готовы уже процентов на 50. Хорошо, что была такая Европа, иначе второе место в Турине после обязательного танца могло стать для Тани и Романа шоком. А этого не случилось. Они шли кататься спокойно, знали, что нужно кататься чисто. Ведь что такое Олимпийские игры? Это — борьба нервов. Я счастлив: то, что не удалось в спортивной карьере мне, удалось моей жене и ее партнеру.

Самый востребованный у фигуристов постановщик программ (и, кстати, бывший партнер Татьяны Навки), тренер бронзовых призеров Николай МОРОЗОВ:

— Я думаю, правила будут меняться, сейчас, конечно, зрелищность немножко упала. Но со временем они будут более совершенными. Уже поменяется что-то на следующий год… Падали здесь многие, потому что точно знали: если допустишь ошибку, практически сразу выбываешь из борьбы. Выстояли самые сильные, которые были наиболее подготовлены и опытны. Я рад, что все прошла достойно моя пара — Елена Грушина и Руслан Гончаров, им помог колоссальный опыт, как и с Романом. Думаю, все сложилось на пьедестале, как и должно было быть. Американцы пока не готовы выиграть медаль, они будут еще долго кататься. Французы — хороши. Им не удалось в Турине ничего сделать, но впереди — чемпионат мира. Ни золотые медалисты, ни мои ребята туда не поедут, освобождаются места, как всегда, это приведет к более острой борьбе.

Ностальгирующий серебряный олимпийский призер Илья АВЕРБУХ:

— Победа абсолютно чистая и заслуженная. Эта игра вокруг “золота” в последние дни, мне кажется, была придумана. Надо было создать хоть какую-то иллюзию борьбы, потому что иначе — ну совсем уж не интересно. Для телевизионного рынка, например, если все олимпийские медали уедут в Россию — не очень хорошо, а все дело к этому и идет. Поэтому была здесь попытка создать интригу, но Танит Белбин и Бенжамин Агосто явно не тянули на “золото”, в силу того хотя бы, что им по 21 году. Таня с Романом были очень убедительны. Они выиграли с отрывом, хотя такого спора, когда один судейский голос вырывает для кого-то победу, на Играх не было.

Новые правила привели к тому, что программы потеряли зрелищность. Вроде все ничего, но так, чтобы за нерв взяло… Когда пара совершает ошибку, тут уж ничего не попишешь. Хотя очень жалко, конечно, что самый красивый танец сегодня — у французов Изабель Делобель/Оливье Шонфельдер — остался без медали, хотелось, чтобы у них была бронза. Болгары Албена Денкова и Максим Ставийский очень понравились. Им судьи насчитали две ошибки, я даже не понял, за что. У них очень хороший танец. Они и французы, по большому счету, должны были быть первыми и вторыми. А вообще у фигуристов Олимпиада все-таки пресноватая получилась.

Счастливый Игорь ШПИЛЬБАНД, тренер юной, но уже серебряно-олимпийской американской пары:

— Я доволен результатом, хотя серебряная медаль всегда оставляет немножко горьковатое впечатление. Но я очень горжусь тем, как Танит и Белбин выступали на этом турнире. Потому что он был совершенно необыкновенный. Основную проблему сегодня я вижу не в новых правилах, а в том, что они меняются каждый год, и тяжело работать в этих изменениях. Не будь этого, можно было бы уже давно адаптироваться. Но все равно Игры вышли потрясающе интересными, привлекательными, неожиданными, непредсказуемыми и очень спортивными. Это большой плюс. А вся та драма, которая развернулась на этих соревнованиях… Знаете, это новые ощущения у спортсменов: мы сейчас выйдем, выдадим и получим оценку, которую заслуживаем. К этому тоже надо привыкать.

Хорошенькая Танит Белбин, “Барби”, как ее называют американцы, неожиданно скрипучим голосом долго рассказывала о своих ощущениях. Она вскочила в олимпийскую повозку в последний момент — все-таки получив американское гражданство. И теперь готова была говорить столько, сколько дадут, то есть пока пресс-центр не накроет, наконец, уж совсем глухая ночь.

Российские фигуристы, как и положено заматеревшим, были довольно сдержанны. Вопросы про упавших Фузар-Поли—Маргальо и компанию их уже, конечно, раздражали, и из последних сил они старались держать лицо.

Роман КОСТОМАРОВ: ЗАБЫТЬ ВСЕ

— Роман, страшно было?

— После обязательного танца — вторые? Ничего в этом страшного не было. Я знал, что мы откатали очень хорошо и, судя по отзывам, должны были выиграть. Но так сложилось, что итальянцы выиграли. А что тут удивительного? Они катались у себя дома, может быть, и хорошо катались, я, честно говоря, не видел. Мы не психовали, отнеслись к решению судей спокойно. Знали, что легкой победы на Олимпиаде не будет. И огромного отрыва по очкам — тоже.

— Когда шли вторыми, не нервничали, но перед произвольной-то — отрыв всего полтора балла от американцев, это напрягало? Американцы — на новеньких, это всегда свежо...

— Да, тут уже было больше или страха, или нервов, даже не знаю. Я не находил себе места, поскольку понимал, что малейшая ошибка и малейший сбой — это повод для судей. А даже с таким отрывом, но катаясь чисто, можно выиграть. Я справился с нервами, и Татьяна тоже.

