Cтенограмма пресс-конференции в “МК”

префекта СВАО г. Москвы Ирины Рабер

28 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 263

16 февраля 2006 г., 11.00


Ведущий — Сергей Рогожкин — руководитель пресс-центра газеты “Московский комсомолец”.


Рогожкин: Добрый день, уважаемые коллеги. У нас сегодня в гостях префект СВАО г. Москвы Ирина Яковлевна Рабер. Ирина Яковлевна, Вам слово.

Рабер: Добрый день. Я думаю, что характеристика северо-восточного округа всем известна. Это, с моей точки зрения, самый замечательный округ, я в нем живу и работаю всю свою сознательную жизнь. С точки зрения изменений, которые происходили за последние годы на северо-востоке, я считаю, что мы подтянулись до уровня элитных и престижных районов - я имею в виду развитие социальной инфраструктуры, решение проблем создания комфортной среды обитания для наших жителей. Мы стараемся наверстывать по каким-то позициям, где у нас было серьезное отставание, например, строительство спортивных сооружений, крупных торговых комплексов, сооружения каких-то знаковых архитектурных ансамблей и реконструкция 5-этажного и ветхого жилого фонда. По этому вопросу мы, пожалуй, сейчас из всех 10 округов находимся не то чтобы в тройке аутсайдеров, просто у нас количество домов, которые подлежат сносу, значительно больше, чем в других административных округах. Поэтому последние годы мы набираем темп, но тем не менее нам нужно снести до 2010 года еще 176 домов. Это очень много. Поэтому эта проблема остается для нас актуальной. Северо-восток имеет свои особенности: округ очень плотно застроен. Такие жилые районы, как Отрадное, Бибирево — сегодня самые крупные районы в городе. Скажем, Отрадное имеет 170 тыс. населения. Нужно нашим архитекторам и строителям умудряться вписываться в зону сложившейся застройки. Это не всегда нравится жителям. Вы знаете по своей журналистской практике, что иногда возникают и конфликты. Пример: строительство поликлиники в Марфино, которое мы не могли начать более года из-за того, что жители не хотели. Им не нравилось, чтобы такой важный социальный объект появился рядом с их домом. Тем не менее, я считаю, что население у нас замечательное, очень активное. Мы с ними общаемся в разных вариантах: ежемесячно на встречах с населением, по телефону “Горячей линии”, в прямых эфирах, через газету, через “круглые столы”, которые мы проводим. Поэтому мы стараемся понимать и быть в курсе тех проблем, которые волнуют население, стараемся делать все от нас зависящее, чтобы ему было комфортно и приятно жить на северо-востоке. Спасибо.

Вопрос журналиста: Ирина Яковлевна, а насколько реально префект зависит от жителей? Поскольку вы назначаемы, жители вас не избирают....

Рабер: Я считаю, что безусловно зависит. Во-первых, городское руководство, которое приглашает или не приглашает руководителя на работу в должности префекта, безусловно ориентируется - а как этот руководитель в предыдущий период решал вопросы на вверенном ему участке? Очень большая корреспонденция идет мэру сегодня. Кстати, мы замечаем изменения: если нам раньше чаще писали письма от руки, то сейчас наша корреспонденция идет через Интернет, приходит на наш сайт. Очень многие общаются через “Одно окно” с нами. И на пейджер мэру дают свои сообщения. И поэтому мнение жителей о власти, о стиле руководства префектов мэру известно. Кроме того, когда мы проводим встречи с населением, в них участвует, как правило, еще кто-то от городского руководства. Они тоже видят как мы общаемся с жителями, знаем ли болевые точки. Вы прекрасно знаете, что иногда приходится выходить к людям разбирать конфликтную ситуацию. И нужно им и объяснить, и успокоить, и доказать позицию, и обрести среди них союзников. Это тоже очень важно. С одной стороны префект должен быть человеком, безусловно, знающим дело, с другой — он должен быть и публичным человеком. Такой симбиоз просто необходим для того, чтобы выполнять порученную нам работу качественно. Поэтому, конечно, когда мэр формирует свою команду, он взвешивает все “за” и “против”. И после этого определяет - нужен ли ему такой человек в составе правительства или нет.

Вопрос журналиста: Скажите, пожалуйста, как в вашем округе реализуется программа поддержки малого предпринимательства?

