Между раем и гадом

Крысы доказали, что страх попасть в заложники передается по наследству

11 марта 2006 в 00:00, просмотров: 448

Две анаконды гипнотизируют меня взглядом. Наверняка решили, что я — жертва очередного эксперимента и предназначена им на съедение. Фигушки вам, подавитесь! Но свою порцию адреналина, как и задумано, я все же получаю.

В Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН в эти дни проводится уникальный эксперимент. С помощью двух змей и нескольких крыс ученые намерены выяснить, что происходит с заложниками, оказавшимися в плену у террористов. Тема — мрачная, но, увы, жизненно необходимая. И нейрофизиологи уже сделали несколько любопытных открытий.


— Мы сначала искусственным путем создавали стресс крысам, — поясняет директор Института Павел Балабан. — Били их током, например. Но потом поняли, что натуральный стресс отличается от лабораторного. А нам нужно было, чтобы животное находилось в смертельной опасности — в такой, в какой оказываются заложники. Вот и решили использовать уникальную методику исследования, которую разработали вместе с Санкт-Петербургским институтом экспериментальной медицины. И первым делом завели... анаконд. Взяли их еще детенышами в Московском зоопарке.

Обе анаконды живут в комнате на третьем этаже института. Это место многие сотрудники стараются обходить стороной. А после недавнего случая вообще избегают на этаж подниматься.

— Представляете, анаконды сбежали из-под замка, — рассказывает Балабан. — Сначала вылезли из огороженного отсека, потом прямо под дверью в зацементированном полу “прорыли” огромную дыру и выползли в коридор. Еле поймали их.

Сам же эксперимент выглядит зловеще. В клетку “заселяют” несколько крыс. С двумя-тремя змеи быстро расправляются, а остальные на все это смотрят, в ужасе забившись в угол. При этом, по мнению ученых, грызуны получают примерно такой же стресс, как и заложники.

— И все-таки с научной точки зрения правильно это назвать дистрессом, — поясняет Балабан. — Стресс сам по себе — полезная вещь. Он дает вкус и радость жизни, подъем жизненных сил, активизирует иммунную систему. С ним люди сталкиваются регулярно, когда, например, получают нагоняй от начальства. Но если стресс слишком сильный, он переходит уже в дистресс, крайне вредный для организма.

“Пытка” анакондами длится минут 20. Потом выживших уносят в лабораторию, подключают к их головному мозгу электроды, наблюдают за реакцией. Специалисты института уже доказали, что у тех, кто подвергся дистрессу, полностью меняется психика. Они становятся замкнутыми и отчужденными.

— Даже через неделю после встречи с анакондами мы регистрировали у крыс особое состояние, сочетающее в себе агрессивность, тревожность и депрессивность, — добавляет старший научный сотрудник НИИ Наталья Хоничева. — Но каково же было наше изумление, когда выяснилось, что у этих крыс происходят изменения в самых глубинах мозга, в гиппокампе, который отвечает за долговременную память. То есть дистресс может отложить отпечаток на всю оставшуюся жизнь. И даже передаваться по наследству! Пережившие встречу с анакондами самки редко приносили потомство. А если мы подсаживали к змеям уже беременных, детеныши у них рождались с ярко выраженными невротическими отклонениями.

Интересно, что дистресс, по сути, остается в крови. Уровень половых гормонов у крыс либо резко падает, либо резко повышается. Но есть и такие, у которых он повышается лишь слегка. Об этих удивительных экземплярах разговор особый. Именно они умеют быстро приходить в себя после кризисной ситуации и выживать без всяких последствий. А значит, есть такие мужественные создания и среди людей.

Благодаря испытаниям ученые надеются найти и лекарство от ужаса. Людям, перенесшим дистресс, сейчас предлагают только успокаивающие или затормаживающие психику средства. Ученые очень внимательно изучают крыс, которым удалось прийти в себя после потрясения. Возможно, разгадка кроется в особенностях строения их нервной системы. Одновременно хвостатым мученицам электричеством стимулируют ту или иную зону головного мозга, дают различные химические вещества, чтобы проверить, помогает ли это избавиться от дистресса.




Партнеры