Время взрыва изменить нельзя

Террорист подкладывал бомбы только 25-го числа

9 марта 2006 в 00:00, просмотров: 351

Был скучный зимний день, из тех, которые тянутся бесконечно долго. В отдел экспедиции центрального отделения “Банка Москвы”, что на Рождественке, с мороза ввалился молоденький курьер. Плюхнул бандероль на пол, черкнул ручкой в книге учета и умчался прочь. Парень не знал, что доставленный им груз менее чем через час взорвет банковский мир столицы — в прямом и переносном смысле…

Сотрудники УФСБ по Москве и Московской области совместно с сыщиками МУРа раскрыли уникальную в своем роде серию терактов. Террорист-одиночка выбрал в качестве мишени один-единственный банк. Он надеялся взрывами выбить из толстосумов кругленькую сумму. Подобные способы шантажа доселе случались разве что в Америке. Теперь опасная мода добралась и до нас. Эксклюзивные подробности расследования стали известны “МК”.


“В той бандероли не было ничего необычного, — вспоминали впоследствии сотрудники банка. — Хотя… знаете, реквизиты отправителя отсутствовали. Наверное, сразу стоило насторожиться”.

Не насторожились. И вскрыли коробку. Оказалось, что бандероль сделана по принципу “матрешки”: под одной коробкой — другая, картонная, тоже без опознавательных надписей. Экспедиторы вскрыли и ее. На часах было 13.15.

“Открыв вторую коробку, сотрудники банка невольно привели в действие таймер взрывного устройства, — пояснили оперативники. — Он заводился с помощью обычной нити-замыкателя, приклеенной к картону с внутренней стороны”.

Но это стало ясно уже потом. А пока оторопевшие служащие разглядывали клочок бумаги, на котором было нацарапано: “У вас 45 минут на эвакуацию”.

Естественно, работники экспедиции встревожились. Вызвали овчарку, которую держит в банке охрана. Однако пес, обнюхав коробку, повел себя спокойно. И все же секьюрити решили не рисковать — отнесли коробку во внутренний дворик, положили возле мусорного контейнера и прикрыли деревянным щитом.

Интуиция не подвела охранников. В коробке была бомба. Не слишком мощная, граммов 100 в тротиловом эквиваленте, но очень коварная. Начинку преступник упаковал в полиэтилен, чтобы пес ничего не унюхал. Да и сам принцип срабатывания таймера при вскрытии коробки — редкость, такие бомбы террористы используют нечасто.

Устройство сработало точно по расписанию — в 14.00. Работники банка и оперативники наблюдали за развязкой драмы из укрытия.

“Новый теракт?” — всполошились москвичи. Но уж больно направленным был этот взрыв. Кроме того, сотрудники спецслужб сразу же вспомнили, что ровно за месяц до этого, 25 декабря, возле офиса киевского отделения банка, в Дорогомиловском районе, тоже прогремел взрыв — маломощную бомбу спрятали в урне. Стало ясно: кто-то точит зуб именно на этот банк. Впрочем, сами клерки уже давно знали о грозящей опасности. Знали, но почему-то не спешили предать дело огласке.

* * *


“Я буду устраивать взрывы 25-го числа каждого месяца”, — пообещал подрывник. Первое угрожающее письмо он прислал по электронной почте еще осенью 2004 года. Сначала террорист требовал 13 миллионов рублей. После взрыва на улице Раевского, возле киевского отделения банка, он увеличил сумму “отступного” до 20 миллионов. Но лишь когда рвануло на Рождественке, банковские служащие осознали: шантажист и не думал шутить. И следующий взрыв скорее всего не заставит себя долго ждать — рванет строго по календарю, 25 февраля. А может, случится и кое-что похуже. Помимо терактов преступник угрожал совершить нападения на членов семей руководства банка...

Поначалу казалось, что выйти на шантажиста не составит особого труда. Письмо, посланное по электронной почте, — для киберищейки грех не взять такой след. Но подрывник оказался настоящим виртуозом. На связь этот тип каждый раз выходил через новых провайдеров: из США, Швейцарии, Египта, Китая. Во все эти страны наши спецслужбы рассылали запросы. В Калифорнии ФБР однажды подняло с постели ничего не подозревавшего бизнесмена, техническими новинками которого воспользовался наш шантажист. Бедный американец долго не мог понять, почему к нему в дом ворвалась спецслужба. А наглец, сидя за компьютером где-нибудь в Волчехвостске, наверное, тихо посмеивался над потугами чекистов и продолжал слать письма с угрозами.

Однако следователи и компьютерщики применили уникальную в своем роде методику расследования (ее до сих пор держат в строжайшей тайне). Наконец удалось “засечь” регион, откуда стращал банкиров террорист, — Кавказские Минеральные Воды. Затем круг поисков вновь сузился — кольцо сжималось вокруг Кисловодска…

Все это время с шантажистом велась активная интернет-переписка через сайт банка. “Нужно было, чтобы он поверил: мы готовы к диалогу, готовы платить”, — объясняют свою тактику сотрудники ФСБ. На специально открытый счет террориста банком был переведен первый взнос — 100 тысяч рублей. Кстати, хитрец сам поставил условие: деньги должны быть только виртуальными. Никакой налички.