Рабер: Мы этим вопросом, безусловно, занимаемся. Знаете, даже не так давно в одной из газет я прочитала, что журналисты проводили анкетирование и спрашивали: уютно или неуютно работать вам в округе? Наши предприниматели сказали, что мы им работать не мешаем. Это тоже уже неплохо. Другое дело, как мы можем помочь сегодня малому бизнесу? У них есть несколько проблем, которые мы стараемся решить. Первая — производственные площади. В этом плане мы сейчас будем строить большой центр развития и поддержки предпринимательства. И мы решили, чтобы малые предприятия вошли бы туда как соинвесторы, чтобы были не арендаторы, а были собственниками части помещений, которую они в этом комплексе построят. А какую-то долю построим мы и сможем ее передавать в аренду под эти же цели. Кроме того, мы нащупали важную проблему — создание сервисных центров. У многих есть техника. Сейчас, скажем, пришли в систему жилищно-коммунального хозяйства много малых предприятий. Им тоже нужно обслуживать технику, которой они владеют. Создавать каждому свою производственную базу - это дорого и неудобно. Поэтому мы решили создать в округе такой сервисный центр с лизингом оборудования. То, что касается вопросов информационной поддержки, здесь, я считаю, у нас очень хорошо работает агентство по развитию и поддержке малого предпринимательства. И там любой начинающий предприниматель может получить любую консультацию- и юридическую, и организационную, и, безусловно, финансовую. Я думаю, что, конечно, есть еще проблемы, которые выходят за рамки нашей компетентности. Если мы будем говорить о налоговых каких-то льготах и преференциях — это уровень российского законодательства. Если говорить о взаимоотношениях с банками, я считаю, это тоже слабое место. Сегодня получить кредит очень сложно, особенно получить длинные деньги. И малому предприятию, особенно начинающему, какие-то финансовые ресурсы получить очень сложно. В связи с этим мы считаем, что нужно, чтобы город тоже давал определенные квоты для финансовой поддержки развития бизнеса. А в целом то, что мы можем — это и социальная реклама, продвижение товаров через организацию выставок, мы делаем это. Мне кажется, что здесь у нас достаточно хорошие и добрые отношения.

Вопрос журналиста: Где будут построены большие торговые центры?

Рабер: Центров можно выделить несколько. Но самый знаковый связан с территорией Всероссийского выставочного центра. Сейчас уже на выходе проект создания новых выставочных площадей. Для того, чтобы вас сориентировать — это северный вход или Монреальский павильон. Там предполагается создать новую выставочную линию, как на самой территории выставки, так и на территории округа от проспекта Мира до северного входа. Эта территория большая, на ней раньше находилась скульптура Мухиной, и в связи с новым ее местом посадки там создается знаковый крупный центр. Это первый комплекс.

Второй комплекс, о нем совсем недавно писал “МК - это китайско-российский деловой центр Парк Хуамин, который будет на пересечении улицы Вильгельма Пика и проезда Серебрякова.

Очень интересный проект, который мы сейчас делаем совместно с "Новым кольцом Москвы" — на проезде Серебрякова: 3 высотных здания, они проектируются совместно с американской компанией, которая занимается высотным строительством. Прежде всего - это жилой комплекс. Там будет 3 высотных здания: одно 55 этажное и два 35 этажных. Помимо большого выхода жилой площади мы будем там иметь стилобат, в котором разместятся объекты социально-культурно-бытового назначения.

Крупный комплекс торгово-развлекательный будет у нас на территории Каширского двора. Это бывшая территория Дзержинской плодоовощной базы, где у нас был открыт первый комплекс Metro. Там будет осуществляться дальнейшее развитие. Появятся и новые торговые площади, и развлекательная часть, и этот проект сейчас находится в стадии разработки. Задумок много. Идей много. Архитекторы работают активно.

Вопрос журналиста: А со сроком строительства центра на ВВЦ?

Рабер: Первый комплекс у ВВЦ: начало в этом году и первая очередь в 2007-2008 годах и дальше 2009-2010 годы.

Вопрос журналиста: Будет ли сохранена скульптура Мухиной?

