Советчик

Каково послу ООН петь рок-н-ролл

1 марта 2006 в 00:00, просмотров: 1747

Пару раз планировавшаяся, но из-за форс-мажоров (то выборы, то какая революция) срывавшаяся затея украинских суперзвезд — группы “Океан Эльзы” — наконец осуществлена. Святослав Вакарчук и К° наконец проехались по заснеженной России с первым полноценным туром.

Что там было, в городах и весях, доподлинно знают только сами герои экспириенса. В Москве, на финальном концерте в “Лужниках”, группа, как всегда, звучала убедительно, фронтмен все делал харизматично-энергично, от множества хитов зал все-таки заводился, хотя и не был полным. В любом случае гастроли “Океана Эльзы” скорее удались, чем нет, и лишний раз показали здешнему пространству, что такое настоящая музыка.


— 18 городов российских проехали… Всю зиму, что ли, прокатались?

— Нет, делали перерыв на январь. У славянских народов же такая специфика, что на Рождество они всегда дома сидят.

— И везде Дворцы спорта собирали?

— Ну, где-то и маленькие залы. Мне очень понравилось, что в этом туре по России от нас никто не ждал ничего, кроме музыки. Нас воспринимали исключительно как музыкальный продукт, не задумываясь о каком-то социальном значении. Хотя дома нас, конечно, воспринимают под другим углом, потому что людям понятно каждое слово и что где конкретно имеется в виду. Меня вот умиляет, что песню “Я не сдамся без бою” здесь трактуют абсолютно по-разному. Вчера на пресс-конференции меня спросили: “А эта песня о любви или о революции?” Так смешно.

— А ты ведь ездил по российской глубинке аккурат в период “газового кризиса”, напряга, можно сказать, политического, российско-украинского! Сталкивался с каким-то негативным настроем?

— Нет. Единственное: мне чаще, чем раньше, стали задавать вопросы на околополитическую тему. А на концертах — только человеческие отношения и эмоции. И я радуюсь, что моя основная работа — быть музыкантом. Я в очередной раз убедился, что искусство выше, чем новости. У нас одни новости, в России — другие. Каждая страна защищает свои интересы, иногда страны конфликтуют, это нормально. К этому надо привыкнуть. Чем скорее все выясним между собой — тем меньше дальше проблем будет. И, несмотря на конфликты, существует нечто объединяющее. Без ложной скромности могу сказать: я очень радовался, что мы становились таким объединяющим моментом во время этого тура.

— А ты в желто-синей майке с надписью “Шевченко” с какой целью вышел в “Лужниках”?

— С тем самым ощущением объединения во многих вещах. Я знаю, что многие украинцы болели за российских хоккеистов на Олимпиаде. И точно так же знаю, что множество россиян будут летом болеть за украинскую сборную по футболу на чемпионате мира. Я был недавно в Израиле на Кубке Первого канала по футболу: две команды из России (ЦСКА, “Спартак”), две — с Украины (“Шахтер”, “Динамо”-Киев). Видел, как объединялись там и болельщики, и футболисты между собой. Это отличная предпосылка для развития отношений. Что, оставаясь независимыми странами, на уровне человеческих отношений мы близкие друзья.

— Говоришь как по писаному. Кстати, этот турнир израильский, кажется, организовывался на деньги Абрамовича. С украинскими политиками ты дружишь, а с кем-то из российских олигархов приятельствуешь?

— Нет. Я не выбираю друзей по влиянию.

— Может, они тебя выбирают?

— Меня невозможно выбрать. Если мне интересно с человеком, я с ним буду независимо от того, миллионер он или кто-то без определенного места жительства. Приятелей у меня много: от студентов до очень богатых людей. Но друзья — только те, кто близок мне по духу. И это совершенно обычные люди.

— Полные залы везде в России собирал?

— В основном — да.

— А в “Лужниках” в субботу было ощущение, что как-то не очень много народу…

— Ну, мне со сцены этого всего не видно.

— А твои ощущения от концерта в “Луже”? Ведь первый стадионный сольник в Москве?

— Московская публика никогда мне не казалась сложной, она знает много хорошей музыки — и это помогает. Для кого-то, может, и проблема, что Москва избалована качественной музыкой. Для нас же плюс — что зрители здесь разбираются, что хорошее, что нет. Субботний концерт показал, что у нас со слушателями все здесь взаимно. У меня такая усталая радость или радостная усталость от того, что мы сделали.

