Черная стена Белого дома

Что неправильно в нашем правительстве

3 марта 2006 в 00:00, просмотров: 404

Двухлетний юбилей своего премьерства отметит Михаил Фрадков в ближайшее воскресенье. В современной России это довольно значимое достижение. Из десяти человек, занимавших кресло главы кабмина после прихода к власти Ельцина, только трое — Черномырдин, Касьянов и Фрадков — смогли перешагнуть двухлетний рубеж. Вряд ли фрадковский “юбилей” вызовет особое внимание в обществе. Работа правительства вообще в последние годы перестала быть ключевым фактором экономики. Административная реформа 2004 года на долгие месяцы парализовала работу многих правительственных ведомств. Но на жизнь страны это почти никак не повлияло. Однако в случае с развернувшейся сейчас в кабмине очередной схватки титанов все обстоит иначе. От ее исхода зависит содержимое кошельков каждого из нас.

Как оседлать тигра

“Быть президентом — это как оседлать тигра, — сказал как-то бывший лидер США Гарри Трумэн. — Либо ты удерживаешься, либо тебя съедают”. В прошлом ноябре ВВП влил в правительство свежую кровь. Нельзя сказать, что за прошедшие месяцы нового первого вице-премьера Дмитрия Медведева успели съесть. Но если все так будет идти и в дальнейшем, то связанные с приходом Медведева надежды окажутся неоправданными.

На днях первый вице подверг жесточайшей критике правительственную и региональную бюрократию. Медведев прозрачно намекнул: реализация национальных проектов — под угрозой. Часть его претензий, безусловно, обоснована. Но кое в чем первый вице-премьер может винить только самого себя.

Возможно, Дмитрий Медведев и обладает всеми качествами, которые требуются от идеального руководителя президентского аппарата в путинскую эру. Даже недоброжелатели Медведева не ставят под сомнение его абсолютную лояльность ВВП. Дмитрий Анатольевич — безукоризненный исполнитель, полностью лишенный собственных амбиций. При этом первый вице — это еще и блестящий юрист, который никогда не наделает очевидных глупостей.

Но для успешной работы в Белом доме требуется совсем другой набор качеств. Любая разветвленная бюрократическая машина лишь с большим трудом поддается управлению. “Добрая половина президентских инициатив, теоретически равносильных приказу, попросту игнорируется членами кабинета”, — сказал как-то бывший помощник американского президента Франклина Рузвельта Дж. Дэниэлс. Преемник Рузвельта Трумэн выразился о начальнической доле в еще более мрачных тонах: “Сядет он в президентское кресло и начнет распоряжаться: сделайте то! сделайте это! Но ровным счетом ничего не произойдет!”

В России с бюрократией все, как известно, обстоит даже хуже, чем в Америке. Проломить бюрократическую стену правительственный босс может только при двух условиях. У него должна быть команда людей, которая будет работать не по приказу, а потому, что им это нужно. Кроме того, кандидат на роль вершителя судеб правительства должен обладать неким внутренним куражом.

Ни сантиметром меньше, ни сантиметром больше

Увы, но у Медведева проблемы и с командой, и с куражом. Первый вице-премьер в принципе неплохо разбирается в людях. Известен случай, когда, пообщавшись всего пару раз с подающим большие надежды чиновником, Медведев заявил коллегам: “От него нужно ждать беды”. Будущий шеф нацпроектов словно в воду глядел. Очень скоро “подающий надежды” по собственной вине вляпался в грандиозный скандал. Но Медведев крайне осторожен. И, как уже писал “МК”, он принципиально не создает себе команду. “Единственными людьми в Белом доме, которым Медведев полностью доверяет, являются три его секретарши, работающие с ним с 1999 года”, — сказал мне неплохо знакомый с Медведевым знаток чиновничьего закулисья.

Руководителем вице-премьерского секретариата Медведева, правда, работает легендарная в Белом доме личность — Михаил Тринога. Этот чиновник играл первые роли еще в секретариате премьера Черномырдина. Он досконально знает все подводные камни и течения в правительственном аппарате. Если Тринога того захочет, мимо него не проскользнет ни один мало-мальски подозрительный правительственный документ. Но, как человек команды Черномырдина—Вяхирева, руководитель медведевского секретариата не пользуется полным доверием своего нынешнего босса. Кроме того, при всех качествах Триноги есть огромное количество вещей, которые он не сможет сделать за шефа.

Что же до куража, то Медведев ориентирован на указания ВВП от и до — ни сантиметром меньше, ни сантиметром больше. Но оправдан ли такой подход для шефа нацпроектов? Обремененный кучей других забот, президент не может вникать во все тонкости. Если первый вице не будет проявлять фантазию и инициативу, то сдвинуть нацпроекты с места — задача почти непосильная.

