Включите свет — дышать темно!

У Вишневской поставили “Иоланту”

1 марта 2006 в 00:00, просмотров: 275

Никто не говорит по мобильному телефону, не листает газет, не носит вязаной шапочки террориста. Словом, нет ничего уводящего нас из эпохи драмы “Дочь короля Рене”. Именно так, чисто по-музейному, выглядит премьера в Центре Галины Вишневской — последняя опера Чайковского “Иоланта”.


Как и в “Волшебной флейте”, в “Иоланте” речь идет о таинстве духовного посвящения. Но если Моцарт рассказал об этом при помощи ироничной пародии, то Чайковский предпочел то, в чем был силен, — лирическую мелодраму. Слепая девушка, не знающая о своей слепоте, да еще поющая душераздирающую музыку Петра Ильича, способна вызвать сочувствие зрителя и без всяких эзотерических подтекстов.

В спектакле, который поставил петербургский режиссер Александр Петров, все всерьез: замок — так замок, средневековье — так уж средневековье, а кусты роз — именно розы, а не какая-то там абстракция. Красивые костюмы Аллы Коженковой вместе с ее же декорациями переносят зрителя в сказку: уменьшенных размеров готический дворец, в который въезжает крошечная карета (прибыл король Рене). Здесь неуместна психология, каждый персонаж несет в себе идею: Водемон (Георгий Проценко) — рыцарского служения, король Рене (Алексей Тихомиров) — мудрость, Ибн-Хакиа (Игорь Горностаев) — посвященность, Иоланта (Мария Пахарь) — любовь. Оркестр Павла Бубельникова — в непростой ситуации: яма маленькая, струнных много не разместишь, а духовых в партитуре Чайковского — будь здоров. Возникает проблема оркестрового баланса. Однако потери оказались меньшими, чем могли быть.

В ложе — сама Галина Павловна. И судя по всему, оперная прима осталась довольна учениками.




Партнеры