Рабер: Будет. Она приобретает новую высоту. Постамент поднимется на 37 м, по-моему. Сегодня как раз проходит совещание с новым заказчиком, произошла у нас смена заказчика. Сейчас “Москапстрой” будет руководить процессом и находить технические решения. Когда я до Нового года показывала Юрию Михайловичу Лужкову примерные проработки этой территории, где доминантой будет являться скульптурная композиция, то он предложил разместить там еще и театр. Мы сейчас проводим проработки, чтобы он там разместился, поскольку у нас скульптура Мухиной — это и эмблема Мосфильма - символ культуры. Сам постамент не будет пустым, он будет наполнен. И вот сейчас архитекторы думают о том, что там разместить: кинотеатр или театр, а может быть и то и другое. Это будет, как Юрий Михайлович выразился, тусовочная зона, где можно будет и посмотреть выставку и посетить интересные премьеры. Вы знаете, что там же рядом находится киностудия им. Горького, которая в прошлом году отметила свое 90-летие. Она сейчас на хорошем подъеме и мы надеемся, что в новом кинозале можно будет проводить презентации каких-то премьерных фильмов. Это будет интересная входная выставочная группа. А дальше там будут конгресс-холы и апартаменты, по всей видимости. Т.е. все, что будет служить предвыставочной теме.

Вопрос журналиста: Можно уточнить: где сейчас находится эта скульптура, в каком она состоянии и опять же, когда?

Рабер: Она сейчас находится на реставрации. Она в разобранном состоянии на территории завода Кучеренко. Дальше, как только определится конструкция постамента, его начнут возводить. В.И. Ресин, когда проводил совещание, это было, наверное, несколько месяцев назад, сказал, что мы должны стараться закончить работу в 2007 году.

Вопрос журналиста: Известно, что в народе о чиновниках среднего и низшего бытует мнение, что ни один вопрос не может быть решен без взятки. Как вы относитесь к этому? Как у вас в округе с этим ведется борьба? И второй вопрос: Чем объясняется, что проект монорельса не оказался настолько успешным?

Рабер: Начнем со второго, наверное, более легкого вопроса. Что касается монорельса, мне очень часто задают вопрос: почему он никак не войдет в режим интенсивной эксплуатации? Вагончики бегают, мы сами не раз проезжали этот участок, но тем не менее это экскурсионный режим. Потому что впервые построено такое сооружение. И для того, чтобы обеспечить полную безопасность пассажиров, нужно обязательно пройти прокатку, набрать нужное количество часов проезда, отрегулировать все нюансы, предвосхитить все возможные события. Монорельс — это открытая система. И находится на большой высоте. С точки зрения безопасности, наверное, нужно 30 раз все проверить, убедиться, состыковать все режимы управления этой сложной системой и, конечно, наработать определенное количество часов, без которых запуск новой системы не возможен. Мы ни раз с Д.В.Гаевым разговаривали на тему о том, когда же? Он обещает, что скоро сроки этой технической обкатки пройдут и монорельс заработает в интенсивном режиме. На самом деле это очень удобно.

Вопрос журналиста: А цены?

Рабер: Цены для тех, кто будет пользоваться им как транспортом ежедневного употребления, будут снижены. Они, я думаю, будут чуть выше, чем в метро. Это будут проездные билеты. Те, кто будет их покупать, не будут ощущать серьезных изменений в ценовом факторе.

Теперь по первому вопросу. Конечно, если мы слышим или интуитивно чувствуем, что какие-то сотрудники могут злоупотреблять своим служебным положением, то мы это пресекаем. Бывали случаи, когда нас об этом правоохранительные органы информировали. Такие сотрудники, если они того заслуживали, были наказаны по всей строгости закона: с освобождением от должности и с вынесением о них решений через суд. Здесь не нужно заботиться о чести мундира, нужно чтобы был наказан тот, кто виноват. Я сама ни раз спорила на тему: кто больше виноват - тот, кто берет взятку или тот, кто дает? Я считаю, что виноваты оба. То, что развратили в определенной степени специалистов, пытаясь ускорить решение какого-то вопроса взятками, — это болезнь, это беда. От этого нужно лечиться всем. Другое дело, что, конечно, мы должны создать такую управленческую систему, чтобы она была более прозрачной, более доступной. Хотя мы стремимся, чтобы “Одно окно” дало такой результат, но не всегда получается. Очень многие говорят: да нам проще заскочить к кому-то в кабинет и его о чем-то попросить, чем дожидаться исполнения по регламенту решения нашего вопроса. Это болезнь. Здесь, конечно, должна работать и служба собственной безопасности, если можно так выразиться. Но еще нужно думать о повышении заработной платы. Потому что, скажем, по правоохранительным органам очень часто те же малые предприятия говорят: к нам часто приходят и проверяют. Их на самом деле никто не присылает, они сами приходят, что называется подкормиться. Если мы сегодня посмотрим интенсивность и сложность работы участкового милиционера и зарплату, которую он при этом получает, то здесь есть над чем подумать нашим руководителям высшего звена.