Так пока, собственно, и происходит. “Медведев не сумел отвоевать в Белом доме свою территорию и выстроить подчиненную ему систему, — описывает ситуацию бывший высокопоставленный обитатель правительственной резиденции. — Он погрузился в позиционные бодания с Фрадковым. Причем премьер в них чаще всего побеждает. По сути, Фрадкову удалось навязать Медведеву свою игру и успешно начать превращать его в вице-премьера по социалке”. Назначение куратора нацпроектов еще и руководителем штаба по борьбе с птичьим гриппом подтверждает этот “диагноз”.

Блеск и нищета нацпроектов

Прямым следствием аппаратных неудач Медведева, как и следовало ожидать, стали нацпроекты. Как уже писалось ранее, предпринятая было Путиным и К° попытка рулить нацпроектами из кремлевской администрации провалилась. Все административные ресурсы и рычаги сосредоточены в правительстве. Именно поэтому в Белый дом и передвинули Медведева. Но пока Дмитрий Анатольевич является первым вице-премьером скорее на словах, чем на деле.

В последние недели Медведев стал все чаще устраивать чиновникам жесткие взбучки. Но чаще всего это выстрелы вхолостую. Например, недавно на одном из совещаний в Белом доме первый вице принялся жестко распекать начальника департамента Минтранса — за прегрешения, допущенные совсем другими ведомствами.

Конечно, несправедливо возлагать всю вину за пробуксовку нацпроектов только на Медведева. И без того всегда не слишком эффективно работающее правительство до сих пор не может прийти в себя после непродуманной административной реформы-2004.

В некоторых госведомствах промышленного блока, по данным “МК”, сложилась фантастическая ситуация. В чиновничьих кабинетах заседают граждане, которые, согласно их трудовым книжкам, вкалывают не здесь, а в частных олигархических компаниях. И дело здесь вовсе не в коррупции. В ходе сокращений 2004 года были уволены чиновники, без которых нормальное функционирование промышленных отраслей абсолютно невозможно. Вот, дабы не терпеть убытки, бизнес-магнаты и пошли на такую странную форму “помощи государству”.

В других госконторах, напротив, мучаются от безделья. Например, министр природных ресурсов Трутнев судорожно проводит одно совещание за другим. У ведомства отобрали почти все полномочия, кроме лицензирования. И Трутнев хочет придумать для министерства хоть какое-то поле деятельности и отвести от него угрозу ликвидации.

Хваленой путинской вертикали власти в кабмине фактически не существует. Аппарат правительства больше не имеет права выполнять функцию фильтра всех глупостей, которыми усыпаны приходящие в министерство бумаги. Каждого документа от, например, пресловутого министра культуры Соколова в Белом доме ожидают, словно сборник анекдотов. Никого уже не шокирует, когда он в графе “Сроки исполнения предлагаемых мер” указывает уже прошедшую дату. “Оригинальностью” поведения отличаются и многие другие министры. Например, Сергей Иванов стал в качестве вице-премьера давать самому себе поручения, а потом в качестве министра обороны их выполнять.

При нынешней правительственной структуре катастрофически приниженной оказалась роль премьера. Фрадков, по сути, не имеет права выступать с собственными инициативами. Премьеру приходится подбрасывать их публике с помощью закрытых брифингов своих союзников из аппарата правительства. Иногда, как это, например, было в случае с любимой премьерской идеей о снижении налога на добавленную стоимость, озвучить инициативу попросили общественные организации. О какой нормальной работе управленческого механизма может идти речь при таком раскладе!

Впрочем, о причинах неудач можно размышлять до бесконечности. Поражение всегда сирота, а у победы — сто отцов. Важно другое. При такой динамике выполненной окажется только та часть нацпроектов, что предусматривает прямые денежные выплаты врачам и учителям. Ну а о качественных структурных изменениях в сфере здравоохранения, образования и создания рынка доступного жилья речи идти просто не может. Для этого абсолютно ничего не готово. Говорить же о каких-то других свершениях, выходящих за рамки нынешних нацпроектов, и вовсе смешно. Хотя в теории более благоприятных для этого условий, чем сейчас, в России не было уже многие десятилетия.

Стабфонд раздора

Несколько лет тому назад Москву посетил тогда еще не поссорившийся с Кремлем президент Молдавии Владимир Воронин. Во время переговоров в широком кругу Путин вдруг изумил кишиневских гостей, рассказав анекдот про своего тогдашнего премьера Касьянова. “В кабинет премьер-министра заходит помощник:

— Михаил Михайлович, у вас в приемной толпа народа. Учителя, шахтеры, врачи — все хотят вас видеть.

— А в чем их проблема?

— Их проблема — в деньгах.

— Нет проблем, пусть заходят без денег!”

В эпоху 90-х годов, с их низкими ценами на нефть, подобный анекдот звучал бы суперактуально. Но сейчас все обстоит совсем по-другому.