— Клавишник у тебя чумовой, серб Милош Елич… Откуда же ты его нарыл в новый состав?

— Он учится в Киевской консерватории и когда-то сделал аранжировки для “Тихого океана”, нашего unplugged-концерта, который мы играли на Украине с камерным оркестром. Мне очень понравилось, как он музыкально мыслит, и когда возникла проблема с уходом клавишника, других кандидатур на это место и быть не могло. Вообще все новые музыканты в группе — однозначные кандидатуры. Иногда я придумываю себе такую модель: даже когда все хорошо с группой, думаю, с кем бы хотел играть в принципе, если вдруг что? Ты заранее знаешь о каких-то людях, которые потом окажутся рядом. Потому что есть музыканты, которые тебя впечатляют.

— А в России есть такие музыканты для тебя?

— В России очень высокий уровень мастерства музыкантов. Но проблема другая: здесь в рок-музыке не хватает самоотдачи и искренности. Очень много артистизма и концепции: вот смотрите, какой я хороший, любите меня! А в рок-н-ролле все-таки уместнее другое: самому получать удовольствие от того, что делаешь. Когда ты открытый — зрители это чувствуют. Я много раз видел выступления безумно качественных музыкантов, но на них — не перло. Они очень хотели понравиться, а прет, когда человек просто пребывает в музыке.

— А вот, кажется, вашего распрекрасного Милоша как-то не пустили в Россию на погранконтроле. Какой-то был жуткий конфуз.

— Это не его. Это нашего пиар-менеджера, хорвата Марко. Какие-то ошибки были в компьютере. Или с кем-то перепутали.

— Как-то подозрительно много вокруг вас иностранцев.

— Вообще в Киеве сейчас очень много появилось иностранцев. И славян, и более западных людей. И людей из Москвы тоже. Вообще Киев стал таким перемешанным городом. Мне это нравится: чем больше культур вливается — тем быстрее развивается твоя собственная культура.

— Скоро, как Лондон, городом мира станете…

— Посмотрим. У каждого города своя прелесть должна быть.

— Ты доволен “Глорией”, последним альбомом?

— Полностью. Это лучший на сегодня альбом “Океана Эльзы”.

— А лучшая его песня “Без бою” как-то все-таки контрастирует с остальным материалом пластинки…

— Она просто отдельно писалась, раньше, чем все остальное.

— “Без бою” — эдакий танцевальный рок. А ты вот вчера сказал: мы бы хотели, чтобы наши песни крутились на дискотеках, но сознательно ничего для этого делать не станем.

— Это я имел в виду ремиксы на песни. Либо надо изначально делать вещь с танцевальным, легким посылом. Либо пусть этим занимаются другие люди, диджеи, уже совершенно безотносительно музыкантов. Не стоит группе заботиться о ремиксах на саму себя.

— Ну а твоя деятельность общественно-политическая пострадала от затяжного тура?

— Я же не хожу на кабинетную работу в Киеве. Я делаю то, что я делаю. Стараюсь на своем уровне как-то помочь людям. Чем больше у тебя полномочий — тем больше можешь помочь.

— А какие у тебя должности, напомни? Ты какой-то посол ООН…

— Это называется посол доброй воли. Эти звания дают уверенность в том, что тебя услышат официальные лица. Так с ними легче разговаривать. Но самому быть чиновником — не для меня. Я творческий человек и хочу им оставаться всю жизнь.

— Тем не менее ты — советник президента Украины по культуре. Это же важная должность.

— Она внештатная. Я не получаю за нее зарплату.

— А какие ты даешь президенту советы?

— Я не пытаюсь влиять на кого-то. Я беру и делаю что-то сам, пользуясь своим авторитетом. Например, я инициировал программу помощи молодым музыкантам Украины. Когда она воплотится — позволит новой талантливой украинской музыке больше крутиться по радио и ТВ.

— У вас же сейчас появилась масса новых интересных групп, абсолютно украинских по духу, но музыкально прозападных. И никто из них не смотрит сюда, в сторону России. Все абсолютно самодостаточны. Но говорят, такой расцвет украинской музыки отчасти от того, что закрыли доступ на радио и ТВ музыке российской. У вас же введены какие-то квоты.

— Никаких квот по музыке у нас не существует. Есть квоты по языковому вещанию. Но, думаю, никакие квоты не помогут, если нет качественного продукта. Просто много появилось интересных музыкантов на Украине, вот и все дела.

Новое время везде, что еще сказать...




Партнеры