Вопрос журналиста: У меня два вопроса. Расскажите, пожалуйста, есть ли в округе реально действующая альтернативная ДЭЗу, конкурирующая с ним, управляющая и эксплуатирующая компания? И второй вопрос — Москва задыхается от автомобилей и много говорится о проблемах “Народного гаража”. Как эта программа исполняется у вас в округе?

Рабер: Хорошие вопросы. Мы буквально вчера на оперативном совещании обсуждали - как нам нужно активизировать жителей, для того чтобы они проводили собрания в соответствии с жилищным кодексом по выбору управляющей компании, обслуживающей конкретное жилое строение. Это на самом деле очень непростая организационная задача. У нас народ не любит собираться на собрания. Многие говорят: "Да ладно, зачем это все надо, у нас ДЕЗ есть, чего же еще надо?". Конечно, сегодня на рынке не очень много конкурирующих компаний. Этому есть объяснение. Потому что содержать жилой дом затратно, а деньги, которые мы получаем на эксплуатацию жилого фонда, не дают нам возможности содержать дом идеально. И ремонтировать все как надо и профилактику проводить и т.д. И это всем известно. Сегодня управляющие компании появляются в элитном жилье, где есть возможность у проживающих в этих домах граждан собирать достаточные деньги для того, чтобы проводить все мероприятия по содержанию жилого фонда. Поэтому, я думаю, что до тех пор, пока не будет найден рецепт - как излечить наше жилищно-коммунальное хозяйство от безденежья, большого числа конкурирующих компаний на этом рынке не появится. Хотя, мы стараемся делать все. У нас когда-то были РЭПы везде, эти унитарные хозяйственные предприятия, сегодня их нет. Сегодня вместо РЭПов появилось много малых предприятий, которые оказывают услуги населению. ДЕЗ — это нечто другое. Это прежде всего организация, на балансе которой находятся жилые дома. И в связи с тем, что у нас подавляющее большинство домов имеют смешанную собственность, нет чисто муниципальных и чисто приватизированных домов, поэтому ДЕЗ пока будет присутствовать там неизбежно. Вопрос, действительно, сложный. Но сегодня по опросам старших по подъездам и домам, с которыми мы периодически общаемся, все-таки доверия к ДЕЗам у них пока больше, чем к компаниям с другой организационно-правовой формой.

То, что касается “Народного гаража” — чрезвычайно важная задача создания новых мест парковки. Не просто строительства гаражей, а гаражей, которые были бы по карману нашему среднему автовладельцу. Поэтому мы очень продвигаем эту программу. У нас сегодня есть уже и строящиеся гаражные комплексы, и мы надеемся что летом, может быть, первую очередь уже запустим. Интерес автовладельцев к этой программе очень большой. Она забуксовала в части разработки исходно-разрешительной документации, потому что УЭС как бы замкнул все на себя и просто не смог переварить такой большой объем, который шел по всей Москве. Мы создали свою управляющую компанию, она у нас активно работает, находит контакты и с МГСА. Мы считаем, что где-то года за 2 мы должны сделать серьезный, качественный рывок в этом вопросе. Гараж, о котором я сказала, это первый “Народный гараж”, строится на Олонецком проезде.

Вопрос журналиста: А каковы цены в тех гаража, которые уже построены?

Рабер: Очень большой диапазон. Все зависит от того какой это гараж: надземный или подземный. Подземные гаражи, особенно под элитными домами — это от 25 и выше. Если брать, скажем, надземные гаражи — 12-15. По “Народному гаражу”, мы считаем, что это будет 6-8 тысяч. Очень многое зависит от того, какое это место: требуется ли перекладка коммуникаций или нет; есть ли какие-то обременения или нет. Это же все ложится на удорожание, на себестоимость.

Вопрос журналиста: Расскажите про благоустройство Яузы. И второй вопрос: как округ пережил сильные морозы?