“У меня слишком много денег. Не знаю, что делать. Помогите!” Если бы человек с таким плакатом вышел на улицы Москвы, его участь была бы незавидной. Несчастного либо быстро разорвали бы на куски желающие “помочь”, либо его увезли бы в Кащенко. Но из-за заоблачных цен на черное золото российская экономика сейчас страдает от переизбытка свободных средств. Управленцы многих крупнейших банков не находят себе места: деньги есть, а привлекательных инвестиционных проектов, в которые можно вложиться, — нет.

Похожая ситуация и в госструктурах. По итогам 2005 года несколько министерств совершили уж совсем странный шаг. Не сумев израсходовать всех выделенных им средств, они вернули их в государственный бюджет. Например, Минпромэнерго Виктора Христенко отдало обратно около 2 миллиардов рублей.

Причина такого странного поведения чиновников вовсе не в том, что они разучились “осваивать” казенные деньги. Чтобы “распилить”, а потом за это не пострадать, нужно приложить энное количество усилий по правильному оформлению бумаг и тому подобного. А госсредств сейчас столько, что до всего руки у хитрых аппаратчиков просто не доходят. У других вельмож — еще более сложная мотивация: зачем рисковать и залезать в бюджет, если можно провернуть более изящные комбинации?

Когда несколько лет тому назад в России создавали Стабилизационный фонд, считалось, что для страны будет большой удачей, если цены на нефть будут колебаться где-то около отметки в 40 долларов за баррель. Но уже сейчас за черное золото платят почти на 20 “зеленых” больше. Неудивительно, что Стабилизационный фонд Минфина распух и сегодня тянет аж на 50 миллиардов долларов. Россия не была бы Россией, если бы в ней не появилась куча желающих “освоить” подобное богатство. До сих пор шефу Минфина Кудрину удавалось без особого напряжения отбивать атаки на Стабфонд. Но на днях к желающим его распотрошить присоединился и сам премьер Фрадков. Через одного из своих ближайших экономических советников в аппарате правительства — Михаила Копейкина премьер выступил с инициативой. На средства Стабфонда предлагается покупать акции. В ответ Кудрин устроил вчера Копейкину, выволочку прямо на заседании правительства и не постеснялся вновь вступить в публичную перебранку с самим премьером.

Дьявол — в деталях

Сама по себе постановка вопроса о том, что деньги должны работать, а не лежать мертвым грузом, абсолютно справедлива. Но дьявол, как обычно, скрывается в деталях. Покупка акций коммерческих компаний — дело высокодоходное, но и высокорискованное. Несколько лет тому назад норвежский аналог Стабфонда — Фонд будущих поколений — вложился в компанию, которая тогда на Западе считалась чуть ли не самой надежной в России, — ЮКОС Ходорковского. “Неприятности” периодически случаются и с западными фирмами. Например, недавно акции “Дженерал моторс” существенно упали в цене. А акции “Форда” обесценились за 2005 год почти вдвое. Ясно, что у чиновников, которым поручат играть на рынке, в любом случае будет железное “алиби”. Мол, рынок есть рынок. Извините, форс-мажор!

С вложениями в акции российских естественных монополий — еще смешнее. Чиновничьему сословию в целом это крайне выгодно. В этой среде сейчас модно покупать на черный день, скажем, акции “Газпрома”. В случае активных действий со стороны государства цена этих бумаг наверняка поползет вверх. Можно только гадать о том, в какую именно инфляцию выльется массированное вкачивание денег в неготовую для этого экономику. Нечто подобное попытался осуществить шах Ирана в 60—70-х годах. Как уже писал “МК”, тогда нефтяные прибыли использовались для попытки одномоментного превращения Ирана в супердержаву. Кончилось все это гиперинфляцией, а затем — и исламской революцией.

Еще один аспект. Никто сегодня не может предсказать, сколько еще продержатся высокие цены на нефть. Учитывая хаос в Ираке и возможность войны в Иране, можно предположить, что в ближайшие год-два никакого падения не предвидится. Но что будет потом? Никаких высокотехнологичных отраслей промышленности в России, несмотря на избыток свободных средств, так и не появилось. Если мы сейчас распотрошим Стабилизационный фонд, то на что будет жить страна в новые “черные времена”, которые обязательно когда-нибудь наступят? Конечно, Фрадков и К° не предлагают одномоментно потратить все 50 миллиардов. Но в нынешних условиях любые непродуманные шаги в этой сфере крайне рискованны.

Не мешайте и не принимайте уж совсем идиотских решений — по сути, только этого экономически активная часть россиян ждет от правительства. Если и сейчас обитатели Белого дома удержатся от невзвешенных решений, то можно сказать, что Фрадков и К° полностью удовлетворяют этим чаяниям. Но правильно ли думать только на краткосрочную перспективу? Не кончится ли “сытость” времен Фрадкова так же, как и “процветание” эры Брежнева?



Партнеры