Вскоре у чекистов уже был готов психологический портрет преступника. Мужчина 30 лет, интеллектуально развит, великолепно разбирается в компьютерных технологиях, вероятно, работает в этой сфере. Список подозреваемых состоял из пары десятков фамилий. Но особенно сыскарей заинтересовал 30-летний Руслан Макаров — программист с высшим образованием, владелец интернет-кафе.


* * *

“Спокойный, уравновешенный семьянин. Очень домашний. В дочке души не чает” — с такой характеристикой хоть в “Единую Россию” вступай. И родные, и близкие, и даже сами опера долго не могли поверить, что тихий программист поставил “в ружье” столичные спецслужбы.

Следователи называют Руслана компьютерным гением. Выпускник МГУ, он несколько лет прожил в США, где сначала учился, а потом отрабатывал два положенных года. Бывшие работодатели очень лестно отзываются о российском программисте. А созданная им база по отслеживанию перемещения железнодорожных грузов используется и сегодня. Американцы недоумевают, почему Макаров вернулся домой: ведь он не просто хорошо зарабатывал, а даже смог сколотить небольшой капитал. А ему просто стало скучно. “Я не видел перспектив роста”, — говорит Макаров.

Вернувшись в Кисловодск, Руслан решил открыть свое дело. Купил здание под интернет-кафе. На его обустройство ушли почти все заработанное деньги. А когда предприятие заработало, парню снова стало скучно. Шел 2004 год.

Примерно в это время Макаров нашел в Интернете рецепты изготовления взрывчатки из подручных средств, которые можно было купить в соседней аптеке. Первую бомбу Руслан смастерил, что называется, на спор. Потом вошел в раж, начал изготавливать более сложные устройства, учился рассчитывать мощность взрыва. Даже катал бикфордовы шнуры из спичек. Свои эксперименты бомбист снимал на камеру. Эту пленку нашли при обыске — так же, как и образцы взрывчатки. Родным Макаров говорил, что увлекся пиротехникой, и периодически устраивал фейерверки, чтобы избежать подозрений и лишних вопросов.

А потом интеллигентный компьютерщик решил применить полученные знания на практике.


* * *

Почему Макаров для своих взрывоопасных игр выбрал именно этот банк? Если верить самому террористу — исключительно по названию: созвучно городу, что само по себе символично. Ведь с самого начала Руслан решил для себя: взрывать буду только в Москве. Там много денег. Там можно заработать. Первоначальную сумму — 13 миллионов рублей — подрывник тоже выбрал не случайно. Чертова дюжина — его любимое число.

На время подготовки терактов Макаров останавливался у друга, с которым вместе учился в МГУ и работал в Америке. На квартире приятеля Руслан устроил склад взрывчатки. Ее хватило бы на то, чтобы вдрызг разнести целый этаж! Тем более что использовал Макаров нитрогликоль, способный взорваться даже от случайного взбалтывания. А “упаковкой” служили самопальные ракеты.

Первый взрыв на улице Раевского Макаров осуществил сам. Во второй раз решил сменить тактику — действовать через курьерскую службу, которую нашел по объявлению. И снова все прошло как по маслу. Кроме одного — банк отказывался платить заветные 20 миллионов. И шантажист начал готовить третий взрыв.

“Засечь Макарова было практически невозможно, — рассказывают оперативники. — Ведь он выходил на связь с помощью мобильника и портативного переносного компьютера. Никогда не посылал сообщения из одного места. Мог начать разговор из бани, из здания администрации города или из собственной машины, выехав за город”.

Время шло, а террорист оставался неуловим. До 25 февраля — следующей даты взрыва — оставалась неделя. Потом шесть дней… Пять… Банкиры уже готовились к худшему.

И все-таки хитроумного компьютерщика “запеленговали”. Случилось это во время очередного сеанса связи Руслана с банком. Макарова буквально вынесли из салона машины вместе с креслом и компьютером в момент передачи очередного письма. Программисты предупредили оперативников: наверняка у преступника на клавиатуре есть аварийная кнопка, чтобы в момент задержания стереть всю информацию и лишить следствие улик. Примерно как в фильме “Гений”, где герой Александра Абдулова морочил голову сыщикам. Впоследствии так оно и вышло. Правда, уничтожить файлы Макаров все же не сумел.

22 февраля Руслан был взят под стражу. Вскоре он признался в подготовке обоих взрывов в банке, а заодно рассказал, как планировал провести следующую акцию устрашения. На сей раз террорист решил использовать для теракта подержанный “Линкольн”, купленный по случаю. Заминированную автомашину нашли там, где показал Макаров, — во дворе знаменитого “брежневского” дома 26 по Кутузовскому проспекту.

“Самое интересное, что Руслан чем-то похож на знаменитого Юрия Деточкина. Только более жестокого и расчетливого, — считают опера. — Вы не поверите, но все деньги, которые заплатит банк, он собирался передать детским и лечебным учреждениям Кисловодска”. Об этической стороне дела Руслан как-то не задумывался. При этом заработанных в Америке денег у Макарова почти не осталось. У него на счету было чуть больше 20 долларов. Что ж терроризм — дорогое удовольствие.

По решению суда Руслан Макаров отправлен на принудительное лечение в психиатрическую клинику. В детстве он получил травму головы “при столкновении с троллейбусом”, что, по мнению врачей и адвокатов, не могло не сказаться на психике компьютерного гения. Через 10 месяцев, когда закончится курс лечения, станет ясно, сможет ли Макаров отвечать перед законом за свои выходки. Говорят, что в больнице он больше всего скучает по… компьютерам.



Партнеры