Добровольно, равняйсь, смирно!

Рамзан Кадыров выстраивает свою вертикаль власти

1 марта 2006 в 00:00, просмотров: 400

Добровольная отставка премьера Чечни Сергея Абрамова на первый взгляд выглядит как сенсация. Однако это совершенно естественное развитие событий. Если не переломить ситуацию, то в ближайшие пару лет Чечня окончательно превратится в неподконтрольную федеральному центру республику, связанную с ним только финансами.

Русские чиновники в нынешней Чечне надолго не задерживаются. Сергей Абрамов среди таковых бесспорный рекордсмен. Он продержался три года. Первым русским чиновником в послевоенной Чечне был Николай Кошман, полномочный представитель российского правительства в республике, вице-премьер российского правительства, глава временной чеченской администрации. При Кошмане был подведен сетевой газ в Наурский, Шелковской и Надтеречный районы Чечни, в те же районы и в часть Грозненского сельского была подана электроэнергия. К Кошману то и дело стучались ходоки с жалобами на военных, он конфликтовал с Трошевым, Казанцевым, Шамановым, расширяя по возможности полномочия гражданской власти в набитой войсками республике. В марте и в мае 2000 года в Кремле и в Ханкале с президентом Путиным встречались главы всех районных администраций Чечни. Главное, о чем они просили, — единого источника власти. Одного правителя, которому подчинялись бы и военные и гражданские структуры. Николай Кошман, по мнению этих районных глав, был почти идеальным чеченским начальником. Кошман — строитель, а значит, профессионально подходил для руководства разрушенной республикой. Кроме того, он русский, а значит, свободен от всевозможных родственных связей, которые во многом определяют кадровую политику сугубо чеченских руководителей, для которых вопросы крови порой гораздо важнее профессиональных качеств претендента на ту или иную должность. Однако Путин решил иначе.

При Кадырове-старшем в чеченской власти также был русский чиновник — Станислав Ильясов, продержавшийся на должности около двух лет и ничем особенным не прославившийся. Оперативная обстановка в республике за это время заметно ухудшилась. Перед самым уходом Ильясова в декабре 2002 года был взорван Дом правительства Чечни. Ильясова сменил Николай Бабич, вскоре со скандалом уволившийся с должности премьера. Мотивов своего поступка Бабич не объяснил — по неофициальной информации его ближайшего окружения, Бабич ушел, потому что не хотел как премьер отвечать за деньги, украденные еще до его вступления в должность. Бабича сменил Сергей Абрамов. И он во многом оказался самой подходящей фигурой и для Кадырова-старшего, и для Кадырова-младшего. Рамзан Кадыров сумел полностью подчинить себе Сергея Абрамова. Прежде всего в психологическом отношении. Этим и объясняется такой длительный срок нахождения Абрамова в чеченской власти. Взять, например, взбунтовавшегося Бабича — он не продержался и двух месяцев. А Абрамов за все время своего премьерства ни разу не высказал ни малейшего сомнения в законности деятельности руководства Чечни. Это очень тяжелое положение. Этим, наверное, и объясняется нынешний уход Абрамова в отставку. После автокатастрофы у него появилась возможность уйти по состоянию здоровья и без скандала, и он этой возможностью воспользовался.

Скорее всего на место Абрамова будет назначен какой-нибудь чеченский чиновник. Единственная вакансия, которую мог бы занять независимый от местных правителей и обычаев сильный чиновник федерального уровня, будет занята.


“Решение Сергея Абрамова оставить свой пост стало для меня неожиданностью, и я очень сожалею об этом. Для меня очень много значат наши личные отношения. Он (Абрамов) мне как брат, и я уверен, что мы будем поддерживать добрые дружеские отношения, где бы ни находились. Он всегда будет в моем доме желанным гостем”.

Рамзан Кадыров, и.о. премьера Чечни в интервью РИА



Партнеры