Рабер: Первый вопрос, мой любимый, потому что мы Яузой занимаемся уже много лет, очень много что сделали. И еще много что будем делать. Если говорить об очистке русла, то предстоит еще большая работа в Бабушкинском, Лосиноостровском районах и довольно большой кусок, который проходит между районами Свиблово и Южное Медведково. Если говорить о приведении в порядок береговой части, пойменной территории, прилегающих берегов, то в этом году мы начинаем проект, мы его называем — создание Певческого поля. Это около улицы Дежнева, у нас там находится совершенно уникальное учебное заведение – хоровая школа-студия “Весна”. Мы хотим создать там зону рекреации, где можно будет на открытом воздухе проводить большие концерты, как это когда-то делалось в Таллине. Я даже специально туда ездила посмотреть. Это очень интересный проект. Мы начинаем его воплощать. Третья очередь Акведука, это тоже этот год. Там будет продолжено создание спортивной зоны, там появится гольф-поле. Тоже интересный кусок территории. Кроме того, начинаем со стороны Северного Медведкова кусок, который примыкает к метромосту, там, где у нас как бы соединение — Северное Медведково с одной стороны, Бабушкинский район с другой. Там тоже будет интересная прогулочная тропа по самому метромосту. Трудно было решить вопрос с освещением, в силу того, что там коммуникации сложные. Но тем не менее, уже часть выполнена, а часть в стадии согласования. Помимо Яузы мы занимаемся и другими малыми реками — это Чернянка и Лихоборка. По Лихоборке будем выполнять 2-ю очередь благоустройства около храмового комплекса, закончим к дню города. Там будет тоже очень интересно. И вторая часть проекта будет выполнена с учетом религий и особенностей культуры, которые там есть. У нас там 3 религии: православная, мусульманская и иудейская. Тоже очень интересный проект. И спортивная зона там тоже появится.

И второй вопрос по зиме. Вообще, говорят, не буди лихо пока оно тихо. Про зиму нельзя говорить, что она уже кончилась, дай бог, чтобы она нам не преподнесла больше никаких сюрпризов. Хотя я помню периоды, когда и в марте, и в начале апреля были обильнейшие снегопады, которые тоже причиняли нам массу хлопот. Тем не менее, эти самые трудные дни мы пережили. Хотя нельзя сказать, что у нас не было каких-то мелких аварий. Мы просто с ними быстро справлялись. Аварийные службы быстро были полностью подготовлены. Приходилось использовать какие-то нетрадиционные приемы, в частности, мы пушками отогревали подъезды, чтобы не происходила разморозка системы. Тяжело, но справляемся.

Вопрос журналиста: Каково ваше мнение об установке счетчиков энергоресурсов? Когда повсеместно будут они установлены? И маленький нюанс: когда в вашем округе в домах ЖСК будут устанавливаться общедомовые счетчики и квартирные отдельные?

Рабер: Конечно, этой проблемой озадачены все административные округа, мы выполняем 77 постановление, которое хорошо все знают, кто работает в системе ЖКХ. Эта проблема очень важная. По домам муниципального фонда мы практически заканчиваем, за исключением тех домов, где нужно выполнять более сложные работы. Там где идут транзиты. Т.е. нужно делать дополнительную перекладку коммуникаций. Но мы ее тоже в скором времени завершим. По объектам соцсферы мы программу выполнили уже почти на 99%, остались отдельные здания, которые тоже имели более сложные проекты, поэтому чуть-чуть задержались с их реализацией. Конечно, восточный округ совершил серьезный шаг вперед в плане того, что они помимо установки счетчиков в домах еще и решили вопрос о передаче данных со счетчиков через линии связи на единые информационно-расчетные центры, чтобы не снимать показания приборов вручную, а чтобы использовать автоматическую систему. Этим будут заниматься сейчас все. Конечно, эта задача возможна и технически понятна. У нас тоже есть программа создания электронного округа, эта задача стоит как одна из приоритетных. Все упирается в финансы. Поскольку Восточный округ шел как пилотный, им дали дополнительных денег. Поэтому они смогли работу завершить. То, что касается установки индивидуальных поквартирных счетчиков — это обязательно нужно делать. Мы имеем несколько домов, где мы установили счетчики во всех квартирах. Мы очень скрупулезно наблюдали, что в этих домах происходило. Мы посмотрели для кого выгоднее устанавливать счетчики, как семья расходует воду. Стали задумываться, если вдруг какие-то аномальные выбросы по какой-то квартире, почему это происходит: то ли там кто-то живет без прописки, то ли там арматура не в очень хорошем состоянии. Это безусловно нужно. И Юрий Михайлович, когда он проводил совещание в восточном округе, сказал: что мы решили только первую задачу. Установка общедомовых счетчиков — только первый шаг. Конечно, нужно переходить на установку поквартирных. Нужно сейчас выявить - сколько людей, которые проживают в отдельных квартирах, не имеют средств, чтобы решить эту задачу за свой счет? Это тоже проблема, которую город должен сейчас осмыслить. И принять решение: как идти дальше. То ли помогать финансово кому-то из определенной категории граждан, то ли идти поэтапно? Мы обязательно к этому придем. По некоторым домам ЖСК, где более сильное правление и они хотя бы какую-то часть средств самостоятельно направляли на эти цели, мы помогали. Хотя я считаю, что здесь все-таки собственник должен решать эту проблему. Нельзя все проблемы перекладывать на плечи города.

