Костя— снова в гости

Цзю — “МК”: “Вопрос о моем возвращении висит в воздухе”

26 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 219

Константин Цзю, после того как покинул профессиональный ринг, уже практически заранее знал, чем будет заниматься. Ну, во-первых, бизнесом. А во-вторых, и это уже для души, можно помочь раскрутиться начинающим профессионалам. Что и делает, прилетев в Россию на второй этап Кубка мира имени себя, который проходит в далеком Югорске.


— Причина моего приезда простая — Виктор Оганов выступает. И даже не столько поэтому, а потому, что это уже, кажется, второй подобный турнир, носящий мое имя. Несмотря на всю свою ужасную занятость, стараюсь приехать, поддержать ребят. Надеюсь, это не на один год.

— У тебя сейчас куча проектов: книги, диски, турниры…

— В основном я на телевидении. Участвую в программе, аналоге российской передачи “Танцы со звездой”. На прошлой неделе первый этап прошел. По тому, как я буду выступать, решится, пройду я в следующий этап или нет. Там каждую неделю кто-то выбывает. Я не собираюсь!

— Как я понимаю, основной вид деятельности у тебя менеджерский?

— Менеджерство — это хобби, а не бизнес. Потому что денег не приносит.

— А что тебе деньги приносит?

— Все остальное, что я делаю.

— Почему турнир твоего имени проходит так далеко от Москвы?

— Есть заинтересованные люди, которые решили организовать его. Поэтому-то он так быстро получился.

— Вопрос о твоем возвращении…

— …висит в воздухе. Я все вижу, за всем наблюдаю, я в курсе всего.

— Может ли решение зависеть от той ситуации, которая сейчас возникла в вашем весе?

— В моем весе полный бардак. Но это не имеет значения. Будет зависеть от того, с кем я буду выступать, финансовой стороны, кто промоутер, — куча нюансов. Их надо рассматривать, обсуждать и решать…

— На первый взгляд ты хорошо выглядишь. Сколько часов проводишь в спортзале?

— Немного. Сейчас вот летел и подумал: “Поотжиматься, что ли? Да успокойся ты. Лети нормально”. Устал очень. Мы занимаемся 4—5 часов в день. Я потею как лошадь. Точнее, как обычно во время тренировок. 4—5 футболок меняю во время танца. Нагрузки: приходишь — ноги, руки болят… От одной позиции в одном танце у меня аж руку сводит, они не привыкли к этому делу. Положение называется “Мертвая птица”… А у меня рука не выпрямляется!

— Ты, наверное, в курсе ситуации с Валуевым. Тебе не приходилось защищать своих близких?

— Во-первых, я не нахожусь в таких местах, где нужно защищать. Во-вторых, я умею предотвращать ситуацию другим образом. В-третьих, я не знаю, как поступил бы в подобной ситуации. В зависимости от того, какое хамство. Есть слово “хамство”, а есть — “опасность”. Разные вещи. Хамство я умею предотвращать — и не обязательно с использованием кулаков. Я в Австралии живу 15 лет и бывал в жутких клубах. У меня проблем не было нигде. Потому что я умею говорить. Насчет Коли... Я его знаю, и даже не верится, что он такое мог сделать. Зная его характер, его спокойствие… Может быть, провокация какая-то была, не сдержался. Не понимаю — как такое могло случиться.

— Задумывался когда-нибудь, как может закончиться карьера твоего обидчика Рикки Хаттона?

— Проблемы у него сейчас. И проблемы в том, как мне кажется, что он пытается идти по моим стопам. Я сделал первую защиту, он сделал первый бой. Начались судебные дела, которые растянутся на много-много лет. В какой-то момент может произойти моральный срыв. Он почему так хорошо выступал? Потому что Хаттон — морально очень сильный боец. А потом этого не будет — и он проиграет.




    Партнеры