— Итальянцы помогли вам невольно, оказавшись на девятом месте после падения?

— Чего поворачиваться назад: помогли итальянцы нам или нет… Мы ведь выиграли. Падения я, слава богу, не видел, хотя слышал по реакции зала, что происходит. Что лед скользкий. Я знаю, что нас будут упрекать в некоторой холодности катания, что ли. Невозможно показать с новыми правилами настоящие страсти. Такая концентрация идет на элементах, что очень сложно выдать эмоциональную программу. Хотя если бы мы катались за 10-е место, когда нет таких накрученных нервов, может быть… Но когда за 1-е, да еще после вчерашних дел… Понимаешь, что ошибок допускать нельзя, и, естественно, зажимаешься.

— Кажется, что вам сейчас очень хочется, чтобы от вас отстали, нет сил уже наслаждаться победой?

— Я ни о чем уже не хочу думать и говорить, хочу забыть о фигурном катании. Да слышал я, что вовсю ходят слухи, что Таня уйдет, а я буду выступать с новой партнершей. Нет, я больше не хочу это все переживать. Это очень сложно. Мы собираемся выступать в шоу. Сейчас другая жизнь начинается. Более спокойная, может быть, приятная, я не знаю.

Что же будет в Ванкувере?

...Россия не выходит в полуфинал по керлингу — это стало ясно, только когда последний камень в последнем энде последнего матча в последнем туре предварительного раунда, пущенный умелой рукой канадского скипа, остановился практически в самом центре нарисованного на льду “дома”.

Канада ликует — обыграли-таки они в один балл датчанок! И наши девушки, только что одержавшие очередную сенсационную победу над Норвегией и наблюдавшие, затаив дыхание, за окончанием канадско-датских разборок, хватаются за головы: увы. Это ж надо, чтобы такой малости не хватило...

Но — если по-другому посмотреть: многие ли у нас еще в конце ХХ века слышали про керлинг? “Вот, — улыбается главный тренер нашей сборной Ольга Андрианова, — а люди в него уже 500 лет играют. У них есть опыт, знания, школы. Традиции... Так что это — успех. Вы даже не представляете — какой!”

Да, у нас была очень молодая команда — и очень красивая. Скипу — капитану команды, иначе говоря — Людмиле Прививковой — 19. (“Когда она, — это опять Андрианова, — только родилась, многие скипы уже играли в керлинг!”) Екатерине Галкиной — и вовсе 17 лет. И все же обидно. Потому что проиграли мы еще во втором своем матче в Турине тем же канадкам лишь в самой концовке. Да и хозяйкам-итальянкам — уступили по собственной вине.

— Вот эти два поражения — самые обидные... — удивительно звонким голосом сообщает нам очаровательная мулатка Нкеирука (ну или просто Кира) Езех. — У итальянок-то вообще одна победа только тут — над нами. Не пошла тогда игра с самого начала.

— А вообще, — интересуемся, — как итоги олимпийского турнира оцениваешь?

— Нормально. Пять игр выиграли из девяти. Победили Швецию здесь — первый раз на уровне национальных сборных. Выиграли у Норвегии — одной из лучших команд в мире...

— Что же будет в Ванкувере, Кира?

— Знаете, не будем загадывать, но, надеюсь, всем там покажем!

...А почему нет, собственно? Опыта-то потихоньку набираемся. Правильно?

— Все равно все учатся только на своих ошибках, — кивает Андрианова. — Но главное — знаете что? Мне за команду не было стыдно. Вот одна игра не понравилась — с Данией. Хотя девчонки там выиграли... А победы над Швецией и Норвегией! Я и до этого знала, что наши могут выиграть у любого противника, — теперь и они сами это знают. Они сильные девушки — просто у них был психологический барьер. Теперь его нет. Это важно.

— Как удалось шведок победить?

— Я им сказала: девочки, играйте, как умеете. Проиграете — я вас ругать не буду. И они раскрепостились. И еще сказала: играйте агрессивно. Если вы немного понимаете в керлинге, то тут можно играть осторожно, от обороны, а можно агрессивно — в “дом”...

— Многим скипам соперников — под сорок или даже за. Это же сколько Игр еще у Люды Прививковой впереди?

— Ну, если не появится муж, который запретит ей играть в керлинг, то — очень много!

Самое время поинтересоваться планами на будущее у нашей блондинки.

— Да не собираюсь я пока замуж, — улыбка у нее, конечно, фантастически обаятельная, — молодая еще. В Ванкувере, надеюсь, меня увидите. Если, конечно, не вытеснят молодые конкурентки...

— Уф, успокоили! А кто, думаете, теперь в финале встретится?

— Мне кажется, выиграют шведки. И в финале еще будут норвежки.

— Их мы обыграли, между прочим...

— Ну да. Шведки даже говорили потом: “До встречи в финале...” А ведь до начала турнира нас особо всерьез не принимали. Нам Кира сказала, что кто-то из иностранных репортеров ей бросил: Японию и Россию тут считают аутсайдерами. Ну, мы немного так обиделись...

Да уж, прямо по фильму — “Женщин обижать не рекомендуется”. Особенно — российских.





Партнеры