Вопрос журналиста: Что было сделано для дорог в прошедшем году и что планируется сделать?

Рабер: Если говорить о 2005 годе, то большая наша победа — это, конечно, Шереметьевка и Сущевский вал. Там выполнялись чрезвычайно сложные работы. И, конечно, строителям пришлось очень постараться, чтобы эту дорогу открыть.

Сейчас то, что делается — это сооружение крыла со стороны Северянинского моста в сторону проезда Серебрякова, очень важный момент. Мы часть потока как бы перепустим с проспекта Мира по проезду Серебрякова в сторону Алтуфьевского шоссе, минуя нашу основную магистраль — Ярославское шоссе, проспект Мира.

Что планируется? Должны начать реконструкцию Крестовского путепровода и прокол под Крестовским путепроводом со стороны Мурманского проезда. Это тоже очень важно, потому что у нас появится поперечная связь между Шереметьевской улицей и проспектом Мира. Следующая важная проблема- это расширение Ботанической улицы (то есть проект тоже выполняется, все упирается в финансы). Ну и самая глобальная задача — конечно, это Четвертое транспортное кольцо. Сегодня уже решено, что оно начинается с Востока - Северо-Востока, а по первоначальным планам, наоборот, должны были завершать на территории Востока, Северо-Востока. Но в связи с тем, что вот в этой части города появляются такие знаковые, очень сложные сооружения, о которых мы с вами уже говорили, это и высотки, это и стадион, который будет вмещать 55 тыс. зрителей. Национальная академия футбола его будет строить в районе метро Ботанический сад. Это и проезд к Всероссийскому выставочному центру, к новой входной зоне. Все это как раз концентрируется на этом участке — от проспекта Мира до Алтуфьевского шоссе, до Дмитровского шоссе. Поэтому для нас этот кусок дороги является ну просто чрезвычайно важным и, понимая это, Юрий Михайлович и другие руководители города, которые планируют эту работу, с нашей позицией согласились.

Если говорить о переходе через железную дорогу в Бутырском хуторе, то этот объект включен в программу строительства, сейчас идут проектные работы.

Вопрос журналиста: Будут ли предусмотрены объездные пути по строящимся объектам?

Рабер: Это считается одним из условий, когда утверждают строительные программы. Не всегда это физически можно сделать. Вот сейчас, например, у нас заканчивается строительство очень крупного нового жилого микрорайона в Лианозово, уже я думаю, что весной появятся новоселы, а осенью и детские голоса зазвучат в садике и в школе. И вот там сейчас строят выездную дорогу, которая будет идти к МКАДу, к Дмитровскому шоссе. Потому что этот район - Лианозово раньше имел только одну Череповецкую улицу, как транспортную артерию. Этого, конечно, недостаточно при появлении нового микрорайона. Конечно, все это планируется. Все всегда упирается в деньги. Все в городе при дорожном строительстве замыкается на отсутствии дорожного фонда.

И, конечно, нам очень бы хотелось, чтобы метро у нас построилось быстрее, потому что вы все прекрасно знаете, что долгострой, который в Марьиной роще существует, сколько лет ему уже? Метро глубокого залегания, частично выполненные работы, сколько сил и средств мы затратили на консервацию этого объекта. Это все, конечно, плохо. Но и достроить городу не хватает денег. Федеральный центр нам на это денег, к сожалению, дает очень мало. Хотя надо.

Вопрос журналиста: Прокомментируйте ситуацию по проекту дома №13/1 по улице Седова.

Рабер: Я знаю эту ситуацию. На самом деле в подвале делают углубление. Там дом, который построен был давно, дом строился Всероссийским выставочным центром, тогда ВДНХ. Проект на переустройство подвального помещения выполнен, хотя действительно есть некоторые трещины, поэтому мы собирали специалистов, проводили экспертизу, поставили маячки, наблюдаем, дополнительно решили запросить мнение специализированного института, но тем не менее проект выполнен, и работы, которые проводил владелец этой парикмахерской, осуществлялись в полном соответствии с проектом. Хотя действительно в ходе выполнения проекта тоже могут появляться какие-то неожиданности. Мы об этом знаем, следим, с жителями я встречалась - и в префектуре с инициативной группой, и на встрече с населением. Если у нас появятся какие-то сомнения о том, что не дай бог это грозит конструкциям дома, мы работы прекратим. Там нет бассейна. Давайте мы будем информировать население так, как в проекте написано. В проекте написано, что в подвальном помещении будет склад продукции. Никакого бассейна там нет по проекту и не будет.

Вопрос журналиста: Является ли наличие видеонаблюдения в подъезде основанием для отказа в оборудовании пункта консьержек?

Рабер: У нас иногда, когда принимается какое-то решение в городе, мы его стараемся выполнить огульно. Вот было когда принято решение по оборудованию мест для дежурных по подъездам, то затрачены были очень большие средства на места для консьержек. А если посмотреть, сколько в этих местах реально появилось консьержек, оказывается, что и в половине не появилось. И эти места стали местом захламления в определенной степени и деньги были выброшены впустую. Я считаю, что оборудовать место для консьержек нужно тогда, когда жители конкретного дома или подъезда к этому готовы. Потому что в любом случае только тех денег, которые выделяются городом на содержание службы, недостаточно. И люди должны понимать, что если они пригласили консьержа, то это не на один день и на не полгода. Тем более, что мы должны провести серьезные работы по созданию условий, где этот консьерж должен находиться. Потому что закуток, где сидишь, сжав руки (а нужно просидеть целую рабочую смену), и где даже нет туалета - это ненормальное явление. Поэтому не в каждом доме возможно обустроить нормальное место для консьержек. Там где это можно и там где жители хотят и тем более готовы какой-то частью поучаствовать в финансировании этого обустройства, — мы всегда им поможем. Вообще мы всегда поддерживаем разумную инициативу жителей. Но не всегда это возможно, хотя система видеонабюдения тоже не всегда эффективна. Был период, когда тоже поспешили, поставили разные системы, некоторые не очень качественные. Поэтому, мне думается, что если денег не очень много, то надо сначала хорошенько подумать, а потом начинать тратить. Но в конкретном случае, если я еще раз говорю, есть инициатива жителей, мы всегда ее поддержим и найдем эти 4 000 рублей для того, чтобы добавить и обустроить место содержания консьержек.

Вопрос журналиста: Почему вместо 2005 года скульптура Мухиной будет сдана в 2007?

Рабер: Задержка многими причинами обусловлена. Не очень удачно, наверное, произошел изначально выбор заказчика. Потому что “Москомнаследие”, раньше они назывались по-другому, Комитет по охране памятников, никогда такую работу не делал, у них не было опыта. А поскольку это такая уникальная работа, то даже расценки на каждый вид работы пришлось разрабатывать специально, отдельно. Это, конечно, все вызвало большую задержку. И кроме того, может быть, не очень хороший контакт сложился между исполнителями работ и заказчиком. И поэтому какие-то работы можно, наверное, выполнить и быстрее. Но я надеюсь, что со сменой заказчика все эти конфликты разрулятся. Сегодня совещание на эту тему проходит.

Вопрос журналиста: Скажите, а дачи самостройные на берегу Яузы снесли?

Рабер: Мы снесли пока забор и подали в суд, потому что для того, чтобы снести собственность, нужно иметь решение суда и исполнение решения суда должно осуществляться службой судебных приставов. Чтобы все было по закону. Я уверена, мы эту проблему решим.

Рогожкин: Давайте пожелаем Ирине Яковлевне успехов. Замечательный, интересный руководитель. Спасибо вам за то, что вы к нам пришли, за интересные, содержательные ответы.



Партнеры